Презумпция невиновности в уголовном процессе — судебная практика

Презумпция невиновности в уголовном процессе - судебная практика Максим Иванов Автор статьи Практикующий юрист с 1990 года

Каждый хоть раз слышал выражение «презумпция невиновности», однако что оно означает, понимают не все.

В общих чертах презумпция — это факт, который считается незыблемым, пока не будет найдено достаточно доказательств, его опровергающих.

В нашей стране презумпция невиновности установлена ст. 49 Конституции.

Обвиняемый в совершении преступления человек считается невиновным до тех пор, пока соответствующие органы не соберут доказательства и не дадут им оценку, а суд не изучит их и не вынесет приговор (который еще должен вступить в законную силу)

УПК РФ дополняет конституционное требование, указывая, что ни подозреваемый в совершении преступления, ни обвиняемый в этом не обязаны доказывать свою невиновность.

Доказывание вины, а также опровержение доводов защитников — обязанность стороны обвинения. Сомнения в виновности, которые не могут быть устранены должным образом, всегда рассматриваются в пользу обвиняемого.

Суд, вынося обвинительный приговор, не вправе опираться на предположения.

Обратите внимание!

Даже если гражданин сам заявляет о своей вине в совершении преступления, его слова могут быть положены в основу обвинения лишь при наличии в рамках уголовного дела достаточных доказательств вины.

Понятие презумпции невиновности есть не только в уголовном праве. Так, например, соответствующие нормы содержатся в КоАП. Они указывают, что к административной ответственности привлекаются лица, чья вина установлена, и доказывать свою непричастность они не обязаны.

В КоАП есть исключение от установленного требования презумпции невиновности. Касаются они дорожно-транспортных правонарушений и правонарушений в сфере благоустройства территории, когда неправомерные деяния зафиксированы автоматическими техническими средствами фиксации (фото-, видео-, пр.). Учитывая вид правонарушений, данные исключения юридически не противоречат главному закону страны.

Правило презумпции невиновности содержит, к примеру, Кодекс торгового мореплавания. Он устанавливает, что в столкновении не может обвиняться ни одно из участвовавших в инциденте транспортных средств, пока не будет доказана чья-либо вина. Реализация же права в отношении отдельных лиц происходит уже в рамках КоАП или УК РФ.

Презумпция невиновности в уголовном процессе - судебная практика

Нравственное содержание презумпции невиновности

Она подчеркивает признание главенства достоинства личности, ценности каждого гражданина. В ситуации, когда человека в чем-либо обвиняют, он оказывается в заведомо сложном положении и непростом психологическом состоянии. Справиться со столь тяжелым грузом под силу далеко не каждому.

Презумпция невиновности не позволяет голословно выдвинуть против человека обвинения, она требует доказательств

Более того, предусмотрена ответственность за клевету (каковой можно считать и обвинение в совершении преступления), если данный факт не подтвержден судом. Санкция за ложные обвинения немалая — до 5 млн. руб. штрафа. Таким образом, человек защищен от любых клеветнических действий с чьей бы то ни было стороны и вправе потребовать наказания для тех лиц, которые его необоснованно обвинили.

Обратите внимание!

Клеветой может считаться, например, прилюдное обвинение в тяжком преступлении, социальных сетях, человека, в отношении которого нет вступившего в законную силу решения суда.

Строже наказывается заведомо ложный донос в совершении преступления. За него можно понести наказание вплоть до трех лет лишения свободы. Об этом заведомо предупреждают граждан, заявляющих о преступлениях в правоохранительные органы.

Презумпция невиновности как принцип правосудия

Законодательство России требует, чтобы судьи работали с подтвержденными фактами, доказывающими или опровергающими действие (бездействие) обвиняемого.

Если в ходе судебного разбирательства возникают суждения, которые можно понять двояко, или следствие недостаточно их раскрывает, все они трактуются в пользу обвиняемого лица

В нашей стране невозможно быть наказанным за преступление лишь по причине наличия чистосердечного признания. В таком случае, как минимум, многие слабовольные люди несли бы ответственность за преступные деяния других лиц.

Чистосердечные признания писались бы под давлением, за материальные блага и т.д. Признание в большинстве случаев лишь смягчает вину, но не дает суду права выносить решение, опираясь исключительно на него.

В обязательном порядке от стороны обвинения потребуются доказательства, которые бы подтвердили утверждения гражданина о том, что он действовал противозаконно.

Это главенствующий принцип уголовного процесса, и имеющие место разговоры о его ликвидации необоснованны.

Цель презумпции — охрана прав личности, исключение необоснованного обвинения (осуждения) человека. Виновно лицо в преступлении или нет, в какой мере подтверждена вина, в конечном счете решает суд. Соответствующий материал для изучения дела предоставляет сторона обвинения.

Подозреваемый (обвиняемый) не обязан искать доказательства, опровергающие доводы следствия (дознания). Более того, он вообще может не давать каких-либо показаний по поводу предъявляемых ему претензий. И даже на этом его права не заканчиваются.

Государство предоставляет лицу, которое является подозреваемой стороной, адвоката, за услуги которого не нужно платить.

Обратите внимание!

УК РФ не ограничивает гражданина в самостоятельной защите. Он вправе принимать участие в доказывании своей непричастности, выдвигать собственные версии, фиксировать факты, искать свидетелей, привлекать к участию в уголовном процессе нанятого адвоката.

Резюме

В юриспруденции презумпция невиновности — это гарантия, что обвинить кого-либо в чем-либо возможно лишь при наличии достаточных оснований.

Безусловно, никто не застрахован от предвзятости стороны обвинения, равнодушия государственного адвоката, некомпетентности суда и т.д. Не стоит идеализировать систему правосудия.

Как только появляются проблемы, желательно заручиться поддержкой профессионального юриста. Отстоять ваши права смогут наши специалисты.

Связаться с нами можно по указанным номерам телефонов либо посредством формы на сайте.

Презумпция невиновности в уголовном процессе - судебная практика Людмила Разумова Редактор Практикующий юрист с 2006 года

Фантом российского уголовного процесса- презумпция невиновности

Мы не собираемся в настоящей работе «открывать Америку», утверждая что «Презумпция невиновности»  — фикция и либеральный фантом в России.

Думается, что  каждый  практикующий адвокат, да, что там адвокат, каждый, привлеченный в России к уголовной ответственности, это знает.

Наше намерение состоит лишь в том, чтобы тезисным образом раскрыть суть сделанного на конференции доклада – Презумпция невиновности как  форма реализации  права на защиту.

 Действительно, несколько смешно полагать Презумпцию невиновности  именно принципом уголовного  процесса, несмотря на то,  что именно так она  определена действующим Уголовно- процессуальным законом.

Принцип, если это принцип, — неизменное сквозное начало, которое обеспечивается в любой форме бытия явления, до тех пор, пока имеется возможность констатировать бытие этого явления. Более того, пока сохраняется принцип, приписываемый явлению, можно говорить о его экзистенции.

Заметим, что остальные принципы, указанные в УПК РФ, также весьма далеки от указанного определения.

 Собственно, наш процессуальный закон —  больше  свод шаманских формул, чем описание методологии рассуждения  для такой формы познания как суд. Отчасти это продиктовано тем, что  мы постоянно меняем свою историю в угоду телеологии политического настоящего.

  Повелось это у нас еще от Петра I, который вдруг задумал исторически стереть все монгольское наследие, утвердив Россию державой европейскою.

Совершенно уж чудовищные формы это приобрело при реформах второй половины ХIХ века (отмена крепостного права  здесь сравнима с «дарованием воли» своей собаке, которую попросту больше нечем кормить) и уж совершенно больные формы при  большевистской революции…

Надо понимать, что с точки зрения какого- нибудь инвестора Старого Света, оперирующего суммой инвестиций, ну, скажем так,  миллиардов  в десять долларов США, в современной России  нет и не может быть никакой правовой системы, отвечающей критериям цивилизованности именно в силу тяжелой наследственности. Нашим западным коллегам совершенно  непонятно каким образом мы здесь пытались построить «правовое государство», как нам непонятно,  как  в каком – нибудь регионе в районе экватора при температуре +40 можно слепить «снежную бабу».

Институты западного типа, которые мы копируем (подразумевая в  них возможность применения к нам именно в силу того, что у нас все создано искусственно, заимствовано и другого, собственного, мы не знаем) совершенно  не работают именно в силу того, что  там, у них, они естественным образом сложились как традиция, как естественность. Прецедентное право – это фактически наследие преторского права, идея  формально — юридического равенства, чего уж греха таить, все же была тоже высказана впервые в праве перегринов и тех же преторских эдиктах, неправда ли? Ну, и так далее…

Сказанное в полной мере  применимо, например, к Презумпции невиновности.  У любого же, кто  читает ст. 14 УПК РФ,  совершенно справедливо возникает вопрос, а кем же  считается  невиновным подозреваемый, обвиняемый? И знаете ли, на эту тему у нас  можно очень даже поспорить, в том числе на станицах  научной печати…

Должен ли следователь считать невиновным фигуранта, на которого указали очевидцы преступления? А очевидец? О потерпевший? А орган дознания, который осуществляет ОРМ? А в случае возбуждения  уголовного дела в отношении неустановленного лица  кого считать невиновным? А как же  особый порядок, когда запрещено обжалование  приговора  в апелляцию по  фактическим обстоятельствам  дела (ст. 317 УПК РФ )? То есть факты дела в презумпцию невиновности не попадают, а она распространяется только на  вину, на интеллектуально- волевое отношение лица? А почему при особом порядке нет такого же требования для кассации (специально указывается на апелляционное обжалование)? Ведь, презумпция невиновности действует до вступления  приговора суда в законную силу, это требование аж Конституции РФ, а тут наоборот нарушение, запрет  обжалования на стадии не вступления в законную силу и полная свобода при вступлении в законную силу?  И так далее… 

Читайте также:  Страховая отказала в ремонте по КАСКО? Пути решения!

Все потому, что правосудие в России  никогда не знало независимого суда, может быть за редким исключением предреволюционных реформ второй половины XIX века, которые ее на самом деле и обеспечили (именно эта версия теплит душу управленцев судебной реформы на Старой площади, чего греха таить).

Поэтому столь очевидное  для Великих Просветителей  утверждение, юридический перевертыш praesumptio boni viri, являющийся результатом правопорядка, поддерживаемого правосудием, просто не мог по их мысли иметь другого адресата, кроме суда, а суд иной функции, кроме как снятия социального противоречия на основе справедливого судопроизводства.

Они –то, революционеры, понимали, что выделение суда в отдельную власть и забота о нем необходимы именно в силу того, что народу для достижения справедливости должно быть легче обратиться в суд, чем взять в руки оружие.

Они –то читали Стагирита — правитель, который пытается воздействовать на суд похож на того, кто сначала искривляет линейку, а затем пытается с ее помощью построить здание…

  •  Ну, и наконец, они же не знали, что спустя 200 с лишним лет, в России, избавившейся  от большевиков, задумают принять проевропейский уголовно- процессуальный кодекс, чтобы как во всем цивилизованном мире было…
  •  Они полагались на доступную им естественность, которую считали приемлемой именно для своей страны, исходя из доступных им реалий, впервые о мировой революции заговорил серьезно только Владимир Ленин спустя сотню лет.
  • Поэтому не будем ругаться на Великих Просветителей, как говорится (и случай МН17 в 2014 это доказал), «техника в руках индейцев — металлом».
  • Задумаемся, почему в России презумпция невиновности стала фикцией, фантомом для каждого бывавшего в уголовном суде?

Собственно,в докладе на конференции мы потому определили презумпцию невиновности только лишь как форму реализации  права на защиту, что  уголовный процесс в России оставляет сфере ее реализации самую малую часть – те стадии, где появляется подозреваемый, обвиняемый.  При этом статус подозреваемого у нас определен крайне размыто (до оснований ст. 46 УПК РФ – это в основном мыслительная  деятельность субъекта уголовного преследования, так называемое «бытие в возможности»).

 Между тем, уголовное процесс (уголовное судопроизводство) у нас очень широко ведется и без лица, где соответственно о презумпции невиновности и речи быть не может.

При этом надо понимать, что у нас разделяется уголовное преследование, под которым понимается: «процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления» ( ст. 5 п. 55 УПК РФ), то есть только, когда речь идет о существующем подозреваемом (ст. 46 УПК РФ), обвиняемом (ст.

47 УПК РФ)  можно говорить о наличии уголовного преследования, до этого уголовного преследования не существует, а есть уголовное судопроизводство, которое определено как: «досудебное и судебное производство по уголовному делу» (п. 56 ст. 5 УПК РФ).

Отсюда можно сделать вывод: презумпция невиновности действует  только в стадии  уголовного преследования, которое несколько уже уголовного судопроизводства вообще, так как последнее включает в себя и производство до того, как выявлен конкретный субъект, совершивший преступление.

Поэтому говорить  о презумпции невиновности, как о принципе Уголовного  судопроизводства  некорректно (а именно так названа глава 2 УПК РФ – «Принципы Уголовного судопроизводства»). Вот это, казалось бы, безобидное почти терминологическое замечание, вызвало бурю протеста на нашей конференции.

  1. Почему так? Потому, что всем присутствующим хотелось бы иного положения вещей, чтобы как во всем цивилизованном мире было…
  2.  Но пока в России деятельность органов дознания, осуществляющих оперативно- розыскную деятельность, включена в уголовное судопроизводство (уголовный процесс).
  3. Посмотрите.
  4. ст. 144 УПК РФ: «Дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения»;
  5. ст. 5 УПК РФ: «24) органы дознания — государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с настоящим Кодексом осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия»;
  6.  ст. 40 УПК РФ относит к органам дознания: «1) органы внутренних дел Российской Федерации и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения, пункты) полиции, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности»;
  7. ст. 1 ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности»: «Оперативно-розыскная деятельность — вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то настоящим Федеральным законом (далее — органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность), в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств»
  8. И так далее, при желании  можно долго цитировать законодателя.  Такое положение вещей означает, что будучи полноправными участниками уголовного судопроизводства  органы дознания, например, осуществляют проверку сообщения о преступлении в рамках ОРД, иногда, как мы знаем, годами наблюдая и собирая информацию, провоцируя, инсценируя… Затем собранные тайным образом материалы передаются рапортом в органы предварительного расследования, где  возбуждаются дела в отношении неустановленных лиц, полученная искусственная, порой, база обвинения надлежащим образом закрепляется… И все это тайно в режиме сначала гостайны, затем следственной тайны…

Затем появляется лицо, которому не говорят, что он подозреваемый (ведь, нет оснований ст. 46 УПК РФ), его сначала допрашивают свидетелем… затем предъявляют обвинение, задерживают, допрашивают, заключают под стражу, сразу «заканчивают» предварительное  расследование и  приступают к  ст.

217 УПК РФ, ограничивая по суду во времени. Затем расследованное дело поступает в суд, когда еще ни одна из жалоб, поданных адвокатом, не «отлежала» своего месячного срока, а потому не будет рассмотрена как уже не входящая в компетенцию, ибо дело уже за судом.

Суд, лишенный иной картины мира, кроме той, которую на протяжении нескольких лет, месяцев, собирали в рамках уголовного судопроизводства по делу органы дознания, предварительного расследования,  с постоянной каруселью гособвинителей в процессе,  заставляющей его принимать сторону обвинения  в силу самой динамики процесса, конечно же осудит.

Вот и получается, что уголовный процесс, уголовное судопроизводство, у нас можно представить  в виде следующей схемы (учитывая еще и «процессуальный баскетбол», когда материалы органов дознания «дорабатываются» органами предварительного расследования через отказ в возбуждении, с последующей отменой и возобновлением проверки сообщения о преступлении)

Презумпция невиновности в уголовном процессе - судебная практика

  • И нет в трех этих секторах (ОРД, неустановленные лица, «баскетбол»),  до появления подозреваемого, обвиняемого, никакой презумпции невиновности, ни в качестве банального предположения, ни как принципа, ни уж тем более  как института, охраняющего права личности.
  •  Согласен, что это обидно и больно, что именно это вызвало столь существенные возражения при самом докладе, но в такой стране как Россия, в ее текущем больном положении, когда есть основания полагать, что наша государственность – это остаточная жизнедеятельность в трупе, одним из самых необходимых лекарств является Правда.
  • Последняя заключается в том, что такой принцип Уголовного процесса как Презумпция невиновности у нас, в нашем уголовном судопроизводстве (процессе), таковым законодательно не является, не говоря уже о фактическом положении дел.

 И это не слепота законодателя, не техническая ошибка правотворчества, если только не верить Фридриху Ницше (близорукость не слепота, она — трусость).

Полагаем, что текущий уровень законодательного  обеспечения презумпции невиновности в нашем Уголовно- процессуальном законе является составной частью обмана Российского народа, это средство и способ усыпить  бдительность привлекаемого к уголовной ответственности, в целях реализации организованного права на насилие в отношении любого.

Надо прекратить дурачить Наш народ…

Прокурор разъясняет — Прокуратура Рязанской области

Презумпция невиновности в уголовном судопроизводстве

Частью 1 статьи 49 Конституции РФ предусмотрено, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Презумпция невиновности – один из основополагающих принципов уголовного судопроизводства (ст. 14 Уголовного кодекса РФ). Данная норма закона распространяется как на обвиняемого, так и на подозреваемого.

Виновность лица непременно должна быть установлена вступившим в законную силу обвинительным приговором суда. В случае, если судом вынесен оправдательный приговор, лицо признается невиновным в совершении деяния.

Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения (ч. 2 ст. 14 Уголовного кодекса РФ).

Решение суда о виновности обвиняемого не может основываться на том, что он не сумел опровергнуть обвинение, не представил доказательств, подтверждающих свою непричастность к совершению преступления, или же отказался от дачи показаний. Обязанность представления доказательств не может быть возложена и на защитника обвиняемого.

Читайте также:  Что такое водоотведение в квитанции ЖКХ

Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 14 Уголовного кодекса РФ).

  • В случае, если оценка собранных по делу доказательств вызывает у стороны обвинения или суда сомнения в виновности лица, тогда как все возможности пополнения доказательственной базы исчерпаны, обвиняемый должен быть оправдан.
  • При этом, сомнения толкуются в пользу обвиняемого не только лишь относительно вопроса его виновности (невиновности), но и касательно других связанных с этим аспектов.
  • Если уголовное дело на момент появления неустранимых сомнений не направлено в суд для рассмотрения по существу, то оно подлежит прекращению на стадии предварительного расследования.

Принцип презумпции невиновности определяет правовой статус обвиняемого не только в уголовном процессе, но и во всех общественных отношениях, в которых он выступает в качестве одного из субъектов.

До вступления приговора суда в законную силу за обвиняемым, содержащимся под стражей, сохраняется право на участие в выборах, право на пользование жилым помещением, его не могут уволить с работы или отчислить из учебного заведения ввиду виновности в совершении преступления.

Подготовлено прокуратурой Михайловского района

СМИ

Некоторые вопросы принципа презумпции невиновности в практике Европейского Суда по правам человека

  •                                                                                              Виницкий Лев Витальевич
  •                                                                               доктор юридических наук, профессор,
  •                                                                               заслуженный юрист Российской Федерации,
  •                                                                               член ККС Смоленской области
  •                                                                               Смоленский государственный университет
  •                                                                                              Кубрикова Мария Евгеньевна
  •                                                                               старший следователь СО по г. Смоленску
  •                                                                               СУ Следственного Комитета РФ
  •                                                                               по Смоленской области
  • Некоторые вопросы принципа презумпции невиновности
  • в практике Европейского Суда по правам человека

       Презумпция невиновности обвиняемого – признаваемый всеми международный принцип, закрепленный в ч. 1 ст. 11 Всеобщей Декларации прав человека 1948 года; ч. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года, ч. 2 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подписанной в Риме 04.11.1950; п. 1 Резолюции 2858 (XXVI) Генеральной Ассамблеи ООН «Права человека при отправлении правосудия от 20 декабря 1971 г.».

       В Резолюции Комиссии ООН по правам человека «О целостности судебной системы от 19 апреля 2002 г. в п.

3 указывается: «важно, чтобы каждый обвиняемый в уголовном преступлении, имел право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону в ходе гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все необходимые гарантии для защиты». Аналогичное положение закреплено в ст. 49 Конституции РФ и в ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

       Несмотря на столь всеобъемлющее закрепление данного принципа, Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) отмечает имеющие место недостатки по рассматриваемому вопросу в нашей правоприменительной практике. Причем они имеют место, как в работе дознавателя, следователя, так и суда.

       В частности, указывается на формулировки, которые дают основание полагать, что суд считает виновным лицо, которое не было признано таковым в порядке, установленным законом.

Например, Суд признал нарушением презумпции невиновности ситуацию, когда в постановлении об избрании меры пресечения была допущена формулировка: «совершил уголовные преступления», которые являются предметом этого судебного преследования, вместо указания на то, что «имеется разумное подозрение» в совершении таких преступлений [1]. Естественно возникает вопрос о нарушении права на справедливое судебное разбирательство.

       Изученные нами уголовные дела, рассмотренные в порядке главы 40.1 УПК РФ, показали, что в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительных заключениях следователи использовали формулировку «…совершил преступление (-я)…», то есть делали преждевременный вывод о виновности обвиняемого.

Подобная практика недопустима! Мнение следствия не может предопределять позицию суда.

Это грубо нарушает принцип презумпции невиновности и право обвиняемого на справедливое судебное разбирательство, ведь позиция следствия может быть и вовсе ошибочной, даже несмотря на то, что обвиняемый соглашается с предъявленным ему обвинением в полном объеме.

       ЕСПЧ обращает внимание, что имеют место случаи неправомерного поведения отдельных должностных лиц, позволяющих высказывать свою позицию относительно доказанности преступления по уголовному делу, материалы которого еще предстоит рассмотреть в суде. Обоснованно считается, что таким образом происходит внушение общественности мысли о том, что подсудимый виновен в инкриминируемом ему преступлении.

       Так по делу «Хужин и другие против Российской Федерации» Суд отметил: «…за несколько дней до начала рассмотрения судом дела заявителей государственный телевизионный канал организовал трансляцию телевизионной программы, в которой приняли участие следователь, ответственный за дело заявителей, городской прокурор начальник отдела расследования особо важных дел региональной прокуратуры, а также потерпевший В., лицо которого было скрыто.

       В начале программы городской прокурор сделал следующее заявление: «Братья Хужины по своей натуре жестокие, дерзкие и жадные; они хотели пользоваться дешевым или, точнее, бесплатным трудом. С другой стороны, потерпевший В., лицо без определенного места жительства, мягкий и тихий…». Черно-белые фотографии заявителей в это время демонстрировались на весь экран.

       Рассказ ведущей чередовался с выступлением потерпевшего В., который сообщал, как он подвергался жестокому обращению со стороны Хужиных и безуспешно пытался бежать. Ведущая спросила участников, можно ли назвать братьев Хужиных садистами.

       Городской прокурор ответил следующим образом:

       «Мы, то есть прокуроры и милиция, знаем этих братьев с их малолетства… Мы расследовали дела, совершенные братьями, но их нельзя было привлечь к уголовной ответственности из-за их возраста.

После того как они достигли возраста (совершеннолетия), они оказались на скамье подсудимых. Все трое были осуждены за хулиганство. По моему мнению, это преступление весьма характерно для всех братьев Хужиных своей жестокостью и бессмысленным зверством.

Думаю, что к этому преступлению привели личные качества братьев Хужиных и (их) желание иметь бесплатную рабочую силу».

       Другие участники выступили со следующими ми:

       «Прокуратура будет требовать лишения свободы как меры наказания для всех трех братьев… Например, часть 2 статьи 126 предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до 10 лет, статья 117 предусматривает от трех до семи лет лишения свободы. Выбор за судом…

       Бесстыдное преступление. Если кто-то знает о подобных фактах, сообщите о них в милицию, и преступники будут наказаны…

       (Ведущая):… В сентябре Глазовский городской суд начинает рассмотрение этого уголовного дела. Трое братьев-бизнесменов, которым пришла порочная мысль стать рабовладельцами, получат заслуженное наказание».

       Программа вновь транслировалась в августе 1999 г., 15 мая и 25 октября 2001 г.

       7 августа 1999 г. журналистка М. опубликовала статью под заголовком «Страна рабов» в местной газете «Калина красная».

Она начиналась словами: «Я твердо убеждена, что нижеследующий рассказ – это один лишь факт в мутных водах рыночных отношений. И национальных отношений также.

Хотя я хотела бы быть беспристрастной по отношению к этим национальным отношениям – каждый народ имеет просвещенных ученых и жестоких убийц».

       Журналистка изложила историю В., которого эксплуатировали и избивали братья Хужины. В статье упоминалось, что старший брат носил имя Марат, что двое других братьев были 24-летние близнецы и что они торговали фруктами на местном рынке. Фамилии заявителей не были указаны.

Приводилась фраза самого В. в пересказе его бывшего одноклассника, который приютил его: «У этих татар все схвачено». Последний абзац выглядел следующим образом: «Много, много вопросов возникало у меня, когда я перечитывала материалы уголовного дела.

Почему жизнь грязного поросенка ценится больше человеческой жизни? Почему множество русских, удмуртов и других числятся безработными, в то время как они не только находят работу для себя, но и эксплуатируют наемный труд! И почему каждый в городе знает о делах лучшего друга всех бродяг и остается равнодушным?».

       Заявители подали несколько жалоб на освещение в прессе уголовного дела, возбужденного против них.

       В письме от 12 марта 2001 г. заместитель прокурора Удмуртской Республики подтвердил, что раскрытие материалов уголовного дела средствам массовой информации не противоречит статье 139 Уголовно-процессуального кодекса.

Он также отметил, что глазовскому городскому прокурору рекомендовано применять «более взвешенный подход при определении объема информации об уголовных делах, которая публикуется до вступления приговора в законную силу» [2].

       Следует заметить, что ЕСПЧ считает, что п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод вовсе не препятствует властям информировать общественность о ведущихся уголовных расследованиях, но он требует, чтобы власти делали это сдержанно и деликатно, как того требует уважение презумпции невиновности.

       Ратифицировав Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней 30.03.1998 г. Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека и обязалась не только исполнять конкретные его решения, но и обеспечивать соблюдение прав человека на своей территории.

Читайте также:  Заморозка накопительной части пенсии

Презумпция невиновности в уголовном процессе: гарантии реализации и пределы практического применения



В статье анализируется сущностная природа презумпции невиновности в уголовном процессе и обосновывается ее высокий гуманистический потенциал в современных условиях. Анализируется ряд значимых механизмов реализации данного принципа на практике.

Вместе с тем, отмечается недопустимость ее понимания как рычага вседозволенности, и предпринимается попытка по выявлению пределов ее действия.

Ключевые слова: презумпция невиновности, уголовный процесс, приговор суда, обвиняемый, приговор суда.

The article analyzes the essential nature of the presumption of innocence in criminal proceedings and substantiates its high humanistic potential in modern conditions.

A number of significant mechanisms for implementing this principle in practice are analyzed.

At the same time, it is noted that it is unacceptable to understand it as a lever of permissiveness, and an attempt is made to identify the limits of its action.

  • Keywords: presumption of innocence, a criminal trial, the verdict, the accused, the sentence of the court.
  • Одним из важнейших конституционных постулатов является положение о признании человека, вкупе с комплексом неотчуждаемых прав и свобод, в качестве важнейшей ценности, являющейся ориентирующим вектором для содержательного наполнения и практического применения законов, при функционировании органов законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления.
  • При этом не подлежит оспариванию априорная добросовестность участников соответствующих правоотношений и разумность их поступков [1].

В контексте уголовного процесса данная идея нашла свою объективацию в правовой форме «презумпции невиновности». Если обратиться к общетеоретическим основам, под презумпцией следует понимать предположение, истинность которого принимается как данность до момента доказанности обратного [2, с.28].

  1. Исходя из этого, согласно УПК РФ, под презумпцией невиновности следует понимать объективное правовое состояние лица, привлекаемого к уголовной ответственности, согласно которому лицо не может считаться виновным до момента доказанности факта его виновности в нормативно установленном порядке и ее констатации вступившим в законную силу приговором суда, безотносительно от его собственного отношения к своей причастности к инкриминируемому деянию [3].
  2. Презумпция невиновности может быть применена, если был соблюден весь комплекс требуемых мероприятий по выявлении искомого факта, и при этом была обнаружена объективная невозможность его однозначного доказывания.
  3. Как можно логически заключить, презумпция невиновности играет дуалистичную роль: она блокирует возможность привлечения к ответственности невиновного лица и, в то же время, в более глобальном контексте, является рычагом обеспечения режима законности в уголовном судопроизводстве, содержащим, в отличие от гражданского процесса, императивный запрет на применение аналогии закона.

Помимо прочего, в литературе отмечается, что презумпция невиновности уместно рассматривать также в качестве контрверсии в отношении видов обвинения, стимулирующей тем самым полноту и всесторонность расследования и судебного рассмотрения уголовных дел [4, с.154].

В целом же, значимость презумпции невиновности в полной мере обусловлена господствующим в конкретном государстве политическим режимом. Государство с поистине демократической и правовой установкой позволяет рассматривать ее в качестве краеугольного камня уголовной юстиции, явственно объективирующего уважение к человеку как наивысшей ценности в социуме.

  • В то же время, ее недопустимо трактовать как некий абсолют — презумпция невиновности не может быть использована как инструмент завуалирования преступных проявлений и уклонения виновных от уголовной ответственности.
  • Изложенное диктует потребность в конструировании четких ориентиров, ограничивающих пределы действия анализируемой презумпции.
  • Объективно оценивая отсутствие должного внимания исследователей к данной проблематике, нами по итогам анализа теоретических воззрений были обозначены некоторые границы применения презумпции невиновности в уголовном процессе.

Так, о применении презумпции невиновности можно вести речь только в доказательственных уголовно-процессуальных, а не в уголовно-квалификационных правоотношениях.

К примеру, ошибочно примеренной была ответственность заместителя декана юридического факультета А. по п. «г» ч. 4 ст.

290 УК РФ за получение взятки от абитуриента, которая была обусловлена помощью последнему при сдаче вступительных испытаний и последующему поступлению на коммерческой основе на очную форму обучения.

А., выполняя функции председателя приемной комиссии, тем не менее, располагал лишь полномочиями организационного характера, не обладая правом решающего голоса. В то время как лицом, проводящим собеседование, был профессор, который был вне зоны влияния А.

, и членам комиссии была дана установка о принятии как можно большего числа лиц на коммерческой основе безотносительно к уровню их знаний. Переквалификация действий А. с п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст.

159 УК РФ не требовала дополнительных доказательств [5].

В аспекте анализируемого вопроса важно отметить положение об отсутствии у доказательств заранее установленной силы, и признание обвиняемым своей вины в совершении инкриминируемого деяния может быть заложено в фундамент обвинения только при его подтверждении достаточным доказательственным материалом.

Наращивает мощь анализируемой презумпции также положение о том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Также важно учитывать, что спектр факторов, влекущих отягчение вины обвиняемого, закреплен в категорической форме без возможности расширительного толкования.

При этом Верховный Суд РФ справедливо отмечал, что отрицание лицом своей вины следует рассматривать как защитный механизм, а отсутствие раскаяния не является основанием для ужесточения наказания [6].

Обвиняемый, который признал причастность к совершению им преступного деяния, в силу действия презумпции невиновности, вправе ограничиться заявлением о признании своей вины, не неся никаких обязанностей по даче соответствующих показаний, указанию на доказательства, подтверждению истинности его признания. При данных обстоятельствах именно следователь, прокурор и суд должны нести бремя обоснования правдивости показаний обвиняемого путем собирания доказательственной базы.

Все изложенные положения лишь усиливают «звучание» презумпции невиновности, являясь ее гарантиями и гармонично с ней сосуществуя.

Вместе с тем, укажем, что научно-технический прогресс внес некоторые коррективы в область, затрагивающую презумпцию невиновности, оказав содействие правоохранительных структурам в деле фиксации правонарушений латентного характера. Это в некоторой мере сузило пределы применения презумпции невиновности, однако не повлекло нанесение ущерба ее принципиальным основам и ущемление права обвиняемого на защиту.

К примеру, суд, признав обоснованным привлечение гражданина к административной ответственности, отметил, что, исходя из содержания нормативных предписаний, на лицо, в случае привлечения его к ответственности за правонарушение, подлежащее фиксации посредством использования специальных технических средств, оснащенных функциями фото- и киносъемки, видеозаписи, возлагается обязанность по доказыванию своей невиновности.

В анализируемом деле гражданином не были предоставлены бесспорные доказательства, с очевидностью подтверждающие его непричастность к зафиксированному автоматическим средством административному правонарушению, а именно то, что за рулем спорного транспортного средства был не он. Как видим, здесь наблюдается явное сужение пределов действия презумпции невиновности [7].

В аспекте рассмотрения пределов действия презумпции невиновности отметим дискуссионность вопроса стадий, в рамках которых он действует. Наиболее распространена позиция о том, что сфера действия данного принципа охватывает стадии предварительного расследования и судебного разбирательства дела в суде первой инстанции.

Вместе с тем, пределы действия принципа презумпции невиновности неоднократно в литературе были ограничены гораздо более ранним периодом времени. К примеру, Н. Н.

Полянский отстаивал позицию о том, что значение анализируемой конструкции нивелируется, как только орган расследования будет убежден в достаточности сформированного доказательственного материала по вопросу виновности обвиняемого [8, с.213].

По мнению И. Ю. Панькиной, действие презумпции невиновности завершается с момента процессуального оформления дознавателем, следователем, прокурором и судом своего окончательного вывода о виновности обвиняемого [9, с. 45].

Э. И. Клямко считает, что предел действия презумпции невиновности связан с моментом постановления обвинительного приговора. Иной подход нивелирует значение суда первой инстанции в качестве судебной структуры, лишая его права разрешения вопроса о виновности лица в случае дальнейшего обжалования или опротестования приговора [10, с.156].

  1. Резюмируя изложенное, укажем, что по своей сущности презумпция невиновности фигурирует в качестве объективного правового положения, базирующегося на законе, существование которого не зависит от воззрений того или иного следователя, прокурора, судьи по поводу конкретного дела.
  2. Считаем, что действие презумпции невиновности распространяется на все стадии уголовного процесса, которые предшествуют официальной констатации виновности лица судебным решением, облеченным в форму приговора.
  3. Таким образом, вряд ли подлежит оспариванию тот факт, что в современных условиях принцип презумпции невиновности является мощным орудием нивелирования обвинительного уклона, важным инструментом всесторонней реализации базисных начал правосудия в Российской Федерации и гарантом гуманного отношения к личности.
  4. Литература:

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *