Чубайс предложил ввести «углеродный налог»: что это и зачем нужно?

Чубайс предложил ввести

Анатолий Чубайс настаивает на скорейшем введении углеродного налога Анна Майорова © URA.RU

В России необходимо как можно скорее ввести плату за углеродные выбросы. Об этом заявил спецпредставитель президента РФ Анатолий Чубайс на правительственном совещании под руководством первого вице-премьера Андрея Белоусова. По его словам, новый налог — единственный способ нейтрализовать негативные эффекты от планируемого в ЕС «углеродного налога».

«Из всего круга вопросов, которые мы обсуждали, есть самый мучительный, самый тяжелый — это плата за углерод: квоты, налог и т. д. Звучит логика: давайте мы проведем сахалинский эксперимент, посмотрим его результаты (там квоты, как известно) и на выходе будем решать, что делать дальше.

Это здравая логика. Но понимаете, нам нужно соотносить эту логику с факторами, на которые мы не можем повлиять. Один из них — это трансграничный углеродный налог», — передает слова Чубайса РБК.

Для тестирования системы торговли квотами на выбросы в качестве пилотного региона выбрана Сахалинская область.

Спецпредставитель президента напомнил, что Европарламент предложил перенести начало взимания углеродного налога с 2026 года на 2025-й и убрать льготы для европейских производителей по предоставлению бесплатных квот на выбросы к концу 2028 года вместо 2035-го.

Чубайс считает, что льготы в итоге отменят в 2030 году, но все равно раньше, чем изначально планировала Еврокомиссия. По словам политика, необходимо выйти на «принципиальное решение» в 2022 году и реализовать его в 2023-м.

Государственный бюджет на 2024—2027 годы должен быть сформирован с учетом налога.

Ранее сообщалось о введение в ЕС нового углеродного налога. Его будут платить поставщики российских товаров с большим углеродным следом. Сообщалось, что пошлина обойдется российским поставщикам железа, стали и алюминия в 1,1 млрд евро в год.

Чубайс заявил, что правительство РФ допустило грубую ошибку, не введя «углеродный налог». В результате российский бизнес будет оплачивать экспортными пошлинами ущерб климату европейских стран. «Власть проявила беспомощность», — заявил Чубайс.

Всемирный банк предрек с введением налога снижение благосостояния России на 9,2% к 2050 году относительно базового сценария, а ее ВВП — на 4,6%.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Чубайс призвал принять жесткий закон о регулировании выбросов CO₂ — РБК

Россия активизировала разработку соответствующего законодательства после того, как присоединилась к Парижскому климатическому соглашению осенью прошлого года, а также после решения ЕС ввести трансграничный налог для товаров с высоким углеродным следом. Российский экспорт — самый углеродоемкий среди всех мировых экономик, но пока Россия — единственная страна из G20, которая не планирует вводить углеродный налог, напомнил Макаров.

В отсутствие углеродного регулирования в России местным экспортерам придется платить трансграничный налог ЕС. Это может стоить им от €6 млрд до €50,6 млрд до 2030 года и ударит по конкурентоспособности российских товаров, предупредили эксперты KPMG. Прежде всего могут пострадать экспорт нефти и удобрений, отметил Хрущев.

Почему крупный бизнес против платы

Пока российские нормативные документы о регулировании выбросов CO₂ носят скорее рамочный характер. Климатическая стратегия предполагает даже рост выбросов парниковых газов к 2050 году относительно уровня 2017-го. Проект закона о выбросах не содержит экономических механизмов регулирования: сборов за превышение уровня выбросов, квотирования или углеродных налогов.

Против жестких мер выступают крупные компании, чьи интересы представляет Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП). Введение углеродного налога приведет к дополнительной нагрузке на бизнес, объяснил в июне глава РСПП Александр Шохин. Союз по-прежнему выступает против жесткого варианта законопроекта, сообщил РБК источник, знакомый с позицией организации.

Национальный налог на углерод приведет к более серьезному ущербу для экономики, нежели трансграничный налог ЕС, заявил ранее РБК замдиректора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв.

По его подсчетам, европейский налог на реально экспортируемый объем парниковых газов из России (141 млн т эквивалента CO₂) составит 275 млрд руб. в год (€3,1 млрд по курсу на 3 сентября) с учетом текущих цен ЕС на парниковые выбросы.

А российский углеродный налог взимался бы со всего объема производства компаний (621 млн т эквивалента CO₂), которые в ЕС экспортируют только часть товаров. В этом случае налог был бы вчетверо выше — 1 трлн руб. в год, подсчитал эксперт.

«Деловая Россия», куда входят компании среднего и малого бизнеса, а также крупные несырьевые компании, поддерживает принятие закона о регулировании выбросов в более жестком варианте, сообщили ее представители в ходе круглого стола. Малый и средний бизнес может стать активной частью новой низкоуглеродной экономики, объяснил Эдельгериев.

Эти компании могут реализовывать климатические проекты, например направленные на сокращение и улавливание парниковых газов, а затем продавать крупному бизнесу, в том числе топливно-энергетическим компаниям, углеродные единицы (одна углеродная единица приравнивается к одной тонне углекислого газа, выброс которой удалось сократить благодаря климатическому проекту), объяснил он. «Мы не враги нашей промышленности», — отмел советник президента. ТЭКу, наоборот, чиновники хотят «подставить плечо» для более плавного перехода к низкоуглеродному развитию. Россия может остаться энергетической державой, но под новым брендом и с новыми технологиями, заключил Эдельгериев.

Чубайс не тонет — он обещает россиянам «новую жизнь» с налогом на воздух

 Свободная прессаСвободная пресса

На правительственном совещании под руководством первого вице-премьера Андрея Белоусова, где обсуждался подготовленный Минэкономразвития проект плана реализации национальной Стратегии социально-экономического развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов, главный специалист по приватизации отметил, что вопрос платы за углерод – «самый тяжелый».

«Звучит логика: давайте мы проведем сахалинский эксперимент, посмотрим его результаты (там квоты, как известно) и на выходе будем решать, что делать дальше. Это здравая логика. Но понимаете, нам нужно соотносить эту логику с факторами, на которые мы не можем повлиять. Один из них – это трансграничный углеродный налог», – цитирует чиновника РБК.

Сахалинская область является пилотным регионом для опробования системы торговли квотами на выбросы.

Чубайс напомнил, что Европарламент предложил перенести начало взимания углеродного налога с 2026 года на 2025-й, а также убрать льготы для европейских производителей по предоставлению бесплатных квот на выбросы к концу 2028 года вместо 2035-го. По его мнению, льготы отменят в 2030 году, однако все равно раньше, чем изначально планировала Еврокомиссия.

По его словам, сейчас цена на бирже в Европе $100 за тонну углекислого газа, при этом 50% квот бесплатны, то есть эффективная ставка – $50 за тонну.

«К 2030 году она будет $100, если не считать динамики. Если вы сейчас положите $100 [в расчет потенциальной цены углерода для российской экономики], это будет совсем другая жизнь», – подсчитал он.

Как заявил спецпредставитель президента, желание сперва разобраться с сахалинским экспериментом, а потом решать, что делать дальше, может привести к «серьезному объему платежа в бюджет Евросоюза».

Избежать этого, по его мнению, можно, только выйдя на «принципиальное решение» в 2022 году и его реализацию в 2023-м.

Анатолий Чубайс считает, что госбюджет на 2024–2027 годы должен быть сформирован с учетом нового налога.

– Его поддерживают компании, которые планируют получать субсидии на проекты в области возобновляемой энергетики либо какие-то другие формы государственной помощи.

Это, в частности, компания Fortum, дочка финской Fortum Corporation, которая занимается в России в том числе проектами ВИЭ при субсидиях государства, это «Роснано», «Ренова», они будут оборудование для ВИЭ производить. Им это выгодно.

Есть чиновники, которым все равно какие потоки администрировать – от нефти, от газа, от углеродного налога или еще чего-нибудь.

«СП»: – А интерес собственно Чубайса в чем?

– Он хочет сесть на администрирование этих потоков, связанных с углеродными выбросами, международными сертификатами. Система пока в стадии становления, никто не знает, как она будет работать. Почему бы Чубайсу этим не заняться?

Несколько месяцев назад его даже прочили в потенциальные руководители новой госкорпорации, у которой даже было предварительное название «Роскарбо». Планировалось, что через нее стали бы выдаваться часть бесплатных сертификатов, а остальные надо было бы покупать, была бы биржа таких сертификатов. Так почему бы Чубайсу было не сесть на эту должность?

Другое дело, что пошли слухи, потом пришла информация, что «Роснано» находится на грани банкротства и пока проблемы решили не полностью. С учетом банкротства «Роснано» назначать Чубайса было бы странно. Хотя может и получится.

Так что идея Чубайса понятна, думаю, идея углеродного налога будет продвигаться, в том или ином варианте он будет введен. Может не сейчас, а чуть позже.

Сначала на уровне пилотных регионов типа Сахалина, потом остальные будут подтягиваться.

Губернаторам регионов тоже хорошо. Они скажут «дайте государственных денег на эти проекты, и мы сделаем». Если уж делать, то в Крыму, чтобы получит идеологические дивиденды: Украина не смогла сделать Крым «зеленым», а Россия смогла. Пока решили иначе.

Везде, где Чубайс чувствует возможность «сесть» на деньги, старается быть ближе к этому процессу.

«СП»: – И кто в конечном итоге заплатит за его «новаторские идеи»?

– Продукция российских производителей, естественно, станет дороже. Под идеологию, что спасаем планету. Где-то будут государственные субсидии, но они ведь то же не из воздуха берутся.

Чубайс говорит, что зато можно будет не платить углеродный налог при пересечении российскими товарами границ с Европейским союзом.

Но это вопрос того, как с ЕС договориться, он может отказаться договариваться в таком ключе как нужно нам.

Пока Чубайс не привез после переговоров с ЕС документ, где написано, что Евросоюз готов признавать поглощающие способности наших лесов или нашу атомную и гидроэнергетику.

Евросоюз всегда может сказать, что мы неправильно собираем этот налог или его «пилят», или подделывают документы. С частью критики можно будет согласиться, часть – надуманная история.

Читайте также:  Бизнес идеи 2021 для дачного и садового участка

«СП»: – Я правильно понимаю, что мы фактически можем заплатить дважды?

– Если Европа скажет, что ее это не устроит, то мы заплатим дважды. Был бы успех, если бы эти люди не просто рассуждали о введении налога в России, а привезли из Европы конкретную договоренность, где России, например, гарантируется отсутствие сборов с наших компаний. Я пока признаков этого не вижу.

Вообще это механизм трансграничного углеродного регулирования. По идее его должны платить европейские импортеры, но они же не будут дураками и переложат это на торговых партнёров из России, поэтому фактически это будет налог на российские компании.

– На мой взгляд, неподдельная забота Анатолия Чубайса о наполнении государственного бюджета нашей страны и улучшении экологической ситуации может быть связана только с одной причиной: за ним могут стоять круги, которым может быть выгодно введение углеродного налога, и Анатолий Чубайс может выступать ретранслятором их интересов, — отметил независимый экономист Леонид Хазанов. – Ни один человек в мире просто так ничего не говорит и не делает, Анатолий Чубайс и подавно.

«СП»: – Что в случае реализации идеи скажет Европа?

– Европа скажет «спасибо» и похлопает в ладоши, поскольку, вводя углеродный налог, Россия может подорвать конкурентоспособность собственной индустрии и помочь упрочить позиции иностранных компаний на своем рынке.

«СП»: – То есть оплачивать «праздник» будем мы? Причем дважды.

– Не удивлюсь, если придется заплатить трижды. Власти же Европейского Союза могут попросту не принять во внимание наш углеродный налог и заставить отечественных экспортеров платить свой собственный. Никакого же зачета российского углеродного налога при взимании европейского, насколько я знаю, не будет предусматриваться. Значит, на практике может получиться двойное налогообложение.

Как следствие, налоговая нагрузка на промышленные предприятия возрастет и может вызвать у них снижение рентабельности и сокращение объемов выпуска продукции, приведя по цепочке к уменьшению налоговых отчислений в бюджеты различных уровней – налоговое давление на них и без того сильное, углеродный же налог может банально убить ряд из них.

Они в свою очередь будут стремится включать углеродный налог в себестоимость и тем самым поднимать цены на продукцию, чтобы остаться на плаву. В результате за все могут заплатить одновременно: производители, потребители и бюджетная система России – они все могут понести ощутимые потери.

«Самый мучительный вопрос». Сколько заплатит РФ за углеродные выбросы — Газета.Ru

Введение платы за углеродные выбросы — единственный способ нейтрализовать негативные эффекты от планируемого в ЕС «углеродного налога». Об этом заявил спецпредставитель президента по связям с международными организациями по вопросам устойчивого развития Анатолий Чубайс. По его мнению, ее нужно вводить как можно скорее, передает РБК.

«Самый мучительный, самый тяжелый вопрос — это плата за углерод: квоты, налог и т.д. Звучит логика: давайте мы проведем сахалинский эксперимент, посмотрим его результаты и на выходе будем решать, что делать дальше.

Это здравая логика. Но понимаете, нам нужно соотносить эту логику с факторами, на которые мы не можем повлиять.

Один из них — это трансграничный углеродный налог», — сказал Чубайс на совещании под руководством первого вице-премьера Андрея Белоусова.

Углеродный налог..

Чубайс напомнил, что Европарламент недавно предложил перенести начало взимания углеродного налога с 2026 года на 2025-й и убрать льготы для европейских производителей по предоставлению бесплатных квот на выбросы к концу 2028 года вместо 2035-го. Он считает, что льготы в итоге отменят в 2030 году, но все равно раньше, чем изначально планировала Еврокомиссия.

«Что это означает? У европейцев сейчас цена на бирже — $100 за тонну углекислого газа. 50% квот бесплатны, то есть эффективная ставка — $50 за тонну. К 2030 году она будет $100, если не считать динамики.

Если вы сейчас положите $100 в расчет потенциальной цены углерода для российской экономики, это будет совсем другая жизнь», — пояснил Чубайс.

«То, что мы не уплатим в наш бюджет, мы уплатим в бюджет Евросоюза. Логика, что сначала давайте разберемся с сахалинским экспериментом, а потом будем решать, что делать, приведет к серьезному объему платежа в бюджет ЕС», — предупредил спецпредставитель президента.

Избежать этого, по его словам, можно только одним способом: выйти на «принципиальное решение» в 2022 году и реализовать его в 2023-м. Он добавил, что федеральный бюджет на 2024–2027 годы должен быть сформирован с учетом этого решения «со всеми вытекающими последствиями».

По оценкам Чубайса, если взять совсем небольшую цену за углерод для России в $10 за тонну, то «при нашем объеме выбросов это 1,5 трлн руб.».

«Давайте возьмем $1 — это 150 млрд руб.», — привел он соответствующие подсчеты, отметив, что «это серьезные вещи, это реальность, с которой придется считаться». Столько условно заплатит российский бизнес за право на вредные выбросы в рамках движения к декарбонизации, указал спецпредставитель президента.

В свою очередь, министр экономического развития Максим Решетников заявил, что Россия больше не воспринимает планируемый углеродный налог ЕС как фактор «торговой войны». По его словам, углеродный налог расценивается как вынужденный дополнительный повод ускорить российскую программу сокращения углеродного следа, чтобы сохранить конкурентоспособность российских товаров на рынках ЕС.

Текущая стоимость квот на выбросы парниковых газов в европейской системе EU ETS составляет €91 ($104) за тонну углекислого газа.

При введении платы за углерод средства перераспределяются от углеродоемкого бизнеса к государству или более эффективным с точки зрения выбросов компаниям.

Так, в рамках Европейской системы торговли квотами компании, которым нужно приобрести разрешение на вредные выбросы, покупают квоты на государственных аукционах или у других компаний. В случае налога на углерод правительство устанавливает налоговую ставку из расчета за тонну углекислого газа.

Сахалинская область выбрана пилотным субъектом РФ для опробования системы торговли квотами на выбросы. На совещании, состоявшемся 11 февраля, обсуждался подготовленный Минэкономразвития проект плана реализации национальной Стратегии социально-экономического развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов.

«Опыт пандемии делает меры, направленные на низкоуглеродное развитие, еще более актуальными.

В 2020 году около 200 организаций обратились к лидерам G20 и их главным медицинским консультантам с просьбой обеспечить «зеленое» восстановление экономики после кризиса.

Изменения, которые коснутся всех сфер жизни, должны отвечать долгосрочным стратегическим целям страны, положительно влиять как на экономику городов, так и на здоровье людей», — отмечают, в свою очередь, в российском отделении Greenpeace.

Чубайс ранее называл энергетический переход, который сейчас наблюдается на Земле, информационной революцией, которая произошла в XX веке. «Я думаю, что лет через 20 страна, которая отвергнет этот вызов, выглядеть будет примерно так, как сейчас выглядела бы страна без интернета», — сказал он.

Плохой считают экологическую ситуацию в мире 46% россиян, 57% полагают, что она ухудшается, следует из опроса Фонда «Общественное мнение».

Самыми острыми проблемами люди считают загрязнение водоемов, воздуха, вырубку лесов, рост количества мусора и ситуацию с его переработкой.

Только 9% россиян полагают, что сейчас не происходит опасных для человечества изменений климата. 41% думают, что они происходят и их можно остановить, 34% — что остановить их уже невозможно.

49% респондентов считают, что из-за климатических изменений условия жизни на нашей планете серьезно ухудшатся уже в этом столетии, 31% полагают, что если это произойдет, то позже.

В целом же испытывают «экологическую тревожность» 37% участников опроса, 44% замечают ее вокруг.

Чубайс предсказал «совсем другую жизнь» из-за платы за углеродные выбросы

Спецпредставитель президента по связям с международными организациями по вопросам устойчивого развития Анатолий Чубайс заявил, что введение в России платы за углеродные выбросы как можно скорее – это единственный способ нейтрализовать негативные эффекты «углеродного налога», который планирует ввести ЕС, сообщил РБК. После введения платы за углеродные выбросы Чубайс предрек России «совсем другую жизнь».

Такое заявление он сделал 11 февраля на совещании в правительстве под руководством первого вице-премьера Андрея Белоусова, на котором обсуждался проект плана реализации национальной стратегии социально экономического развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов. В его рамках предложили провести в Сахалинской области пилотирование системы торговли квотами на выбросы.

Чубайс отметил, что плата за выбросы углерода – самый тяжелый и «мучительный» вопрос. По его словам, звучат предложения, что нужно сначала провести пилотный проект на Сахалине и по его результатам принимать дальнейшие решения, однако, по мнению Чубайса, это нужно соотносить с факторами, на которые российские власти повлиять не могут, например трансграничный углеродный налог.

Чубайс напомнил, что Европарламент предложил перенести начало взимания налога с 2026 на 2025 г. и убрать льготы для европейских производителей по предоставлению бесплатных квот на выбросы к концу 2028 г. вместо 2035 г. По мнению спецпредставителя президента, льготы отменят в 2030 г.

«Что это означает? У них [европейцев] сейчас цена на бирже — $100 за тонну углекислого газа. 50% квот бесплатны, то есть эффективная ставка — $50 за тонну. К 2030 году она будет $100, если не считать динамики.

Если вы сейчас положите $100 [в расчет потенциальной цены углерода для российской экономики], это будет совсем другая жизнь», — отметил Чубайс.

Сейчас квота на выброс парниковых газов в системе EU ETS составляет 91 евро, или $104 за тонну углекислого газа.

Чубайс заявил, что предложение сначала провести эксперимент на Сахалине, а затем принимать решение, приведет к большим платежам в бюджет ЕС.

«То, что мы не уплатим в наш бюджет, мы уплатим в бюджет Евросоюза», — подчеркнул он. По его мнению, избежать этого можно только выйдя на «принципиальное решение» в 2022 г. и его реализацию в 2023 г.

Федеральный бюджет на 2024-2027 гг. должен быть сформирован с учетом такого решения.

По подсчетам Чубайса, даже при цене за углерод для России в $10 за 1 т при российском объеме выбросов сумма составит 1,5 трлн руб., при цене в $1 – 150 млрд руб. Столько российский бизнес может заплатить за вредные выбросы в рамках движения к декарбонизации.

Читайте также:  Самоуправство - наказание, признаки и состав преступления

Евросоюз планирует ввести углеродный налог для сокращения выбросов парниковых газов к 2030 г. не менее чем на 55% по сравнению с уровнем 1990 г. Налогом планируется обложить поставки в ЕС цемента, электроэнергии, удобрений, железа и стали, алюминия. В дальнейшем налог может распространиться на другие товары, например нефтепродукты.

Чубайс предложил не отдавать ЕС деньги за российский парниковый газ — МК

Углеродный налог, которым в ближайшее время Евросоюз собирается обложить внешних поставщиков товаров, включая Россию, должен оставаться внутри нашей страны.

По словам спецпредставителя президента по связям с международными организациями по вопросам устойчивого развития Анатолия Чубайса, это единственный способ нейтрализовать негативные эффекты от разработанного в ЕС нового фискального требования, способного существенно ограничить конкурентное преимущество, которым до последнего момента пользовались развивающиеся государства за счет наличия дешевых углеводородов.

Чубайс уверен, что углеродный налог, введением которого уже давно Брюссель пугает экспортеров, обязательно приведет к серьезному росту объема платежей российских поставщиков в бюджет Евросоюза.

По его оценке, при отечественном уровне выброса парниковых газов и наиболее демократичной цене топлива в $10 за тонну, общие сборы за право российского бизнеса на вредные эмиссии могут дойти до 1,5 трлн рублей. «Это реальность, с которой придется считаться», — полагает Анатолий Чубайс.

Поэтому окажется гораздо разумней, если эти средства будет получать национальная казна, а не европейские фискальные ведомства.

Как объясняет эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков, смысл углеродного налога заключается в следующем.

Европейское сообщество уже который год утверждает, что входящие в состав ЕС компании более интенсивно борются с последствиями сжигания топлива на основе углерода — газа, нефти, угля и других ископаемых, нежели внешние экспортеры.

Соответственно, инвестиции первых в снижение парниковых газов значительно выше вложений вторых, что является несправедливым, поскольку выбросы «не членов» ЕС зачастую превышают аналогичные эмиссии европейцев.

В результате было разработано пограничное регулирование, так называемый углеродный налог, который должен заработать в 2023-2024 годы.

В теории, подобные сборы должны заставить недобросовестных экспортеров снижать выбросы на территории национальных производств.

Тем, кто продолжает манкировать экологическими приоритетами, при поставках своей продукции в ЕС придется платить по новой фискальной системе.

В настоящее время налог касается достаточно узкой группы экспортных товаров — химии, металлургии, строительных материалов, электроэнергии, поэтому пока сумма предполагаемых сборов относительно небольшая.

Между тем с каждым годом перечень подлежащих фискальным взиманием товаров будет расширяться и размер налога будет повышаться. «Постепенно все будет переворачиваться с ног на голову.

Принцип Европы направлен на лишение развивающихся стран конкурентного преимущества, которым раньше считалось присутствие дешевых углеводородов.

В то же время, по Глобальному климатическому соглашению, страны, в том числе Россия, вправе ввести внутренний углеродный налог, который позволит отечественному производителю при осуществлении поставок в ЕС отчитаться об уже погашенной фискальной нагрузке. В этом случае, деньги будут оставаться в России и могут быть направлены на внутренние экологические проекты», — полагает Юшков.

План реализации Стратегии социально-экономического развития с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года у нашей страны уже существует. Его проект предполагает широкий спектр мер по снижению вредных выбросов.

В том числе, есть идея выпуска «зеленых» сертификатов: их будут получать компании, реализующие лесные климатические проекты с правом последующей продажи компаниям, которые собираются уделять экологическим вопросам все большее внимание, но пока не могут себе этого позволить.

Правда, вряд ли такие свидетельства послужат для европейцев доказательствам, что производитель имеет право на налоговое послабление при экспорте своих товаров в Евросоюз.

«Реализация предложения Чубайса приведет, главным образом, к повышению фискальных сборов с отечественного бизнеса, которому, по сути, будет все равно кому платить: российскому бюджету или европейцам.

Для сокращения выбросов нужно модернизировать производство и обновлять основные фонды, в частности, для сокращения аварий, которые за последние два года приобрели массовый и даже угрожающий характер, — считает сотрудник департамента экономических и финансовых исследований CMS Institute Николай Переславский.

— Если идея дойдет до реального воплощения, то в России будет создано несколько дополнительных чиновничьих институтов по устойчивому развитию и углеродной нейтральности, а новые налоги пойдут на их содержание».

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28725 от 15 февраля 2022

Заголовок в газете: Чубайс предложил ввести углеродный налог

Чубайс предложил ввести в России углеродный налог. Что это и зачем он нужен? — Регионы России

Что произошло?

  • В интервью РИА “Новости” Чубайс предложил ввести в стране углеродный налог для предприятий, из-за работы которых увеличивается количество парниковых газов в атмосфере.
  • Чубайс напомнил, что в 2016 году Россия подписала Парижское соглашение по климату, которое предусматривает, что страны-участницы начнут на государственном уровне контролировать объем вредных выбросов и не допустят повышения средней температуры на планете. Евросоюз, чтобы следить за ситуацией, уже облагает дополнительным налогом товары, которые были созданы вредным для экологии способом.
  • По мнению Чубайса, Россия должна сама стимулировать снижение вредных выбросов. И один из путей — введение углеродного налога. Иначе, говорит глава “Роснано”, через несколько лет окажется, что “сами себе закрыли экспорт”, так как Европа перестанет принимать товары, созданные с ущербом для экологии.
  • На первых этапах введения налога, говорит Чубайс, его ставки должны быть минимальными.

Как и для кого будет работать налог?

Углеродный налог придется платить предприятиям, при работе которых происходит выброс парниковых газов в атмосферу. Больше всего будут платить:

  • энергетическая отрасль (82,3% от общего числа выбросов в стране);
  • промышленная отрасль (8,3%);
  • сельское хозяйство (5,1%);

Суммарный объем платежей в год может составить от 40 до 100 млрд долларов.

Почему это важно?

Озоновый слой — часть земной стратосферы, который защищает планету от вредного ультрафиолетового излучения. Без него оно полностью уничтожит всех живых существ или заставит их радикально изменить условия своего существования.

В XX веке озоновый слой начал разрушаться из-за промышленного бума и вредных выбросов от многочисленных фабрик и заводов. В 1985 году ученые обнаружили озоновую дыру — пробоину в защите Земли от ультрафиолета. После этого был подписан ряд соглашений о защите экологии и озонового слоя Земли, в том числе — Парижское соглашение. Его задачи:

  • ограничить выброс парниковых газов от промышленной деятельности человека;
  • увеличить вклад каждой страны в снижение вредных выбросов в атмосферу;
  •  заставить развитые страны выделять средства в специальный климатический фонд для борьбы с последствиями климатических изменений в более бедных государствах.

Без выполнения этих условий не может быть достигнута главная задача соглашения — не допустить, чтобы температура на Земле выросла. Если планета станет “горячее” всего на 2 градуса, уровень моря может увеличиться, некоторые острова уйдут под воду, некоторые виды животных и растений исчезнут, а засуха распространится на районы, где раньше не наблюдалась.

Фото на превью: РБК

Цена на чистый воздух. Чем опасен налог, предложенный Чубайсом | Телеканал 360°

Председатель правления УК «Роснано» Анатолий Чубайс заявил, что после ратификации Россией Парижского соглашения по климату правительству будет необходимо ввести специальный налог на выбросы вредных веществ в воздух.

Это позволит стимулировать промышленников снижать вредные выбросы. В противном случае Россия через несколько лет может остаться без экспортных рынков.

Но опрошенные «360» эксперты считают, что новый налог навредит как промышленникам, так и россиянам.

Деньги за дым

Углеродный налог должен привести к тому, что промышленники станут снижать выбросы вредных веществ в атмосферу. Об этом в интервью РИА «Новости» заявил председатель правления УК «Роснано» Анатолий Чубайс.

По его словам, в постановлении правительства России о ратификации Парижского соглашения по климату есть часть, где говорится о необходимости замеров выбросов на предприятиях.

Этим должна заниматься специальная государственная комиссия по учету.

После этого нужно решить, как стимулировать промышленные предприятия сокращать объемы выбросов. В качестве одного из методов он предложил рассмотреть введение специального налога. Однако окончательное решение будет за правительством.

«Вводить экономические меры, стимулирующие снижение эмиссии углекислого газа, или не вводить? Это будет, пожалуй, самым сложным вопросом во всей системе климатических мер», — заявил Чубайс.

Он пояснил, что вначале все равно нужно разработать правила измерения и понять объемы выбросов промышленных предприятий. И только после этого задуматься о введении налога.

«Его ставки я бы сделал на первое время символическими, совсем минимальными», — пояснил председатель правления «Роснано». Он считает, что делать это в любом случае придется, в противном случае Россия лишится экспортных рынков.

Он напомнил, что в Евросоюзе уже взимают дополнительные налоги на товары, которые произвели с превышением выбросов диоксида углерода.

Читайте также:  Субъекты уголовного права - основные признаки и классификация

«И если мы сейчас легко проскочим эту развилку с налогом, считая, что мы всех перехитрили, то через пять, семь, 10 лет выяснится, что мы, оказывается, сами себе закрыли экспорт, в том числе экспорт, регулируемый ОПЕК. И это вещь очень болезненная», — пояснил Чубайс.

Возможность дышать и обязанность платить

Директор Института стратегического анализа компании «Финансовые и бухгалтерские консультанты» Игорь Николаев заявил в беседе с «360», что введение дополнительного налога для предприятий — неправильный путь. В пример он привел Францию, где протесты «желтых жилетов» начались с повышения цен на бензин. Правительство страны объяснило это тем, что нужно профинансировать выполнение обязательств по климату.

«Это просто рост налоговой нагрузки. Я уверен, что можно действовать при помощи других мер. Можно вынуждать производителей не делать что-то, а можно поощрять, чтобы они использовали более экологически чистые технологии. И такой путь более продуктивен и эффективен», — заявил эксперт.

Он пояснил, что новый налог приведет к дополнительным издержкам бизнеса, которые в итоге нивелируют все преимущества.Чтобы снизить выбросы в атмосферу, нужны новые технологии, а если увеличить предпринимателю налоги, то у него не останется денег на модернизацию.

Второй пострадавшей стороной в любом случае станет потребитель, потому что именно на него производитель переложит увеличенную фискальную нагрузку.

«В конечном итоге мы — потребители — станем активными плательщиками этого налога, а это и так снижает потребительскую активность граждан и снова негативно действует на экономику. И такой замкнутый круг получается, а вроде как все из благих побуждений», — сказал Игорь Николаев.

Портфельный менеджер компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин в беседе с «360» заявил: так как сам налог будет небольшой, то большинство организаций заплатят и продолжат выбросы в атмосферу.

«Но тут вопрос: на что пойдут эти деньги, которые будут получены в качестве налога? Также нужно учитывать то, что снизится выгода от использования устаревших технологий», — сказал эксперт.

Когда экономическая выгода от использования старых технологий снижается, в итоге меняется структура экономики, потребления ресурсов и происходит постепенный отказ от невозобновляемых источников энергии.

Тимур Нигматуллин пояснил, что нужно просто понять, чего в действительности хочет правительство: если снизить давление на окружающую среду, то за это нужно заплатить бизнесу.

Если этого не делать, то давление на предпринимателей не увеличится, но в долгосрочной перспективе пострадают все, потому что экология повлияет на каждого.

Квоты вместо налога

  • Глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин в беседе с РИА «Новости» заявил, что налог, который предлагает Чубайс, можно просто выделить из экологического сбора и платежа за негативное воздействие среды, которые уже платят предприниматели.
  • «С выбросами CO2 бороться надо, поскольку мы подписали Парижское соглашение и собираемся его ратифицировать, но все это можно сделать, как считает большинство членов нашей организации, не увеличивая общую нагрузку фискальную на бизнес, а перераспределив существующие платежи», — заявил он.
  • По его словам, этот вопрос участники союза намерены поднять 19 июня в рамках обсуждения законопроекта о регулировании выбросов в атмосферу, который сейчас готовится ко второму чтению.

Документ, о котором говорил Шохин, это Федеральный закон «О государственном регулировании выбросов ‎и поглощений парниковых газов», который разработало Министерство экономического развития. Сейчас он находится в стадии обсуждения.

В тексте говорится о создании регулирующих организаций, которые будут следить за объемами выбросов предприятиями. Эта часть документа вступит в силу с 1 января 2022 года. А с 2025-го заводы будут платить сборы.

Директор Института народнохозяйственного прогнозирования академик РАН Борис Порфирьев в интервью Lenta.ru раскритиковал саму идею введения углеродного налога. Он пояснил, что большинство стран, где есть регулирование выбросов, используют систему квот, которыми после предприятия начинают торговать.

«Показателен пример Китая, где рынок квот в течение ряда лет апробировали в семи провинциях страны и только с 2020 года будет запущена национальная система торговли квотами», — заявил он.

Система квот представляет из себя следующее регулирование: предприятия оплачивают право на выброс определенного количества вредных веществ или парниковых газов. Если выбросили меньше, то остаток можно продать на аукционе. При этом деньги, полученные за квоты, идут на финансирование проектов по ликвидации такого же объема углекислого газа.

Борис Порфирьев рассказал, что еще во время обсуждения ратификации Россией Киотского протокола предлагал перейти на систему квотирования на выбросы оксида серы в двух-трех регионах в качестве эксперимента. Но власти на это не пошли, однако углеродный сбор в Федеральном законе, который разработало Минэкономразвития, уже готовы внедрить по всей стране.

Главным недостатком налога перед квотой опрошенные «360» эксперты называют то, что у него нет целевого характера, и если полученные средства направят в федеральный бюджет, то нет никаких гарантий, что эти деньги пойдут на снижение экологических и климатических рисков экономики.

Чубайс представил план. Пронько объяснил, в чем подвох

В России необходимо как можно быстрее ввести углеродный налог, и тогда начнётся совсем другая жизнь, – такое «эпохальное» заявление сегодня сделал бывший главный «нанотехнолог», а ныне борец за «зелёную повестку» Анатолий Чубайс.

По его мнению, это единственный способ нейтрализовать негативный эффект для России от подобных мер в странах Евросоюза. У русского народа есть краткие, но очень ёмкие пословицы, которые чётко подходят к этому случаю. Одна из них про козла, которого пустили в огород капусту сторожить.

Чубайс снова решил всех поиметь – содрав новые налоги с российских граждан и отечественного бизнеса.

Таким дельцам, как господин Чубайс, требуется постоянная «халявная» денежная подпитка. Ему как воздух нужны наши деньги – деньги российских налогоплательщиков. Вот и идея с «углеродным налогом» пришлась кстати. Через неё можно поднять сотни миллиардов рублей, если планомерно вбивать так называемую зелёную повестку.

«Я думаю, что он хочет быть одним из администраторов процесса сбора этого налога. Соответственно, контролировать финансовые потоки, связанные с этим налогом.

Я думаю, что часть его партнёров по элите будут связаны с производством оборудования для возобновляемой энергетики, в частности, это компания «Ренова» господина Вексельберга.

«Роснано» Чубайс уже не возглавляет, но там есть сферы его влияния, – сказал Царьграду эксперт по энергетической безопасности Финансового университета при правительстве России Станислав Митрахович. – Я думаю, там будут тоже силы, которые будут готовить, соответственно, всяческое оборудование для ВИЭ».

В нанотехнологии, судя по всему, Анатолий Чубайс уже наигрался. Корпорацию довёл до преддефолтного состояния, но вовремя оттуда убежал. Теперь он хочет ввести «налог на воздух» – обложить дополнительным налогом товары, якобы произведённые с превышением норм выброса CO2. Речь идёт о большой группе товаров – от электроэнергии до обычных трусов и носков.

«Никто не говорил про то, что нужно сделать что-то, чтобы не пострадало население, чтобы не пострадал бизнес. Всё обсуждение свелось вокруг того, как собрать дополнительных денег, чтобы, не дай Бог, этих дополнительных денег не собрали на Западе.

Но ведь это немножко разные вещи, – рассказал о происходящем ответственный секретарь комиссии РСПП по горнопромышленному комплексу Максим Довгялло.

 – Если мы хотим, чтобы наша экономика развивалась, если мы хотим, чтобы наше население жило достойной жизнью, мы должны найти баланс между тем, как не допустить, чтобы наши деньги ушли за границу, чтобы они работали внутри страны. Решается эта проблема достаточно просто.

Можно ввести просто экспортную пошлину на товары и не вводить никакой углеродный налог внутри страны. И тогда проблема будет решена. Более того, для того чтобы предприятия не пострадали, можно сделать так же, как это делается за рубежом. Не увеличивать налоговую нагрузку, уменьшить базовые налоги при введении экспортной пошлины, исходя из углеродного следа. И деньги, которые будут собираться, направить на модернизацию экономики».

У Анатолия Борисовича периодически происходит приступ амнезии: проталкивая проекты якобы в интересах всего государства Российского, он забывает сообщить общественности про свой корыстный интерес – если в России появится «углеродный налог», его инвестиции, инвестиции его друзей и партнёров в «зелёные» проекты принесут нехилые дивиденды.

«Определённую связь, конечно, мы можем проследить за счёт того, что, как я говорил, «Роснано», которое он возглавлял, в последние годы при его работе как раз-таки активно реализовывало проекты возобновляемой энергетики.

По сути, они бились за некое лидерство и статус лидера в развитии возобновляемой энергетики, – напомнил ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

 – Поэтому вполне возможно, что у компаний, которые работают в этой области – строят ветряки, всевозможные аккумуляторы-накопители, – определённая связь с Чубайсом может оставаться. И поэтому он, по сути, выступает лоббистом как раз этой индустрии.

То есть всё, что он предлагает, это, в итоге, выгодно именно производителям оборудования для возобновляемой энергетики, и самим электроэнергическим компаниям, которые ВИЭ получают».

Что с того?

Вся подлость нынешней ситуации, на мой взгляд, в том, что на волне общественного недовольства – а введение новых налогов, тем более от Чубайса, вызовет резко негативную реакцию, – такие деятели, как бывший глава «Роснано», получают новые возможности. Поднять страну на дыбы, запустить «Перестройку 2.0», устроить хаос и ловить в «мутной воде» сверхприбыль.  

kemerovo.tsargrad.tv

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *