Чем кормят в российских тюрьмах: рассказ бывшего заключенного

Чем кормят в российских тюрьмах: рассказ бывшего заключенного

Это ежедневное меню для заключенных, отбывающих наказание в тюрьмах России.

Сегодня в колониях уже нет баланды и слипшихся макарон на обед и ужин.

Чем кормят в тюрьме заключенных? Действительно ли у осужденных меню стало таким разнообразным?

Как было раньше? Как кормили на зоне (в тюрьме)?

До вступления в силу Приказа № 44689 от 14.12.2016, касающегося изменения питания в тюрьмах, заключенные жаловались на тюремную кухню.

Многие вспоминали ее с ужасом. Они говорили о том, что после домашних пирожков баланда кажется просто гадостью. Заключенных спасали только постоянные передачи.

Прибывая в лагерь, новички начинали испытывать стресс. Как результат – им постоянно хотелось «жрать», однако пища в не столько отдаленных местах была некалорийной.

Заключенные все чаще стали повторять фразу: «Что покушал, что радио послушал». Однако с 2016 года поменялся порядок кормления заключенных в тюрьмах. Теперь их стали кормить лучше, разнообразней и вкуснее.

Как сегодня кормят в тюрьмах России?

Чем кормят в российских тюрьмах: рассказ бывшего заключенного

Согласно этому документу норма питания людей, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, составляет:

  • завтрак – 30% калорийности еды;
  • обед – 40%;
  • ужин – 30%.

Данные могут немного корректироваться с погрешностью в 5%.

Завтрак в тюрьме

На завтрак заключенным обычно подается молочная каша, овощной гарнир, хлеб, сладкий чай.

Если в уголовно-исправительных колониях отбывают наказание беременные, кормящие женщины или те, кто имеет при себе детей, а также несовершеннолетние в следственных изоляторах, то на завтрак дополнительно им выдают сливочное масло.

Что дают на обед в тюрьмах?

Чем кормят в российских тюрьмах: рассказ бывшего заключенногоСамый сытный и разнообразный прием пищи приходится на обед.

Заключенным подается первое, затем второе. Также к основному гарниру подаются овощи, холодные закуски.

Запивают арестанты все это компотом или киселем. Хлеб подается всегда.

В следственных изоляторах холодных закусок может и не быть в меню.

Что дают на ужин в тюрьме?

В вечернее время меню должно состоять из рыбного блюда с овощами или кашей. Обязательно дается хлеб со сладким чаем.

Если речь идет о несовершеннолетних заключенных или тех, что отбывает наказание в воспитательных колониях, тогда дополнительно выдается сливочное масло.

Как называется еда в тюрьме?

Чем кормят в российских тюрьмах: рассказ бывшего заключенного

Хлеб они называют аммонар, бала; сахар – балагас; масло – балясина; продукты – бациллы; белый хлеб – белинский.

Но та еда, которую начали готовить осужденным после 2016 года, назвать баландой уже язык не поворачивается. Это уже самая настоящая пища.

Новые правила «кормежки» в тюрьмах России

С подписанием Приказа № 44689 от 14.12.2016 изменился порядок организации питания в тюрьмах России.

Что поменялось для заключенных, стала ли еда для них разнообразней и питательней?

Произошли такие изменения:

    Чем кормят в российских тюрьмах: рассказ бывшего заключенного

  • Еда в следственных изоляторах теперь должна быть разнообразной. Это значит, что заключенных запрещается кормить в один и тот же день теми блюдами, которые были приготовлены из одних и тех же продуктов. Например, на обед раньше мог подаваться рисовый суп, а на ужин – рисовая каша.
  • Теперь повара в тюрьмах должны готовить первые блюда не на воде, а на мясном бульоне. А вторые блюда должны готовиться по-разному. Например, если подается котлета, то она должна быть приготовлена в двух видах – жареном и тушеном.
  • В исправительных учреждениях предполагается трехразовое питание. Временной промежуток между завтраком, обедом и ужином не должен превышать 7 часов. Если речь идет о воспитательных колониях, где отбывают наказание несовершеннолетние лица, тогда для них предполагается пятикратное питание.
  • В течение месяца заключенным должен выдаваться узвар – компот из сухофруктов или кисель. А в воспитательных колониях могут выдаваться такие напитки: кофейный напиток, какао, кисель, сок.
  • Подавать холодный чай людям, отбывающим наказание, теперь запрещено. Также не разрешается кормить заключенных холодной едой. Все эти принципы прописаны в приказе. Так, первые блюда должны подаваться в теплом виде при температуре не ниже 75 градусов, вторые – не ниже 65 градусов, а чай – не ниже 80 градусов.

Тюремная «пайка» в России

Чем кормят в российских тюрьмах: рассказ бывшего заключенного

Еда в тюрьме должна быть разнообразной – это основное отличие старой системы питания в тюрьмах от новой.

Работники кухни должны умело подбирать блюда для заключенных, следить за тем, чтобы они часто не повторялись.

Примерное меню в тюрьмах России на 2022 год

Каждый день в местах лишения свободы меню обновляется, например, в понедельник заключенных может ждать:

  • на завтрак – овсяная каша, хлеб, чай с сахаром;
  • на обед – салат из свежей капусты и моркови, рисовый суп на мясном бульоне, отварная курица, гречневая каша, компот из сухофруктов;
  • на ужин: перловая каша с мясными биточками, хлеб, чай с сахаром.

Во вторник заключенные могут полакомиться такими блюдами:

  • на завтрак – манная каша, белый хлеб с чаем;
  • в обед – соленья (помидоры и огурцы), рассольник с мясом, гуляш, компот;
  • на ужин – пельмени, хлеб черный и чай.

В другие дни недели меню также меняется. Может добавляться рыба, однако она не может быть альтернативой мясу. На первое заключенным могут подавать рассольник, щи, суп, уху.

Кстати, если подается уха на первое, то на второе обязательно должно подаваться мясо в любом виде, например, котлета, мясные консервы, сосиски и т. д.

Бюджет на питание заключенных в 2022 году

Чем кормят в российских тюрьмах: рассказ бывшего заключенногоНа одного заключенного сегодня выделяется около 80 рублей. В Федеральной службе исполнения наказаний хотят сократить расходы на питание заключенных еще на 15-20%.

  • Означает ли это, что люди, отбывающие наказание в тюрьмах, станут недоедать?
  • Нет, планируется сократить бюджет за счет развития сельскохозяйственного производства в колониях.
  • Также руководство Федеральной службы исполнения наказаний составило четкий рацион питания с учетом необходимого потребления калорий мужчинам, женщинам и несовершеннолетним лицам-осужденным за те или иные преступления.

Чем кормят в колонии поселении?

Осужденные, которым по решению суда назначен приговор отбывать наказание в колонии поселении, должны быть снабжены продуктами питания во время поездки в колонию. Хотя все расходы на поездку в это исправительное учреждение ложатся на плечи осужденных.

Сухой паек состоит из консервов, хлебцев, чая. В качестве консервов для дорожного рациона выступают различные каши с мясом, тушенка. Уже на месте арестанта кормят всевозможными блюдами: кабачковой икрой, лечо, соленьями, тушенкой, мясом, крупами.

Что касается передач, то арестантам можно передавать различные продукты питания: масло, сыр, колбасу, рыбу, торты, молоко, шоколад и др.

При этом продукты обязательно должны быть правильно запакованы. Например, сыр, мясо и рыба должны быть в вакуумной упаковке, молоко должно быть стерилизованным и быть расфасованным в пакетах, мед должен храниться в упаковке, фрукты можно просто положить в полиэтиленовый пакет.

Действительно ли заключенные стали лучше питаться?

Чем кормят в российских тюрьмах: рассказ бывшего заключенногоВ 2022 году вроде бы как видимых проблем с питанием заключенных нет. Но эти проблемы все же случаются. Чаще всего это происходит из-за коррупционных действий работников исправительного учреждения.

К примеру, администрация тюрьмы организовывает тендер на закупку продуктов питания. Но выигрывает его не та организация, которая предложит лучшую цену или качественные и свежие продукты, а та, что даст заказчику откат в размере 10-15% от суммы заказа.

Получается, что по документам приходят одни продукты, а по факту заключенным подают на стол абсолютно другие. Фирма, осуществляющая доставку продуктов, просто заменяет одни продукты на другие, более дешевые, а прибыль делится пополам.

Если в 90-х годах осужденные голодали в местах лишения свободы, то сейчас проблем с питанием у них нет.

С подписанием нового Приказа Федеральной службы исполнения приказов от 14.12.2016 года, теперь заключенные могут не жаловаться на однообразную еду, холодные блюда, отсутствие мяса и рыбы.

Сегодня тюремная кухня уже не должна пугать людей, отбывающий срок в колониях общего, строгого режима или в колониях поселениях.

Чем кормят в российских тюрьмах. Рассказывает бывший заключенный

 Карельские вестиКарельские вести

Пришлось довольно сильно напрячься и обзвонить всех знакомых в поисках кого-либо, кто бы мог прояснить ситуацию и разбирается в этом вопросе, так сказать, не понаслышке.

После недельных поисков, мне все-таки удалось пообщаться с человеком, бывавшем в местах не столь отдаленных. В свои 49 лет он имеет богатый послужной список и почти двадцать лет жизни провел по ту стороны колючей проволоки.

То, что тюремный рацион не отличается калорийностью и качеством, говорить излишне. Кормят, настоящими помоями, но выбирать не приходится.

Питание трехразовое, а ассортимент блюд ограничен несколькими позициями.

фото с сервиса Яндекс Картинки

Черный хлеб из некачественной муки. Часто пекут его прямо на территории СИЗО в местных пекарнях. Делается это с целью удешевления.

От привычного хлеба у черняги только внешний вид. Вкус практически отсутствует, запах отвратительный.

Чернягу используют не только по прямому назначению.

Заключенные научились делать из него клей а также поделки, больше похожие на мини-скульптуры.

Сечка — так называемая каша, хоть и общего с ней не так уж и много.

фото с сервиса Яндекс Картинки

Проще говоря, это варево из крупы низшего сорта, фактически из отходов перловки или пшенки

Сечку дают на завтрак, обед и ужин. Варится исключительно на воде, но в обед, в нее добавляют немного масла.

Чтобы хоть как то разнообразить вкус, заключенные добавляют в нее приправы из макарон быстрого приготовления или из кубиков «маги»

Иногда, обычно в период каких-либо проверок или больших праздников, в сечку могут добавить мясо. Но обольщаться не стоит. Под мясом подразумевается обрез свиной шкуры, есть которую невозможно.

фото с сервиса Яндекс Картинки

Многие ошибочно думают, что так называется вся еда которую готовят в тюремных столовых, но это не так. Баландой в тюрьме называют первое блюдо, хотя и супом его назвать язык не повернется.

Как правило это похлебка с добавлением картофеля, лука и моркови. Периодически в нее добавляют либо соевое мясо, либо рыбу.

Соевое мясо еще куда ни шло, а вот рыба…..

Вот такой рацион в российских СИЗО.

фото с сервиса Яндекс Картинки

Есть еще очень чай, очень слабый, практически прозрачный. Иногда дают соленые помидоры зеленого цвета и капусту.

По словам нашего собеседника, на ЗОНЕ с питанием значительно лучше, но очень много воруют сотрудники и вместо мяса дают соевый заменитель, видимо самого низкого качества. Там и передач с воли заходит больше, и специальный продуктовый ларек есть. А вот в СИЗО все довольно плачевно и грустно.

Читайте также:  Как на алиэкспресс пожаловаться на продавца - порядок действий

Конечно, в разных изоляторах условия питания могут незначительно отличаться, но это общей картины не меняет.

Баланда, сечка и торт из печенья. Что едят заключенные

Начало цикла читайте здесь:

Несмотря на единые нормы и правила, разработанные в недрах тюремного ведомства, кормят заключенных везде по-разному. Каждому полагается строго определенное количество мяса, рыбы, картошки и прочей снеди. Все выверено до мелочей, до одного грамма.

Конечно, это богатство не выдается на руки заключенным, а погружается в общий котел, где все благополучно растворяется и исчезает. И ни один эксперт уже не определит, сколько и чего было положено в котел. Частенько тюремщики и сами не прочь запустить руку в этот котел. У каждого начальника колонии есть свой секрет.

В колонии строгого режима в поселке Мелехово Владимирской области все выглядело съедобно и пристойно. Меня даже иногда смущало количество куриного мяса в тюремной баланде.

Я долго ломал голову над разгадкой этого секрета, пока другие осужденные из числа местных жителей не поведали мне о существовании птичьей фермы, мирно раскинувшейся по соседству с колонией.

Могу предположить, что начальник колонии и хозяин фермы были добрыми друзьями. Куриные яйца, положенные каждому заключенному два раза в неделю, были такого маленького размера, что их можно было перепутать с голубиными.

Вопрос, что делали с павшими на птицефабрике курами, у меня отпал сам собой.

Но вынужден признаться честно, пока я не разгадал эту загадку, было очень даже вкусно.

В 2011 году я собственными глазами видел подпорченную говяжью тушу со штампом «1985 год», лучшие части которой пошли на стол тюремщиков

Колония колонии рознь, где-то исчезает меньше, где-то больше. Кто заметит отсутствие двух-трех килограммов мяса в огромном котле для варки баланды? Как правило, мясо и другие продукты сюда везут уже не первой свежести, из государственных резервов.

Подходит к концу срок годности — и продукты везут неприхотливому потребителю. В 2011 году я собственными глазами видел подпорченную говяжью тушу со штампом «1985 год», лучшие части которой пошли на стол тюремщиков, а худшие — в зэковский котел.

В славном городе Владимир в колонии №5 это дело было поставлено на поток и с большим размахом. В столовой неофициально работал административный повар — особо доверенный осужденный, который готовил еду для сотрудников колонии.

Если в колонии ожидали какую-нибудь комиссию или высокое начальство, то бачки с едой для сотрудников прятали далеко и глубоко. И все шито-крыто. Как только комиссия за порог — и опять начиналась вакханалия. Гуляй за счет осужденных, ешь-пей — не хочу!

В колонии был открыт целый целый ресторан на вынос. Столовая принимала заказы от сотрудников. Меню, правда, не отличалось большим разнообразием, но спрос на халяву высок и стабилен. Официанты, тоже осужденные, с утра до ночи, в любую погоду таскали сумки с заказанными блюдами оперативникам, режимникам и прочим желающим.

Система работала бесперебойно, и ее отцу-основателю, заместителю начальника по оперативной работе колонии А. Рыбакову было чем гордиться. Кто уследит, что осужденных положено кормить по два раза в неделю гречкой и макаронами? Хватит с них и одного раза! В другой раз их покормят сечкой, которую и есть мало кто будет.

А сэкономленные продукты пойдут сотрудникам колонии. Правда, иногда случались маленькие сбои. Однажды в котлетки, поданные на стол оперативникам, попали стекла. Видимо, кто-то из осужденных таким образам решил высказать свое отношение к тюремщикам. Как ни старался завхоз столовой, виновных не нашли.

Но наказали всех: на всякий случай, для профилактики, жестоко избили всех, кто мог это сделать. Но имя героя так и осталось неизвестным.

Конечно, в местах лишения свободы никто не умирает от голода и истощения. Пайка хлеба — святое. Хватало всем. Но есть хотелось всегда. Хотелось простой человеческой еды, например, обычной жареной картошки.

В колонии моим спасением и отрадой стали тюремные ларьки, где раз в месяц втридорога можно было купить консервы: зеленый горошек, кукурузу, скумбрию и лосось. Нехитрый бизнес приносил хорошие дивиденды тюремщикам и радость заключенным. Но и здесь все было не так просто.

Тюремщики, словно это входило в их должностные обязанности, всегда создавали проблемы и неудобства заключенным, ограничивая их во всем. Если бы тюремщики могли контролировать дыхание заключенных, то и здесь нас ждала бы тотальная нехватка воздуха.

Отовариться можно было только раз в месяц и всего на две тысячи рублей. Посылки, разрешенные раз в три месяца, были большим подспорьем, но всех проблем не решали.

В электрическом чайнике я готовил борщи и супы, варил рыбу, жарил во фритюре копченое мясо, полученное в передаче

В колонии я часто вспоминал свои лучшие тюремные годы. Специзолятор СИЗО 99/1. Образцово-показательная тюрьма, о которой ходили легенды. Тюремную еду, баланду, мы почти не брали, ну разве только для того, чтобы навылавливать из нее кусочков картошки и пустить их в дело.

В камере, освоив рецепты тюремного кулинарного искусства, я готовил различные блюда. Нет более изобретательного существа, чем заключенный. Тюремный ларек радовал нас разнообразием и отсутствием ограничений. Здесь было все — от овощей и фруктов до семги в вакуумной упаковке.

Находясь двадцать четыре часа в замкнутом пространстве, мы хотели хоть как-то разнообразить свою жизнь и чем-то себя порадовать.

И мы радовали себя как могли. В электрическом чайнике я готовил борщи и супы, варил рыбу, жарил во фритюре копченое мясо, полученное в передаче. Все это перекладывалось в пластмассовые контейнеры и перемешивалось в мисках сокамерников. Получались весьма приличные блюда. Шло время, росли запросы и совершенствовалось мастерство.

Однажды мы решили приготовить торт по тюремному рецепту: купленное в ларьке печенье тщательно перетирается и смешивается со сливочным маслом, полученная смесь ровным слоем выкладывается на лист бумаги и отправляется в морозильник. Таким образом готовились коржи для будущего торта.

Из сгущенки и сливочного масла обычной алюминиевой ложкой взбивается крем. Мой сокамерник Саша, обвиняемый в убийствах, бандитизме и торговле оружием, полдня неистово молотил эту смесь, добиваясь нужного результата. В часть полученного таким образом крема высыпали кофе и тщательно перемешивали.

Между готовыми замороженными коржами попеременно выкладывалась прослойка обычного, а затем кофейного крема. Верхний корж заливался шоколадом, расплавленным в алюминиевой миске, поставленной на кипящий чайник.

И торт готов! Это произведение готовили два дня в экстремальных условиях, что требовало огромного терпения, сил и времени, чего у нас было более чем предостаточно. Я находил особое удовольствие в этом действе, входил в какой-то азарт. Так я оставался свободным, находясь в тюрьме.

Как мне было хорошо в этой тюрьме, я понял сразу, едва покинул ее стены.

Сейчас, когда я пишу эти строки, я вижу возмущенные лица читателей: «Ничего себе! Тортики они в камере себе делали! Да им не тортики надо, а стекло толченое, чтобы помучились подольше!»

Не надо думать, что, создавая невыносимые условия жизни для преступников, а тем более для обвиняемых, вы делаете их лучше. Российская история знает массу примеров, когда судили невиновных, когда из-за ужасающих условий люди признавались в чужих преступлениях. Не судите, да не судимы будете.

Владимир Ратников: СИЗОнное меню: есть, чтобы жить

В этих заметках поговорим о том, чем питаются заключённые в российских – в первую очередь московских – тюрьмах. В СИЗО большинство заключённых едят так называемую баланду – еду, предоставляемую бесплатно администрацией. Баланду готовят осуждённые заключённые из хозотряда. Нормы питания устанавливаются постановлениями органов исполнительной власти.

Еду приносят три раза в день: на завтрак, обед и ужин, как и на воле. На завтрак полагается каша. Она может быть манная, овсяная, геркулесовая или это молочный суп.

Как и остальное питание, каша не самого лучшего качества: не сладкая, однако с добавлением сахара вполне съедобными получаются овсяная и геркулесовая.

На завтрак также полагается рассыпной сахар, чёрный хлеб (редко белый), выпекаемый в СИЗО, –относительно приличного уровня. В течение остального времени сахар и хлеб не выдаются.

Обед – наиболее калорийный прием пищи в СИЗО. На первое можно получить рассольник, свекольник (некое подобие борща), щи, гороховый суп. Почти всегда эти супы состоят из одних овощей, мясо в них не кладут.

Обычно супы неплохие (для мест лишения свободы), а гороховый суп можно даже назвать вкусным. Изредка бывает, что в них попадаются кости, гнилая картошка; в общем, по консистенции больше напоминают пюре.

На второе уже полагается мясо. Оно может быть в виде котлет непривлекательного вида – с хрящами внутри, куриной подливы с кусочками вареной курицы, гуляша, представляющего из себя разогретую тушенку. Очень редко можно получить большие куски мяса.

В качестве гарнира предлагаются рис, макароны, перловка, обычно переваренные. Гарнира всегда в достатке, потому его оставляют недоеденным и просто выкидывают. А вот мяса для одного взрослого человека слишком мало. Изредка на обед бывает салат. Это примитивная смесь из капусты и лука.

Ужин практически всегда состоит из рыбы и картошки, хотя их вид сильно разнится день ото дня. Картошка может быть цельная, порезанная на куски или в виде пюре, вареная или печеная. Рыбное меню состоит из минтая, селедки, путассу. Опять же она может быть жареной, солёной, вареной, подкопчёной. И рыбу, и картошку дают в больших количествах.

Что же касается качества, то – как и с остальной едой – его оценка зависит от человека. Людям, не привыкшим к хорошей пище на воле, качество еды вполне понравится. Тех же, кто до «посадки» питался нормально, качество тюремной еды вряд ли удовлетворит.

Картошка очищается машинным способом, из-за чего постоянно попадаются шкурки, хотя во второй половине 2019-го все чаще стали чистить картошку вручную. Сама картошка очень дешёвого ценового диапазона, иногда есть клубни с гнилью. Рыба вполне съедобная, хотя и попадается так называемая «могила».

Чтобы понять, что это такое, представьте себе то, чем кормят дворовых котов: куча вареной рыбы, где рыбы гораздо меньше, чем костей. С лета 2019-го стали предлагать рыбные биточки – полуфабрикат, который постоянно недожаренный.

Читайте также:  Рекомендательное письмо от работодателя сотруднику - образец и примеры оформления

Кроме того, по медицинским показаниям некоторым заключённым полагается так называемая «диета» – дополнительное питание (на деле это обычно маленький кусочек курицы). В СИЗО-5 «Водник» также полагался пакет молока.

Из напитков выдавали очень крепкий, омерзительного вкуса чай. Пить его вряд ли можно. Ни разу не помню, чтобы кто-то брал его, кроме как в карцере, а там кроме баланды другой альтернативы нет. Чай этот давали на завтрак и ужин.

На обед полагался либо кисель, либо компот. Кисель изготавливают, разводя сухой порошок. Его качество постоянно меняется, и иногда он бывает очень вкусным.

То же самое с компотом: то он состоит из сухофруктов, то это обычная сладковатая жидкость.

Еда в карцере по своему составу была такая же, как в камерах постоянного пребывания. Вот только в карцере еду раздавали в самую последнюю очередь, что существенно сказывалось на качестве.

Гнилая картошка, вместо мяса что-то типа субпродуктов, вместо компота – непонятного содержания субстанция.

Вопрос о качестве питания в карцере неоднократно поднимался заключёнными, ведь в карцере заключенный, по правилам, не может есть ничего кроме баланды. Обычно в карцере голод утоляют хлебом.

Я описал питание в СИЗО-1 «Матросская тишина», где я провел больше года (осень 2019-го). Кроме того, несколько недель меня содержали в СИЗО-5 «Водник».

В целом, кормили там примерно так же – с тем отличием, что мясо с гарниром клали в одну миску, а не по отдельности: заключённые сидели и выискивали мясо в огромной порции перловки или макарон.

Если спишь во время раздачи еды, решив поесть позже, ты можешь остаться без мяса – с одним гарниром.

При этом на карантине, куда попадают по приезду в СИЗО, рацион отличается в худшую сторону. Именно там я увидел такие блюда, которые не встречал на воле. Например розовая жижа, куда положили куски моркови, называется борщом. Или каша из перемолотого гороха, вызывающая неприятные ассоциации. В «могиле» на карантине было особенно много костей и мало рыбы.

Основная проблема качества еды заключается в том, что её готовят заключённые, не имеющие стимула к хорошей работе. Они получают МРОТ, из которого списывают средства в счёт их содержания; то есть, по сути, хозотряд работает в положении рабов.

Когда-то в «Матроске» старшим поваром был заключённый Данила. Он подходил к своей работе с душой, старался делать качественные блюда из того скудного выбора, что имелся у него под рукой, и у него это прекрасно получалось.

Пришло время, и Данила подал документы на условно-досрочное освобождение, рассчитывая, что за его старание администрация даст ему хорошую характеристику. Но в планы администрации не входила перспектива потерять такого ценного заключённого.

Как итог – в суд отправили отрицательную характеристику, и как следствие – качество еды в СИЗО резко испортилось.

Другой причиной сомнительного качества баланды является постоянное стремление власти экономить на гражданах. Для заключённых приобретается самая дешёвая продукция. Так, в СИЗО постоянно используют дешевое пальмовое масло, добавляя его во все блюда. У многих заключённых это вызывает приступы изжоги.

Заключённые пробуют «проапгрейдить» баланду. Самое простое – добавляют в неё различные приправы. Можно смешать гороховый суп с мясом, лапшой быстрого приготовления, добавить овощей. Вместо горохового супа можно использовать бульонные кубики.

Как я упомянул, качество баланды в московских тюрьмах весьма относительные. В советское время заключённых кормили так, как не кормили собак; до сих пор в колониях и провинциальных СИЗО еда стала не сильно лучше.

Со слов одного заключенного: «Когда в колонии проходишь мимо столовой, можно умереть от запаха, который из нее исходит». Те, кто прошли колонию, говорят, что по сравнению с едой там рацион в московских СИЗО – это почти блюда из «мишленовского» ресторана.

Но если сравнивать эту еду с тем, что едят на воле, или с тем, чем кормят заключенных в развитых странах, то баланда в московских СИЗО не выдерживает никакой критики.

К счастью, в лучшую сторону отличается еда в изоляторах временного содержания (ИВС). Причина в том, что ИВС входят в систему МВД, а СИЗО относятся к структурам Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН).

Финансирование МВД намного серьезнее, и поставка продуктов осуществляется на договорной основе. Впервые я побывал в ИВС на Петровке; еда там очень напоминает еду в школьной столовой. Среди стандартных продуктов вроде гречки и макарон, попадались крабовые палочки, морская капуста.

Некоторую еду можно было вполне есть и на воле; например, гороховый суп с копченостями, макароны с курицей и томатным соусом. Хотя, как и в СИЗО, гарнира клали очень много, а мяса мало. В качестве напитка давали пакетик чая без этикетки.

К слову, в ИВС не было чайников в камерах, поэтому выпить чай можно было только когда сотрудник разносил кипяток.

В следующий раз я был в ИВС СВАО города Москвы – на Осташковской улице. Когда я попал туда впервые, питание было даже лучше, чем в ИВС на Петровке: еду привозили из кафе. Блюда подавались нам в отдельных пластиковых контейнерах. Питание было вкусным, но однообразным.

На завтрак, как и в СИЗО, – каши, на обед грибной либо куриный суп, а также кусок курицы с гарниром (гречка или макароны). Иногда давали незамысловатые салаты вроде витаминного, а на ужин – опять кусок курицы с гарниром.

Кроме того, заключённым полагался пакетик майского чая (один пакетик на человека три раза в день), черный и белый хлеб, а также пластиковый стаканчик, ложки, салфетки, рафинированный сахар.

Когда меня привезли в этот же ИВС во второй раз – спустя полгода, кормить стали еще лучше. Рацион стал разнообразней: видимо, поменялся поставщик. Особенно это отразилось на завтраках, когда могли дать и кашу, и творожок, и пирожки, и сырники.

На обед и ужин также подавали разнообразные блюда: борщи, щи, макароны по-флотски, качественные котлеты, однажды даже дали огромный кусок свинины, занимавший почти весь пластиковый контейнер. Это был единственный раз, когда мяса было больше, чем гарнира. По качеству эта еда соответствовала тому, что поставляют в СИЗО платно, из ресторана.

Об этом расскажу чуть позже, однако отмечу, что в ИВС такого уровня еда предоставлялась бесплатно.

Особняком стоят сухие пайки, которые полагаются заключённым при поездках в суд. В теории существуют четыре разных набора сухого пайка, но на практике заключённым выдают всего один набор. Консервы должны разогреваться – но, понятное дело, что никто никому ничего подогревать не будет.

Правда, многие оставляют себе эти консервы и разогревают в камере. В сухой паек входят тефтели в белом соусе, рисовая каша с говядиной, овощное рагу, в основном состоящее из моркови, печеночный паштет. Все эти продукты – не самого лучшего качества, но вкуснее баланды.

Кроме того, в сухой паек входит большое количество безвкусных галет, пара пакетиков чая, сахар, пластиковая ложка, стакан, салфетки.

Помимо бесплатной еды в МЛС можно за деньги заказывать дополнительное питание. Ассортимент достаточно разнообразный, и заказ можно делать у двух поставщиков. В меню есть супы, пицца, бургеры, шаурма, шашлыки, пирожные, пирожки и т. д.

Есть возможность заказывать комплексные обеды, в которые входят первое, салат, второе, в некоторых вариантах напиток (компот, каркаде, морс). В целом, качество еды достаточно неплохое, можно сказать, что на уровне обычной столовой.

Хотя на сайте поставщика указано, что пища поставляется горячей, на деле она, естественно, доходит в холодном виде. В камерах держать микроволновые печи не разрешается, поэтому заключённые делают так называемую «пароварку».

Для этого берут два тазика, внутрь одного заливают воду, кладут кипятильник, а затем в воду ставят пластиковый контейнер с едой (при необходимости ее ставят на подставку, сделанную из другого контейнера). После чего все это накрывают вторым тазиком и включают кипятильник.

Есть и другие способы утолить голод в тюрьме. Через передачи, посылки, магазин СИЗО заключённые могут получать различные продукты. Чаще всего питаются бутербродами, сухими завтраками с молоком, творогом, супами и лапшой быстрого приготовления, кашами, печеньем, конфетами.

Иногда готовят более сложные блюда. Так, обычно в камерах на ужин делают салат – чаще всего из огурцов, помидор, зелени. Бывает, что готовят супы, шаурму. Иногда делают даже «тюремный торт».

Ингридиенты торта меняются от случая к случаю, хотя обычно это сладкие сухари, сгущенка, печенье.

Естественно, по сравнению с советскими временами или в сравнении с провинцией заключённые в московских СИЗО питаются совсем неплохо. Но стремиться нужно к тому, чтобы питание заключённых как можно больше походило на питание людей на воле.

Конечно, кто-то скажет, что сравнение неадекватное. Но ведь в СИЗО, согласно закону, сидят люди, еще не признанные виновными; соответственно, они не отбывают наказание, а содержатся под стражей для того, чтобы у них не было возможности препятствовать осуществлению правосудия.

Ну а хорошее питание никак не помешает этой важной задаче.

«Вилка — страшный запрет, хуже эротики». Как кормят заключенных в тюрьмах Европы и России

Чем отличается европейская система питания от российской? Количеством денег, затраченных на еду заключенных. Так, в России на питание тратится 72 рубля в день, в то время как в Европе в среднем 600 рублей.

В европейской тюрьме вы можете питаться по особой диете (вегетарианской, религиозной или просто по показаниям врачей).  Еще  одно отличие — все осужденные в Европе самостоятельно готовят еду для себя или для всех.

Читайте также:  Хранение денег в 2022 году: какую валюту выбрать и почему (мнение экспертов)

Давайте посмотрим, как выглядит система питания в разных европейских тюрьмах. 

Германия

В Германии тюрьмы предлагают заключенным трехразовое питание. Меню состоит из пяти категорий продуктов: обычная, без свинины, для вегетарианцев, легкая пища и для диабетиков. Завтрак — каши, йогурты, салаты, сосиски, яичница или омлет.

Обед и ужин — мясной рулет с беконом, яйцами и пряностями, картофель в мундире, маринованные огурцы, свинина, котлеты.

В Германии заключенные работают и получают в среднем 150-200 евро в месяц, на которые могут купить себе что-то дополнительно из еды в тюремных магазинах.

Великобритания

В тюрьмах Великобритании готовят здоровую еду без соли. Главное внимание в тюремном питании уделяется углеводам, количество которых всегда соответствует суточной норме потребления. Есть и право выбора. На завтрак осужденным предлагают каши на различных крупах, хлеб, джем, молоко.

В обеденное время в тюремной столовой широкий выбор блюд: паста с овощами, бутерброды с тунцом и кукурузой, свинина или говядина с маринованными овощами. Помимо этого, можно съесть печенье и чипсы. Самым популярным блюдом во время ужина является омлет.

Вечером осужденные могут также съесть говядину, говяжий паштет, вегетарианский гуляш, салат или овощной пирог. Один раз в неделю заключенным предлагают чай и кофе.

Франция

Во Франции питание отличается местным колоритом. Утром осужденным разносят кипяток для чая или растворимого кофе и дают французский багет, который они могут съесть в течение дня. Какао и джем — типичные воскресные деликатесы.

На обед и ужин предлагаются салаты или копчености и второе блюдо – мясо, птица под соусом, жареная рыба с рисом, макаронными изделиями или тушеными овощами. Два раза в неделю подается жареная картошка. Если хочется чего-то еще, то можно приобрести еду в тюремных магазинах.

С работой во Франции тяжелее — ей обеспечены лишь 35% осужденных, остальным помогают родственники и друзья.

Норвегия

Система тюремного питания в Норвегии отличается от остальных европейских стран. The Guardian отметила, что заключенным устраивают один организованный прием пищи, когда они должны есть в столовой. Остальное время осужденные готовят самостоятельно.

В норвежских тюрьмах все заключенные работают и получают зарплату в размере 68 крон в день (около 500 рублей), которую они могут потратить на еду. В тюремных магазинах есть все необходимые продукты.

Государство тратит на их питание 80 крон в день (583 рубля).

Россия

Суточный рацион осужденного в России должен составлять 2600—3000 к/ккал. Согласно приказу, заключенных не могут кормить одинаковыми продуктами в течение дня, а также предлагать одинаковые блюда больше трех раз в неделю.

Например, если на завтрак им подадут гороховую кашу, то на обед нельзя будет приготовить гороховый суп. На завтрак осужденные получают кашу, хлеб и чай.  На обед им подают первое на мясном бульоне и второе блюдо, холодные закуски, хлеб, кисель или компот.

На ужин предлагают рыбные блюда с овощным или крупяным гарниром, хлеб, сахар и чай. Несовершеннолетним должны дополнительно давать сливочное масло, а беременным женщинам и женщинам с детьми — хлеб, овощи, сушеные фрукты, сливочное масло, одно яйцо.

Такая система питания обходится государству в 72 рубля в день на одного заключенного.

Но на практике зачастую бывает хуже:

Теоретически [рацион питания в тюрьмах Европы] — ничем [не отличается от российского]. Практически всем. Связано это и с бедностью, и с воровством, и с культурой питания. Культура питания — это последнее, о чем думают в тюрьме, и это понятно. Других проблем хватает, типа пыток.

И вот еще: я нигде в Европе не видела, чтобы у осужденных была только шлемка (миска, — прим. ТД) и ложка. Везде нормальная посуда, вилки, ложки и ножи. Тарелки и кружки. У нас вилка — страшный запрет, хуже эротики. Не говоря уже о ноже. Если честно, я думаю, что хуже уже не будет.

На 72 рубля никто никого не кормит, ибо воровство повсеместное — и крупное, и по мелочи. Без поддержки с воли или из общака (за определенные услуги, конечно) выжить в нашей тюрьме невозможно. Можно хоть до нуля сократить — положение останется прежним.

Кто-то кормится с воли, кто-то с общака, — пояснила «Таким делам» Ольга Романова.

Тюремные университеты: путеводитель по лагерным столовым

Как и чем кормят в лагерях и тюрьмах. История в трех главах.

Кто последний, того и съели

К воротам перед столовой мужики стекались неспешно. Разговаривали друг с другом, ждали, широко расставив ноги, аккуратно курили, пряча бычок в ладони.

Ворота открывал местный «козлик». Не мужицкое это дело — запирать да отворять. Зэк из «козлятника» не спешил: знал, что его недолюбливают, и медлительностью своей мстил.

Уже когда ближние к воротам, самые голодные и нетерпеливые, начинали роптать и обещали набить морду ленивому козлу, ворота открывались, и мужики вдруг из тихой раздольной реки превращались в кипучую горную.

Толпа устремлялась к одноэтажной сбитой из штакетин столовой лагеря и, пихая друг друга плечами в фуфайках, пролезали в тесные двери.

Внутри шла битва.

Алюминиевые миски стояли в широком окне. Их с мойки подавали баландёры — по местным меркам не «козлы», но тоже не особо почитаемый контингент. Мстили баландёры или нет, но тарелок всегда было недостаточно для первой волны голодных зэков. Возле окошка сходились нетерпеливые с наглыми, и в столовой разворачивались эпические столкновения.

Кто-то брал по две-три штуки — для корешей. Тот, кто с ходу не пролез вперёд и не схватил себе заветную шлёмку, рычал на тех, кто от окошка протискивался с охапкой мисок. Счастливчики огрызались и прижимали к себе трофеи, но у некоторых, бывало, отбирали вообще всё.

Время от времени баландёр выносил очередную партию чистой посуды. Её разбирали уже менее активно — самые пронырливые и голодные были в первой волне. Опытные кишкоблуды знали, что, сев за стол первыми, баланды из большой кастрюли они наберут себе погуще. Вторая волна зэков ела остывшее и оставшееся.

Обратно в бараки сытые мужики возвращались так же неспешно, как когда-то сходились к воротам. Впереди ждало дневное построение и спокойное пребывание до самого ужина.

До следующей битвы.

«Предъява» за картошку

Интриганов в лагере хватало. Идеологи от АУЕ* интриги осуждали, но любой бывалый зэк, да ещё и приближённый к блатным, постоянно придумывал заумные многоходовки.

Одни стремились поставить своего земляка смотрящим за бараком, другие подставляли соседей с новыми телефонами на шмонах, чтобы потом выкупить аппарат у «козлов» за полцены, третьи и вовсе избавлялись от соперников, угоняя неосторожных в петушатник. Цели у всех были разные, но методы схожие.

Ингуш лет за тридцать каждый вечер по несколько часов гулял перед бараком. Кому-то казалось, что он просто дышит свежим воздухом, избегая вони немытых тел. Кто-то считал, что ингуш тоскует по воле, где у него осталась многочисленная семья, но только единицы знали, что эта акула прямо сейчас расставляет западню будущей жертве.

Через неделю по лагерю начали распространяться слухи, что каких-то блатных из спортсменов прижучили за прямо за ужином.

Блатные в столовой не питались. Толкаться и стоять в очереди за пайкой им было западло. В столовую ходили только мужики, да и то не все.

Те, кто мог себе позволить еду из лабаза — лагерного магазина — или затягивал с воли несколько лимитов продуктовых передач, питались в отряде.

Но блатные не ходили в столовую принципиально, в том числе и не желая уподобляться основной массе сидельцев. Это не оговаривалось, но подразумевалось.

Еду из столовой им таскали шныри. Сотрудники администрации — инспекторы и дежурные по смене — от скуки и в целях профилактики устраивали за шнырями охоту и часто отбирали у тех пайки. Принципиальные блатные сидели злые от голода, но в столовую не шли.

Бывало, за сигареты и самогон, а то и по дружбе, повара и баландёры притаскивали в отряды картошку, лук и даже мясо. Опекаемые ими блатные и «семейники» кушали от души.

Взять из столовой еду в барак идеология АУЕ не запрещает, но ровно свою пайку. Если «семейник» попросит захватить свою порцию, то можно и две. Что-то большее уже расценивалось как воровство из общего котла. За крысятничество нередко отбивали пальцы, а то и ломали руки. И всегда понижали в социальном статусе — «крысам» не место среди порядочных.

Как-то раз, эдак невзначай, засланный казачок ингуша поинтересовался у пирующих блатных, откуда такая вкусная жареная картошка на их столе. То, что картошку не затягивали с воли, организатор интриги проверил заранее.

Не ведающие о скорой буре спортсмены отмахнулись: наши порции из столовой. Дескать, картошку, что предназначалась им для баланды, они получили в сыром виде.

А дальше закрутилось: вопрос жареной картошки поднялся на лагерной сходке у положенца, вызванные баландёры отрицать не стали: несли картошки столько, сколько могли унести. Группа блатных отпиралась, переводила стрелки, наезжала сама, но так и не смогла обосновать, что пировали «по незнанке». Крысятничество им не предъявили, но от блатных дел отстранили.

Пустующее место заняли доверенные лица ингуша. А тот, не появляясь нигде, кроме как на дорожке перед бараком, продолжил вечерами отшагивать по ней свои километры.

Картошку в лагере жарить перестали.

Режимный отряд

Здесь птицы не поют! Деревья не растут! И только мы плечом к плечу врастаем в землю тут!

Отряд маршировал в столовую, впечатывая казённую обувь в асфальт плаца. В первых рядах шли обиженные отряда, они же уборщики, они же петухи. Самый ущербный нёс табличку с номером отряда.

За ними чеканил шаг спецконтингент на профилактическом учёте, следом основная масса и в завершении колонны — актив отряда. Последним позволялось идти не совсем в шаг и петь тихо, а то и вовсе просто открывать рот.

Остальные же орали патриотическую песню так, будто от этого зависела их жизнь.

А жизнь большинства в этом отряде и правда зависела от чёткости шага в колонне и громкости пения. Зэки дрессировались ежедневно по несколько часов в день, и актив, получивший от оперотдела отмашку, выкладывался тоже до конца. Самые послушные и сообразительные, отмаршировав на месте и безошибочно спев песню, получали разрешение сходить попить чаю с карамелькой и после сбегать в туалет.

Забывчивых били до тех пор, пока песня не отскакивала от их гнилых зубов, а неловких в марше зэков заставляли оттачивать строевой шаг ночью в каптёрке и днём на плацу.

Как результат, к столовой режимный отряд подходил словно кремлёвский полк.

На обед выделялся час. В это время входило построение всех отрядов лагеря, их поочередный марш к столовой, ожидание возле неё своей очереди, принятие пищи, выход из столовой, построение и марш в расположение отряда. Собственно, на саму еду отряду из ста человек оставалось минут десять. Поэтому режимный отряд в столовую забегал.

Первая пятёрка зэков из строя чётко поворачивалась «нале-во!» и мчалась внутрь. За ней вторая пятёрка, далее — третья, и так до самого актива. Блатные «козлы» в столовую заходили не спеша и только лишь проконтролировать, все ли из их подопечных проглотили обед и нет ли безумца, что под страхом избиения решился спрятать в рукав хлебную пайку.

Последние зэки отряда ещё не зашли, а первые уже выбегали на улицу, надевая фуфайки и дожёвывая на ходу. Активисты считали успехом, если отряд успевал «принять» пищу за пять минут.

  • Построившись, отряд запевал про десантный батальон и, уже мечтая об ужине, маршировал за петухами в расположение отряда.
  • ___________________________________________
  • * АУЕ — запрещенное в России движение.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *