В России начался стремительный рост промышленности

Уходящий 2020 год опроверг абсолютно все прогнозы, которые экономисты в изобилии выдавали в конце 2019-го.

Круглый колючий форс-мажор микроскопических размеров ударил по экономике сильнее Первой мировой, и не похоже, чтобы он собрался исчезнуть прямо во время новогоднего боя курантов.

Тем не менее Михаил Мельников увидел и позитивные события в экономике и промышленности России уходящего года.

Есть деньги – есть продукция

Начнем с денег, ибо производство невозможно без крупного начального финансирования, это не адвокатская контора или бизнес-коучинг.

Рекордное количество займов выдал Фонд развития промышленности – благодаря ему 262 предприятия начали свою деятельность или увеличили выпуск продукции (более чем по одному предприятию в рабочий день), в общей же сложности фонд профинансировал более 760 проектов на 167 млрд рублей.

Займы от фонда – более чем льготные, под 1%, 3% и 5% годовых, при этом в случае закупки оборудования российского производства процент снижается.

УЗИ отправляется на выезд

Россия начала выпускать собственные портативные УЗИ-сканеры: на “Калугаприборе” собирают шестикилограммовый “РуСкан 70П”, работающий в автономном режиме до 3,5 часов. Выглядит он как специализированный ноутбук с разъемами для подключения визуализирующего и постоянно-волнового (CW) датчиков.

Незаменимая вещь для скорой помощи и полевых госпиталей – ранее использовались только зарубежные модели, теперь же производство локализовано в Калуге, то есть ликвидирована еще одна критическая импортозависимость.

Кроме того, крупные стационарные сканеры серии “РуСкан” начали выпускаться с российским программным обеспечением.

В России начался стремительный рост промышленностиРуСкан 70П

Моторы разлетаются по свету

Уфимское моторостроительное производственное объединение (головное предприятие дивизиона “Двигатели для боевой авиации”) запустило новое для себя производство – узлов вертолетных двигателей. И сразу – крупнейшее в стране, мощностью до 350 моторокомплектов в год.

Здесь изготавливаются детали для силовых установок Ми-8/17, Ми-28, Ка-52, Ка-226Т и Ка-62.

Инвестиции “Ростеха” в проект составили внушительные 8,7 млрд рублей, но это позволит увеличить экспорт боевых машин: в 2020 году заключено несколько крупных договоров по ударным Ми-28 и Ка-52, в 2021-м ожидается начало продаж многофункционального транспортника Ка-62.

Самолеты не отстают от вертолетов

Продолжаем тему моторов. Мы уже не верили, что это когда-нибудь случится, но МС-21 на российских двигателях ПД-14 все-таки взлетел! Движки давно считаются слабым местом нашей авиации, вот и перспективный среднемагистральный самолет первые полеты совершал на американских PW1431G. Пермский ПД-14, где цифра означает предполагаемый год начала производства, сильно запоздал, но все-таки полетел.

Кроме того, первый полет совершил предназначенный для местных рейсов турбовинтовой красавец Ил-114-300 – и опять же на отечественных двигателях ТВ7-117СТ-01, выпускаемых на ММП им. Чернышева в Москве. Кстати, не такой уж он и местный, дальность полета составляет 1900 км, чего вполне хватит на рейс между местами производства ТВ7-117 и ПД-14.

Самый маленький КамАЗ

Российский автопром – неисчерпаемая тема для сарказма и анекдотов, значимая часть нашей национальной самоиронии.

Некоторым исключением из этого правила является продукция завода в Набережных Челнах: “КамАЗы” прочно оккупировали внутренний рынок и периодически выходят на международный, чему способствуют и регулярные победы этой марки в ралли “Дакар”.

2020 год для отрасли был крайне сложным, все производители останавливали конвейеры, и “КамАЗ” не исключение, но перспективные разработки продолжались.

И вот под конец года татарстанские умельцы показали в Москве прототип своего первого компактного городского электромобиля “Кама-1”.

Выглядит он как преемник “Оки”, которой очень не хватает небогатым автовладельцам – теперь у них появится альтернатива, но уже современного типа. Скорость малютки – до 150 км/ч (тут я поежился, вспомнив, как жутко ехать на 100 км/ч в “Оке”), путь без подзарядки – 250 км.

Движок и батарея китайские, но к началу серийного производства обещают перейти на российскую силовую установку.

Что до аккумуляторных ячеек, то пока с ними в нашей стране беда: будем надеяться, что через год в аналогичном тексте сможем рассказать о начале их массового производства.

Дойдет ли “Кама” до массового производства – вопрос очень болезненный, достаточно вспомнить судьбу “Ё-мобиля”, “Мишки”, Marussia (последняя, правда, поучаствовала в разработке “Кортежа”). Пока что комментаторы в интернете полны скепсиса. Ребята в Челнах, посрамите их, пожалуйста.

Плавучий атом покоряет Север

В мае 2020 года Россия запустила в полноценную эксплуатацию самую северную в мире атомную электростанцию “Академик Ломоносов”. И это не просто АЭС, а ПАТЭС – плавучая атомная теплоэлектростанция.

Расположена она в порту Певека на Чукотке.

К слову, поставку ею первой электроэнергии в сеть Чаун-Билибинского энергоузла (еще во время экспериментального периода) журнал Power назвал одним из шести ключевых событий в мировой атомной энергетике 2019 года.

В России начался стремительный рост промышленностиПлавучая станция «Академик Ломоносов»

Еще одна “атомная” тема: 3 октября, в 18:00 по московскому времени, головной универсальный атомный ледокол “Арктика” разрубил трехметровый лед на Северном полюсе. Это был первый переход исполинского российского ледокола, ввод которого в эксплуатацию несколько раз откладывался из-за санкционного режима.

Перед Россией стоит стратегическая задача обустройства Северного морского пути для того, чтобы он стал полноценной альтернативой сообщению между Европой и Азией через перегруженный Суэцкий канал и вокруг Африки.

Ледоколы серии “Арктика” и играющее на нашей стороне глобальное потепление приблизят важнейший для страны момент начала полноценной международной навигации по северным российским морям.

Россия создала ядерную Белоруссию

Еще одно значимое достижение “Росатома” – сдача в промышленную эксплуатацию первого энергоблока Белорусской АЭС, первой и единственной в стране.

“Беларуская атамная электрастанцыя” была очень чувствительным проектом для Синеокой, сильно пострадавшей от чернобыльской катастрофы: новую станцию даже расположили на северо-западе страны, максимально далеко от затронутых тогда районов.

Белорусы планируют вырабатывать в Ворнянах почти половину потребляемой в стране электроэнергии, но частично отправлять ее на экспорт. Проект реализован на российский кредит, который Белоруссия уже попросила реструктурировать – ну вот такие они у нас, что с этим поделаешь…

В России начался стремительный рост промышленностиБелорусская АЭС

Новый реактор Северо-Запада

19 июля 2020 года в Сосновом Бору загружена первая кассета шестого энергоблока мощной Ленинградской АЭС (он же второй энергоблок ЛАЭС-2), работающего на реакторе ВВЭР-1200 – аналогичного поставленным в Белоруссию.

Полный ввод энергоблока в эксплуатацию станет завершающим этапом сооружения в России первой серии атомных энергоблоков с реакторами ВВЭР-1200 по современному отечественному проекту АЭС-2006.

Благодаря этому удастся вывести на покой второй энергоблок Ленинградской АЭС, где уже 45 лет работает старенький реактор РБМК-1000.

Сами себе комбайны

Ну и, наконец, привет из будущего – в ходе уборочной кампании 2020 года (с почти рекордным урожаем зерновых) на полях впервые были задействованы беспилотные комбайны – не на ядерном топливе, конечно, но тоже российского производства.

Система управления автономными транспортными средствами разработана Cognitive Pilot, совместным предприятием Сбербанка и российской компании Cognitive Technologies. Автопилот установлен уже на несколько сотен серийных комбайнов.

Использование беспилотных машин снижает себестоимость зерна и резко, в два раза, сокращает его потери при уборке полей.

В России начался стремительный рост промышленностиCognitive Pilot

* * *

Конечно, если бы не коронавирусные ограничения, этот список мог быть длиннее, а достижения в нем – крупнее. Но и сказанного достаточно для понимания того, что экономика России способна жить и развиваться в любых условиях, причем почему-то предпочитает экстремальные.

«Отбивает прошлогодние потери»: российская промышленность в мае выросла почти на 12%

В мае 2021 года промышленное производство в России выросло почти на 12% в годовом выражении. Значение стало самым высоким более чем за 17 лет. Как отмечают эксперты, в 2020-м на фоне пандемии коронавируса отрасль столкнулась с масштабным обвалом и сейчас демонстрирует компенсационный рост.

Значительную поддержку предприятиям оказало оживление потребительского спроса после снятия ряда ограничений. Помимо этого, позитивное влияние на работу компаний оказала финансовая поддержка государства.

По мнению аналитиков, рост промышленности позволит не только ускорить восстановление экономики в целом, но и в определённой степени сдержать инфляцию в стране.

В мае 2021 года объём промышленного производства в России увеличился на 11,8% по сравнению с аналогичным уровнем 2020-го. Об этом в среду, 23 июня, сообщила Федеральная служба государственной статистики (Росстат). Достигнутые темпы роста промышленности стали самыми высокими с декабря 2003 года.

В частности, добыча полезных ископаемых в годовом выражении возросла на 12,3%, а обрабатывающее производство — на 11,4%. При этом в сфере обеспечения электрической энергией, газом и паром рост составил 8,7%, а в отрасли водоснабжения, водоотведения и ликвидации отходов — 23,8%.

Резкое улучшение показателей опрошенные RT эксперты во многом связывают с так называемым эффектом низкой базы. По словам специалистов, отрасль смогла рекордно вырасти за счёт масштабного обвала в прошлом году.

«Это компенсационный рост. Промышленность отбивает прошлогодние потери, ведь именно в конце весны 2020-го мы наблюдали наиболее острое влияние пандемии на экономику вместе с введением локдаунов.

На этом фоне сейчас высокие темпы роста будут демонстрировать и другие отрасли, включая строительство и торговлю», — объяснил в разговоре с RT директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Георгий Остапкович.

По данным Росстата, в мае 2020 года промышленное производство в России сократилось на 9,6%. Отметим, что в последний раз аналогичный обвал можно было наблюдать ещё во время мирового финансового кризиса в 2009-м. Между тем уже летом темпы падения отрасли начали замедляться, а в марте 2021-го промышленность вышла в плюс.

«Восстановление связано с тем, что начал расти спрос как внутри страны, так и на мировом рынке.

Читайте также:  Как расторгнуть договор страхования и вернуть деньги

После перебоев в поставках клиенты и партнёры предприятий стали заказывать больше продукции у производителей, поскольку ожидают роста потребления после пандемии», — рассказал RT первый вице-президент общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Павел Сигал.

Также по теме

В России начался стремительный рост промышленности Основа для роста: в Центробанке заявили о возвращении экономики России к докризисному уровню

По словам главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной, экономика России восстановилась к докризисным уровням. При этом во многих отраслях…

Заметное оживление деловой активности в промышленности отмечают и специалисты аналитического агентства IHS Markit. По оценкам компании, в мае соответствующий индекс PMI в обрабатывающем секторе России вырос с 50,4 до 51,9 пункта — максимального уровня с марта 2019 года.

Отметим, что индекс PMI отражает реальное состояние конкретной отрасли. Значение выше 50 пунктов свидетельствует о позитивной экономической ситуации, ниже 50 пунктов — о стагнации.

Согласно оценкам IHS Markit, в конце весны российские промышленные предприятия смогли обеспечить и рекордный более чем за два года рост занятости в отрасли. Как отмечает Павел Сигал, позитивные тенденции в производстве отчасти связаны с масштабными мерами поддержки со стороны государства в период пандемии.

«Не было допущено просадки по зарплатам работников и налоговым выплатам. Была оказана прямая материальная помощь отраслям, которые смогли удержать на высоком уровне такие показатели, как пополнение оборотных средств. В результате и планы по расширению производства, наращиванию мощностей остались в силе и были реализованы», — добавил эксперт.

В России начался стремительный рост промышленности

  • АГН «Москва»
  • © Кирилл Зыков

В целом с января по май 2021 года объём промышленного производства в России вырос на 3,2%. Как полагает Георгий Остапкович, по итогам всего текущего года темпы роста показателя также составят порядка 3%. Такое положение дел позволит заметно ускорить восстановление всей экономики страны, считает эксперт.

«У нас промышленность — это экономикообразующая отрасль. На её долю приходится порядка 30% в структуре ВВП. Таким образом, рост промпроизводства в целом способствует и расширению самой экономики», — пояснил Остапкович.

Ценовой ограничитель

Оживление промышленности может оказать определённое давление на уровень инфляции в России, не исключают специалисты. По данным Центробанка, в начале июня темпы роста потребительских цен в стране ускорились до 6,15%. Значение стало самым высоким с сентября 2016 года.

Одной из причин рекордного разгона инфляции в России стало резкое подорожание большинства товаров в мире, отмечают в ЦБ.

Кроме того, по данным регулятора, потребительский спрос в стране сейчас растёт опережающими темпами, а предприятия пока не успевают нарастить предложение товаров и услуг до необходимого уровня.

В этих условиях компаниям становится легче покрывать производственные затраты за счёт повышения стоимости своей продукции.

«Промпроизводство пока ещё не успело полностью оправиться от последствий пандемии. Впрочем, по мере увеличения промышленных мощностей со временем мы должны прийти к балансу спроса и предложения внутри страны, что позволит нормализовать ситуацию с ценами», — отметил в беседе с RT руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников.

По мнению Георгия Остапковича, инфляция в России начнёт замедляться во второй половине 2021 года. Помимо эффекта от роста производства, дополнительное давление на потребительские цены должно оказать появление нового урожая плодоовощной продукции, уверен эксперт. В этих условиях экономист прогнозирует снижение инфляции по итогам года до 5,3—5,5%.

Рекорды промышленности России в 2020 году

В России начался стремительный рост промышленности © xn--c1ak1aad.xn--p1ai

Несмотря на все сложности коронавирусного 2020 года, промышленность России показала немало высоких достижений в объёмах производства, в том числе и исторических, причём в разных отраслях. Рассмотрим подробнее основные из них.

ТЭК

Выпуск дизельного топлива составил 77,9 млн т — это чуть ниже лучшего с 1990 г. показателя прошлого года (78,4 млн т). При том что переработка нефти сократилась примерно на 15 млн т. Глубина переработки нефти в 2020 г. составила 83,7% (+1 проц. пункт к 2019 г.) — это очередной исторический максимум.

Выработка электроэнергии на АЭС составила 216 млрд кВт*ч (+7 млрд кВт*ч к 2019 г.) — это очередной исторический рекорд, рост седьмой год подряд; пик РСФСР — 128 млрд кВт*ч в 1989 г.

Выработка электроэнергии на ГЭС составила 214 млрд кВт*ч (+18 млрд кВт*ч к 2019 г.) — это очередной исторический рекорд, рост третий год подряд; пик РСФСР — 167 млрд кВт*ч в 1991 г.

Металлургия

Производство готового стального проката составило 61,8 млн т (+0,2 млн т к 2019 г.) — это максимум с 1991 г.; пик РСФСР — 66,6 млн т в 1988 г. (по другим данным — 66,4 млн т).

Химическая промышленность

Производство серной кислоты достигло 14 млн т (+0,6 млн т к 2019 г.), третий год подряд обновив исторический максимум; пик РСФСР — 12,9 млн т в 1988 г.

Производство аммиака достигло 19,6 млн т (+0,4 млн т к 2019 г.), в очередной раз обновив исторический максимум, рост восьмой год подряд. При этом в прошлом году уточнённые данные получились значительно выше оперативных.

Производство минеральных удобрений достигло 24,9 млн т действующего вещества (+1,2 млн т к 2019 г.) — это очередное обновление исторического максимума, рост восьмой год подряд; пик РСФСР — 19,1 млн т в 1988 г. По видам выпуск удобрений составил:

  • азотные — 11,17 млн т (+0,25 млн т), очередной исторический максимум, рост шестой год подряд;
  • калийные — 9,46 млн т (+0,78 млн т), новый исторический максимум;
  • фосфорные — 4,26 млн т (+0,14 млн т), практически повторили результат 1991 г., рост седьмой год подряд.

Производство пластмасс достигло 10,2 млн т (+1,5 млн т к 2019 г.) — это очередной исторический максимум, непрерывный рост идёт с 2009 г.

Производство лакокрасочных материалов составило 1615 тыс. т (+99 тыс. т к 2019 г.) — это лучший результат с 1992 г., рост пятый год подряд.

Производство моющих средств достигло 1989 тыс. т (+117 тыс. т к 2019 г.) — это очередной исторический максимум, рост восьмой год подряд.

Производство химических волокон составило 191 тыс. т (+1 тыс. т к 2019 г.) — это лучший результат с 1996 г.

Лесопромышленный комплекс

Производство целлюлозы и древомассы всех видов составило 8,77 млн т (+0,52 млн т к 2019 г.). Производство целлюлозы в традиционном понимании (древесная целлюлоза и полуцеллюлоза) оценивается в 7 млн т против 6,5 млн т год назад. По обоим показателям превышен уровень 1991 г.; пик РСФСР 1988 г. составляет 8,35 млн т по целлюлозе и, оценочно, около 10,5 млн т по целлюлозе с древомассой.

Производство бумаги и картона достигло 9,54 млн т (+0,39 млн т к 2019 г.) — это очередной исторический максимум, рост седьмой год подряд; пик РСФСР — 8,58 млн т в 1988 г.

Машиностроение

Выпуск магистральных тепловозов составил 233 секции — это второй результат в истории, уступающий только прошлогоднему рекорду (283 секции).

Производство пассажирских вагонов составило 1980 штук (+348 штук к 2019 г.) — это второй результат в истории, уступающий только рекорду 2008 г. (2143 штуки).

Производство холодильников и морозильников составило 3,55 млн штук (+0,18 млн штук к 2019 г.) — это лучший результат за последние 6 лет, рекорд 2012 г. составляет 4,3 млн штук, пик РСФСР — 3,77 млн штук в 1990 г.

Производство стиральных машин достигло 5,25 млн штук (+0,39 млн штук к 2019 г.) — это третий результат в истории, уступающий только пику 1990-91 гг. (до 5,54 млн штук); рост пятый год подряд.

Легкая промышленность

Производство тканей составило 6,5 млрд кв. м (+0,51 млрд кв. м к 2019 г.) — это лучший результат с 1992 г., однако обеспечен он главным образом неткаными материалами, которые преобладают в выпуске с 2011 г.

Пищевая промышленность

Производство растительных масел достигло 7,31 млн т (+0,54 млн т к 2019 г.) — это очередной исторический максимум, рост пятый год подряд. Из этого объёма 5,86 млн т составило подсолнечное масло, тогда как выпуск прочих (в основном соевого и рапсового) — 1,45 млн т — превысил рекорд РСФСР по общему производству растительных масел.

Производство колбасных изделий составило 2361 тыс. т (+79 тыс. т к 2019 г.). С большой вероятностью, это новый исторический максимум: нынешняя группировка, используемая с 2017 г., примерно на 200 тыс. т меньше прежней, по которой пик составил 2533 тыс. т в 2012 г.

Производство сыров (без сырных продуктов) составило 566 тыс. т (+26 тыс. т к 2019 г.) — это новый исторический максимум, рост седьмой год подряд; пик РСФСР — 460 тыс. т в 1989 г.

Производство сливочного масла составило 282 тыс. т (+12 тыс. т к 2019 г.) — это чуть ниже лучшего за последние 23 года результата 2004 г.

Производство переработанного и консервированного картофеля достигло 348 тыс. т (+38 тыс. т к 2019 г.) — это почти наверняка исторический рекорд: до 2010-х гг. товар не входил даже в расширенный перечень важных видов пищевой продукции, а в 2010 г. выпуск равнялся всего 119 тыс. т.

Производство комбикормов составило 30,9 млн т (+0,5 млн т к 2019 г.) — это максимум с 1992 г., непрерывный рост идёт с 2001 г.; в 1990 г. производство составляло 41 млн т.

Методологический комментарий

Для расчёта прироста использовались оперативные данные за 2020 г. из «Информации о социально-экономическом положении России» и сообщения «О промышленном производстве в 2020 году» Росстата и уточнённые данные за 2019 г.

 из базы данных ЕМИСС (https://www.fedstat.ru/indicator/57783) и публикаций Росстата. Показатели прироста, публикуемые в «Информации…», рассчитываются к предварительным данным предыдущего года (используется отдельная база оперативных месячных показателей).

В рф начался стремительный рост промышленности

Причем не только по данным Росстата, но и по мнению международных организаций, в России наблюдается серьезный рост ВВП, причем особый вклад в него дают именно обрабатывающие производства.

Росстат, в целом подтверждая выводы сторонних наблюдателей, дает просто более подробную статистику — что и где выросло. Но начнем не со статистики по промпроизводству, а с другого индикатора, который обычно косвенно показывает направление вектора экономики страны.

Автопром в России по итогам января — июня 2021 года продемонстрировал стремительный рост объема производства.

Как сообщает Федеральная служба государственной статистики (Росстат), в первой половине 2021-го выпуск легковых автомобилей на всех автозаводах в РФ в сравнении с аналогичным периодом прошлого года увеличился на 44,3%, в абсолютном выражении собрано 736 тысяч машин. Отдельно по июню прирост составил 16,9%.

Выпуск грузовиков в первом полугодии увеличился на 59,7%, до 85,6 тысячи единиц, в июне в сравнении с прошлогодним показателем за этот же месяц подъем производства составил 78,9%.

Читайте также:  Кто вправе подписывать акты сверки взаиморасчетов в связи с вступлением в силу Федерального закона 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете"?

Чем удобен индикатор по автопромышленности — тем что в отличии от сводных данных по индексу промпроизводства (ИПП) данные по автомобильной индустрии легко проверить. И еще — эта отрасль отражает не только рост промышленности, но и рост благосостояния людей, так как автопром производит в основном автомобили для частного потребления, и чем больше их покупают тем больше доходы населения.

Ну и, конечно, надо сказать, что такой существенный рост, конечно, во многом связан с низкой базой прошлого года. Это понятно.

Кстати, в той же статистике есть еще один интересный показатель

Выпуск двигателей внутреннего сгорания в январе — июне возрос на 26,7%, до 164 тысяч единиц. В июне рост составил 16,9%. В этой графе не учитываются моторы, выпускающиеся в составе автомобилей, — она подразумевает только те двигатели, которые поставляются на вторичный рынок или за рубеж.

Ну а теперь к общей статистике, вдруг автопром это аномалия, а везде падение.

В июне промышленное производство в России выросло по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 10,4%. За полгода рост составил 4,4% к январю-июню 2020 года, свидетельствуют последние данные Росстата.

По сравнению с первым полугодием 2020 года рост зафиксирован: у обрабатывающих производств — на 6,4%, в энергетическом секторе — на 8,6%, в сфере водоснабжения, водоотведения и утилизации отходов — на 21,9%. Несмотря на июньский рост, индекс производства за первое полугодие в сырьевом секторе оказался нулевым.

И тут стоит заменить, что рост ИПП был вызван не ростом в добывающих отраслях — там ноль, роста нет. Так что если у вас есть соблазн объяснить рост российской промышленности ростом цен на нефть — подумайте еще раз.

Еще раз, конечно, такой бурный рост есть соблазн объяснить низкой базой прошлого года, и сейчас мы наблюдаем восстановительный рост. Но это только отчасти. Так как в первом полугодии 2020 года ИПП снизился на 2.1%, так что рост на 4.4% с лихвой перекрывает низкую базу прошлого года.

Но самое интересное становится видно, если начинаешь анализировать более тщательно. Напоминаю, ИПП состоит из четырех частей, и одна из них — обрабатывающие производства (ОП). И, согласно данным Росстата, ОП выросли в первом полугодии на 6.4%. Эффект низкой базы? Никак нет! Так как в первом полугодии 2020 года падения по этому показателю не было — 0% было тогда.

Так что, давайте здраво смотреть на вещи, рост экономики России это следствие её развития, а не только восстановления после кризиса. Просто работа нового правительства наконец даёт свой результат. И, не переживайте, на доходах обычных людей это тоже отразится, а судя по авторынку — уже отразилось.

От трех месяцев до трех лет: сколько будем выходить из кризиса

Зампредседателя правительства РФ по вопросам оборонно-промышленного комплекса Юрий Борисов не исключил, что кризисный период в стране будет продолжаться три-пять месяцев.

В интервью «Известиям» он признал, что из-за западных санкций российская экономика, в особенности промышленность, столкнулись с серьезными вызовами, которые не нужно преуменьшать, но добавил, что власти сейчас анализируют последствия санкций и вырабатывают меры, которые будут хеджировать риски.

Борисов считает, что такая мера, как повышение ключевой ставки до 20%, будет носить временный характер, хотя все равно повлияет на деятельность промышленности, поскольку для пополнения оборотных средств и долгосрочных обязательств используется кредитование.

«Мы предпринимаем более эффективные меры использования бюджетных средств. Это увеличение авансирования, чтобы не было причин обращаться за кредитами, где есть такая возможность.

Мы увеличиваем долю авансирования по бюджетным обязательствам — это выход из положения. Также для ряда системообразующих предприятий разработаны меры пониженной ставки. Думаю, комплекс мер поможет безболезненно пройти этот период.

Я надеюсь, он будет длиться не очень долго: может быть, квартал, может, четыре-пять месяцев», — рассказал Борисов.

Оценка вице-премьера в сложившихся обстоятельствах довольна оптимистична. К примеру, российский миллиардер Олег Дерипаска предрек стране «жесточайший кризис» минимум на три года. По его словам, нужно кризис 1998 года умножить на три, чтобы получить реальный масштаб потерь.

С другой стороны, правительство уже начало принимать комплекс поддержки мер российской экономики. Кабмин объявил мораторий на проверки индивидуальных предпринимателей (ИП) и малого бизнеса до конца текущего года.

МСП также продлят систему компенсации расходов по использованию российской системы быстрых платежей, на «зарплатную» программу поддержки «ФОТ 3.0» дополнительно выделят 6,2 миллиарда рублей.

Среди мер поддержки также запуск нового этапа амнистии капитала, выделение 5 миллиардов рублей на субсидирование ранее выданных кредитов аграриям и продление сроков уплаты налогов на федеральном и региональном уровнях.

Отдельным блоком было объявлено о мерах поддержки для IT-отрасли, которая была на три года освобождена от налога на прибыль. Сотрудники IT-компаний смогут оформить льготную ипотеку и получить отсрочку от призыва на военную службу на время их работы в российских компаниях.

Рассматриваются и не совсем конвенционные меры противодействия санкциям. Например, «Коммерсант» написал о том, что власти рассматривают возможность отмены уголовной и административной ответственности за использование нелицензированного программного обеспечения.

Предложение содержится в Плане первоочередных действий по обеспечению развития российской экономики в условиях внешнего санкционного давления. Источник «Ъ» сообщил, что в разработке участвовали многие ведомства, реализация некоторых мер уже начата.

Разрешение на использование пиратских программ может временно смягчить уход из России Microsoft, IBM, Oracle и других игроков.

Профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова, д.э.н.

Константин Ордов считает, что пока рано говорить, хватит ли этих мер для того, чтобы вывести экономику из кризиса за пять месяцев, так как мы находимся в ситуации крайней неопределенности.

Эксперт считает, что основные усилия по поддержке экономики сейчас должны быть направлены на сельское хозяйство и пищевую промышленность, от которых зависит продовольственная безопасность страны.

— Такие вопросы желательно обсуждать с цифрами, чтобы понимать, что такое острая фаза кризиса, при каких экономических показателях мы будем считать, что вышли из этого кризиса и так далее.

Пока у нас царит полнейшая неопределенность. 3−5 месяцев — это, наверное, минимальный период кризиса.

С другой стороны, мы видим, что российская экономика имеет свойство восстанавливаться достаточно быстро, и 2021 год был тому доказательством.

Сейчас правительством предпринимаются меры поддержки и на рынке труда, и прямой финансовой поддержки, принимается законодательство по мораторию на выплату кредитов в случае резкого падения доходов. Это упреждающие антикризисные меры, но пока делать выводы о том, хватит ли их для того, чтобы выйти из острой фазы через 3−5 месяцев, невозможно.

Дело в том, что мы обсуждаем санкционные меры, которые могут быть введены еще не в полном объеме.

Мы не знаем, будут ли они ужесточены и усилены новыми ограничениями, также мы еще не знаем, какими контрсанкциями будем отвечать мы.

Пока что мы слышали только общие слова, поэтому перевести на экономический и финансовый язык происходящее не представляется возможным. Остается использовать только общие слова и приблизительные оценки.

«СП»: — Но выйти из кризиса за такой срок реально?

— Тут мы должны учитывать разные факторы. Например, мы можем столкнуться с тем, что через 3−5 месяцев начнется острая фаза кризиса уже на мировом финансовом рынке и острейшая проблема у всего мира с ростом инфляции. И тогда мы как часть мировой экономики все равно будем испытывать эти общемировые тренды, помимо локальных, связанных с введенными ограничениями.

Сейчас мы как-то забыли о возможности мирового экономического кризиса, о котором говорили еще недавно.

Но необходимо учитывать не только то, что происходит с нами здесь и сейчас, но и то, что возможно в перспективе полугода произойдет в мировой экономике.

Конечно, действия, направленные на ослабление влияния санкций необходимы. Но нужно готовиться и к тому, что нам, возможно, придется преодолевать и мировой кризис.

«СП»: — Что должно стать драйвером восстановления сейчас? Цифровая экономика, промышленность?

— Опора на IT — это не бесспорные приоритеты. Цифровые компании никогда не бедствовали, средняя зарплата там была намного выше, чем в большинстве других сфер, поэтому еще вопрос, насколько они нуждаются в мерах поддержках. Безусловно, IT-сфера сегодня одна из самых перспективных, но и одна их наименее страдающих от экономических пертурбаций.

Зато мы точно видим, кто нуждается в поддержке именно сейчас — это сельское хозяйство, это переработчики, то есть те, от кого будут зависеть цены, начиная с лета, и объем нашего внутреннего сельхозпродукта.

Сегодня мы должны уделить особенное внимание и выделить им все возможные меры поддержки. ЦБ поднял ключевую ставку, и стоимость кредитов резко выросла. Поэтому если субсидии останутся на прежнем уровне, этого будет недостаточно для того, чтобы рассчитывать на рост.

А нам сейчас как никогда необходимо максимально обеспечить себя продовольствием.

На самом деле, это именно то, что раньше описывалось, как импортозамещение. Все те светлые и хорошие идеи, которые выдвигались раньше, должны быть реализованы. Но раньше я не слышал, что мы собираемся сделать конкурента Microsoft, таких планов не было.

А вот обеспечение собственной продовольственной безопасности жизненно важно. Исходя из этих приоритетов и стоит рассматривать отрасли, которые особенно остро нуждаются в нашей помощи, и те отрасли, которые и так не бедствовали.

Естественно, их тоже важно сохранить и развивать, но вряд ли это первостепенная задача в данный момент.

Посевная уже на носу. Если все забудут на эти 3−5 месяца про сельское хозяйство, мы уже летом столкнемся с огромными проблемами, если не сможем обеспечить рост внутреннего урожая.

Если мы сможем решить эти вопросы, они могли бы послужить нам дополнительным якорем и драйвером восстановления экономики.

Как обычно, нет худа без добра, мы можем перейти к реальному импортозамещению более ускоренными темпами, чем это происходило ранее.

Подавитесь. Мы еще заработаем

«Это будет похуже 1998 года» — такую оценку последствий санкций в течение прошедшей недели мы слышали не раз. Однако позволим себе с ней не согласиться дважды.

Статья по теме:

Во-первых, 1998 год был не так уж плох для российской экономики. Трехкратная девальвация рубля привела к росту промышленного производства, как это ни странно, практически мгновенно.

В августе был дефолт и девальвация, а в ноябре темпы роста промышленности уже составляли 25% годовых. Мы знаем, сами считали. Все, кто мог, «ломанулись» в импортозамещение.

И если коротко, то не было бы 1998 года, не было бы и десятилетия роста в 2000-х.

Нечто похожее произойдет и сейчас, причем с кратным усилением эффекта. И это во-вторых.

Что позволяет нам быть столь оптимистичными?

Если упрощенно, то страна, которая имеет устойчиво положительное сальдо платежного и торгового балансов, не может быть слабой и не может иметь устойчиво слабую валюту.

Такая страна в значительной степени сама определяет твердость своего курса и стоимость своего капитала.

Читайте также:  Образец уведомления о приеме на работу (трудоустройстве) бывшего госслужащего в 2021 году - скачать бланк, срок, форма, порядок, муниципального

У нас с балансами, и тем и другим, все очень неплохо, несмотря на арест золотовалютных резервов и прочие санкционные шаги Запада в области финансов. Судите сами.

Мы потеряли около половины ЗВР — примерно 300 млрд долларов.

При этом прямыми антисанкционными действиями в виде, например, потерь от невыплат дивидендов иностранным владельцам российских акций или невыплат процентов по внешнему долгу и телу внешнего долга мы нанесли ущерб санкционировавшим нас странам в районе 100 млрд долларов. Это приятно само по себе. Плюс к этому даже при оставшихся ЗВР Россия чисто арифметически остается финансово очень стабильной страной — еще 300 млрд достаточно, чтобы очень долго обеспечивать выплаты по нашим внешним заимствованиям. И если такой стабильный заемщик неинтересен Западу, он может показаться очень интересным нашим восточным партнерам, то есть, если нам понадобится, то будет, где занимать. К тому же мы еще и ограничили все формы оттока капитала за рубеж.

С торговым балансом тоже все хорошо. В прошлом году его положительное сальдо составило 186 млрд долларов, то есть всего два года работы, и у нас опять те же ЗВР.

Нам прикроют экспорт сырья? Маловероятно, так как мировая экономика устойчиво находится в состоянии дефицита сырья всех видов за счет стремительного роста численности населения мира.

Не зря представители ОПЕК в первые же дни санкций заявили, что не видят мирового энергетического рынка без России. Аналогичным образом дело обстоит и на рынке зерна. И на многих других рынках, связанных с ресурсами.

Плюс к этому мы будем вынуждены сократить импорт из-за санкций, и таким образом, по расчетам экспертов, наш торговый баланс станет лучше, а не хуже. «Двести рублей за доллар — невозможный вариант, — хором говорят аналитики. — Реально 70 и меньше в перспективе нескольких месяцев».

Однако хорошая позиция во внешних балансах лишь одно из условий стабильности экономики страны. Вторая часть — внутренняя денежная политика. Сейчас она должна быть такой, чтобы предприниматели могли быстро решать задачи импортозамещения. До сих пор она хромала.

Суровые финансовые власти страны всеми силами сдерживали эмиссию рубля, одновременно удерживая и экономический рост.

Сейчас, очевидно, рост сдерживать никто не будет, так как агрессивное импортозамещение становится не желательным, как раньше, а абсолютно необходимым фактором дееспособности России.

То, что экономические власти страны это понимают, видно по их нынешнему поведению в области кредитования реального сектора. Несмотря на рост ключевой ставки до 20% годовых, все воспринимают ее только как ограничитель спекуляций, а ставки под инвестиции сейчас держат на низких уровнях, по крайней мере государственные банки, которые могут себе это позволить.

Если денежная политика такой и останется и российский бизнес получит доступ к дешевым деньгам для импортозамещения, то экономический рост будет, и очень скоро. И в результате через пять-десять лет наша экономическая устойчивость будет определяться не торговым балансом, а нашим основным капиталом — заводами, оборудованием, научными и технологическими разработками.

В редакцию в пятницу 4 марта пришло письмо: «Наши ученые займутся разработками технологий, которые попали под санкции. Это касается новых керамических материалов для компактных дисковых лазеров, крупногабаритных монокристаллов, компонентной базы электротехники… Если тема интересна, отправлю релиз»…

Интересна. Отправляйте.

Жадность не порог

Во втором квартале 2021 года темпы роста в промышленности снизились до состояния, близкого к стагнации: восстановительный рост, начавшийся осенью прошлого года, почти исчерпан.

Происходящее может быть следствием испуга промышленников перед оказавшейся переоцененной третьей волной коронавирусной эпидемии, результатом сильного роста промышленных цен или достижением объективного при нынешнем спросе «потолка».

Ответ выяснится к осени, пока же, несмотря на объективное охлаждение, промышленность сохраняет самые радужные надежды на будущий рост.

Исходя из данных Росстата, промышленное производство в июне 2021 года продолжало расти.

Росстат сообщил, что по сравнению с июнем 2020 года темпы процесса в июне составили 10,4% против 12,3% в мае 2021 года (майскую оценку в ведомстве повысили на 0,5 процентного пункта из-за «уточнения данных респондентами») — и 4,4% за первое полугодие.

Однако из-за все еще заметного эффекта базы измерения к 2020 году малоинформативны — и аналитики упражняются в самых разных подходах к сопоставлению динамики промпроизводства с периодом до пандемии.

В Росстате считают, что в сравнении с июнем 2019 года выпуск в промышленности вырос на 2,3% (в мае — на 3,3%, в апреле 2021 года — на 2,5%). Отраслевые данные также показывают, что снижение темпов роста в июне имеет общеэкономический характер.

Обработка выросла на 4,3% против 6,3% в мае, добыча снизилась на 1,1% (нефти и газа — на 5,1%, угля — на 1,6%, металлических руд — на 0,3%) против 2% в мае. «Относительно доковидного февраля (2020 года.— “Ъ”) выпуск в промышленности остается выше на 1,6% (2% в мае)»,— отмечает Дмитрий Полевой из «Локоинвеста».

Впрочем, в Минэкономики продолжают отмечать улучшение показателей выпуска к «допандемийному уровню». Аналитики министерства считают им четвертый квартал 2019 года и, снимая сезонность, обнаруживают рост промпроизводства по сравнению с ним в июне на 2,1%. Однако о затухании роста выпуска в июне свидетельствуют не только опережающие индикаторы деловой активности (см.

“Ъ” от 2 июля), но и зафиксированное Росстатом снижение выпуска на 0,4% по сравнению с маем 2021 года с учетом сезонности.

По итогам же второго квартала можно констатировать устойчивое ухудшение динамики промпроизводства: с устранением сезонности среднемесячные темпы прироста выпуска снизились с 1,4% в третьем квартале и 1,1% в четвертом квартале 2020 года до 0,4% в первом и 0,3% во втором квартале 2021 года.

С некоторой (впрочем, не слишком большой) вероятностью ослабление роста в июне следует объяснять опасениями широкого распространения новой волны эпидемии.

Напомним, именно в июне, после очень быстрого распространения заболеваемости в Москве и Санкт-Петербурге, появились предположения о том, что с июля продвижение COVID-19 в регионы может вызвать новую волну локдаунов, сравнимых по жесткости с летом 2020 года.

Этого не произошло — по крайней мере, пока,— но на настроения и фактический выпуск в промышленности тревожность повлиять могла — и в этом случае в июле-августе темпы роста могут восстановиться.

Но с вероятностью много большей у снижения темпов роста во втором квартале 2021 года есть чисто экономические объяснения, и если оно не окажется результатом случайности, в конце лета и начале осени динамика будет сильно неустойчивой и, скорее, депрессивной.

Так, Владимир Сальников из ЦМАКП отмечает, что торможение роста ожидаемо в силу исчерпания эффекта отложенного спроса в обработке (особенно на потребительских рынках) и новых антиковидных ограничений, введенных властями в июне 2021 года.

«Снижение платежеспособности домохозяйств (реальные располагаемые денежные доходы населения по сравнению с 2013 годом оценочно сократились более чем на 10%) и, соответственно, снижение потребительского спроса заставляет промышленников сокращать свой производственный потенциал, мотивирует к сокращению численности занятых и зачастую к росту цен на продукцию (в слабоконкурентных видах промышленной деятельности и в олигополиях), компенсируя выпадающие из-за падения потребительского спроса доходы»,— добавляет Георгий Остапкович из Центра конъюнктурных исследований ВШЭ. В июле, по данным ЦБ, потребительские настроения, напомним, заметно ухудшились (см. “Ъ” от 22 июля) — причем причины этого пока не слишком очевидны, возможно, это также психологическая реакция на вероятность локдаунов.

Одним из объяснений происходящему может быть внутриэкономическая реакция на сильнейший рост промышленных цен — напомним, что в индексе цен производителей, как неоднократно демонстрировали аналитики Банка России, наибольший рост показывают компоненты, связанные с производством товаров промежуточного спроса, то есть продукции, потребляемой другими производителями. В теории промышленность быстрее, чем потребители, должна реагировать на ценовые колебания (с учетом эффективного управления запасами продукции и сырья) снижением или увеличением объемов выпуска. Иными словами, события второго квартала в промышленности могут быть простым механизмом саморегулирования промпроизводства: стремление «схватить максимум» в текущем моменте ведет к резкому повышению цен в промышленных прайс-листах и столь же быстрой остановке спроса.

Если по итогам июля-августа будет наблюдаться остановка индекса промышленных цен, то в дальнейшем рост в промышленности должен ускоряться

Но в реальности этот сценарий может реализовываться и дольше — вопрос только в том, насколько «разогреты» ожидания промышленности, насколько велики ее аппетиты в отношении потребителей и на какой будущий среднесрочный рост все рассчитывают.

Если среднесрочные ожидания действительно очень хороши, остановки роста под давлением всеобщей алчности производителей вполне может и не произойти.

В противном же случае третий квартал 2021 года может стать временем полной промышленной стагнации или даже депрессии.

Пока что настроения очень хороши. Сам по себе объем выпуска плохо отражает деловую активность в промышленности.

По состоянию на 21 июля опросы Института Гайдара фиксировали ее рост — удовлетворенность текущими продажами достигла максимума с августа 2007 года в 73%.

Остальные составляющие индекса промышленного оптимизма — оценки запасов (снижение их недостатка) и ожидаемого выпуска — стали несколько хуже. Ухудшился и индекс прогнозов (см. график), однако остался в пределах десятилетнего максимума.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *