Взыскание убытков с арбитражного управляющего

Можно сказать, что взыскание убытков с арбитражного управляющего это сложившаяся судебная практика.

За неправомерные действия или бездействия, допущенные конкурсным управляющим в процедуре банкротства юридического лица или финансовым управляющим в процедуре реализации имущества физического лица, которые при этом повлекли убытки для конкурсного кредитора, может последовать ответственность арбитражного управляющего.

Рассмотрим вопрос взыскания убытков на примере последнего Определения Верховного Суда РФ по делу №308-ЭС19-18779(1,2) от 29.01.2020 по иску Попова В. А. к арбитражному управляющему Епишевой Н. Н.

Взыскание убытков с арбитражного управляющего

Фабула дела

Истец просил суд взыскать убытки с финансового управляющего Епишевой Н. Н., которые возникли у него как конкурсного кредитора в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя Крымова А. И. По мнению Попова В.

А. арбитражный управляющий Епишева Н. Н. не оспорила сделки должника (Крымова), которыми он продал четырнадцать объектов недвижимости по более чем в четыре раза заниженной цене в предверии собственного банкротства.

Очевидно, что в случае подобного бездействия финансового управляющего конкурсная масса недополучила объекты недвижимости, которые можно было бы реализовать в процедуре банкротства и распределить вырученные денежные средства среди кредиторов.

Почему же Верховный Суд отказал во взыскании убытков с финансового управляющего. Дьявол как известно кроется в деталях. В данном случае ключевым вопросом для привлечения к ответственности финансового управляющего стал срок исковой давности по сделкам должника. Кроме того, в данном судебном акте хорошо отражены правовые основания для взыскания убытков с арбитражного управляющего.

Правовое обоснование

Стандарт добросовестности и разумности арбитражного управляющего установлен пунктом 4 статьи 20.3 Федерального закона от 26.10.2002 No127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

В процедуре реализации имущества гражданина как и в конкурсном производстве деятельность арбитражного управляющего должна быть подчинена цели этой процедуры — соразмерному удовлетворению требований кредиторов с максимальным экономическим эффектом, достигаемым обеспечением баланса между затратами на проведение процедуры реализации имущества и ожидаемыми последствиями в виде размера удовлетворенных требований.

С одной стороны арбитражный управляющий должен предпринять меры, направленные на увеличение конкурсной массы должника, в том числе на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, посредством обращения в арбитражный суд с заявлениями о признании недействительными сделок. С другой стороны деятельность арбитражного управляющего по наполнению конкурсной массы должна носить рациональный характер, не допускающий бессмысленных формальных действий, влекущих неоправданное увеличение расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, повлекшее причинение убытков должнику, кредиторам и иным лицам, является основанием для привлечения его к ответственности в виде возмещения убытков (пункт 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве, пункт 48 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 15.12.2004 №29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение или утрата возможности увеличения конкурсной массы, которые произошли вследствие неправомерных действий (бездействия) арбитражного управляющего, при этом права должника и конкурсных кредиторов считаются нарушенными всякий раз при причинении убытков (пункт 11 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих, информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации No 150 от 22.05.2012).

Судебное оспаривание сделок должника является одним из механизмов пополнения конкурсной массы. Однако, не всякое оспаривание может привести к положительному для конкурсной массы результату.

Верховный суд в данном деле указал на то, что предельный период подозрительности, при котором сделка может быть признана недействительной по основаниям Закона о банкротстве, составляет три года, исчисляемых с даты принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве).

В рассматриваемом судом деле все сделки Крымова были совершены в более ранний срок, следовательно их можно было оспаривать только по общегражданским основаниям (статьи 10 и 168 Гражданского кодекса РФ).

Однако, для успешного оспаривания и квалификации сделки как ничтожной по статьям 10 и 168 ГК РФ требовалось выявление нарушений, выходящих за пределы диспозиции части 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (правовая позиция изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 24.10.2017 No 305-ЭС17-4886(1)).

По мнению истца, отчуждение Крымовым А.И. своего имущества по заниженной цене в пользу заинтересованных лиц (родственников) в преддверии наступления срока возврата займов с целью причинения вреда кредиторам являлось достаточным основанием для оспаривания сделок по общим нормам о недействительности сделок, совершенных со злоупотреблением правом.

Однако, арбитражный управляющий вполне правильно исходил из того, что названные истцом обстоятельства не выходят за рамки диспозиции статьи 61.2 Закона о банкротстве, а иных обстоятельств не усматривалось. Следовательно, судебных перспектив для оспаривания сделок Крымова А.И. в деле о его банкротстве по статьям 10 и 168 ГК РФ так же не было.

Таким образом, делает вывод Верховный суд, действия финансового управляющего Епишевой Н.Н., воздержавшейся от бесперспективного оспаривания сделок, разумны, рациональны, направлены на реализацию целей конкурсного производства, а значит правомерны.

Верховный суд также отметил, что Попов В.А.

имел возможность своевременно обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, что позволило бы ему избежать последствий пропуска срока подозрительности сделок.

Взысканием с арбитражного управляющего убытков истец по существу пытается переложить негативные последствия своей нерасторопности по истребованию займов, предоставленных должнику.

Выводы

  1. Кредиторам не следует затягивать с инициированием банкротства должника. Очевидно, что если служба судебных приставов не смогла взыскать долг на протяжении более чем 6 месяцев, то следующий логичный шаг — обратиться с заявлением о банкротстве.
  2. Взыскание убытков с арбитражного управляющего по основанию неоспаривания им в процедуре банкротства предшествующих сделок должника по выводу активов возможно только в том случае, если не истек срок исковой давности. В данном случае действует общий срок исковой давности — 3 года с момента когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав бездействием арбитражного управляющего.

Полный текст Определения ВС РФ

Взыскание убытков с арбитражного управляющего

Раскрываю повседневную жизнь банкротчика на телеграм-канале «Банкротный волк» — подписывайтесь!

3 ААС обобщил практику возмещения убытков, причиненных арбитражными управляющими

Третьим арбитражным апелляционным судом подготовлен «Обзор  судебной практики по рассмотрению дел по спорам, связанным с применением законодательства о возмещении убытков, причиненных незаконными действиями (бездействием) арбитражных управляющих в деле о банкротстве». Документ содержит правовые позиции о порядке привлечения арбитражного управляющего к ответственности, ее основаниях, доказывании ряда обстоятельств, необходимых для удовлетворения требования о возмещении убытков, а также о возмещении убытков страховой организацией.

Гражданско-правовая ответственность арбитражного управляющего установлена Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Согласно п. 4 ст. 20.4.

названного закона  арбитражный управляющий обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда.

Хотя эта категория споров в общем массиве дел рассматриваемых апелляционным судом довольно малочисленна (за предшествующие два года 3 ААС рассмотрел 36 таких дел), вместе с тем решение вопроса об ответственности арбитражного управляющего за причиненные им убытки вызывает немало вопросов.

При обращении в суд заявители требовали взыскать убытки, причиненные нарушением порядка оценки имущества должника, непринятием мер, направленных на его сохранность, нарушением очередности удовлетворения текущих требований, выразившихся в оплате услуг привлеченных специалистов, непринятием надлежащих мер по погашению дебиторской задолженности,  непоступлением в бюджет обязательных платежей и др.

Вместе с тем, как отмечается в обзоре 3 ААС, обращение в суд с подобным требованием предполагает обязанность доказывания противоправности поведения арбитражного управляющего, факта убытков, причиненных противоправными действиями управляющего, а также причинно-следственной связи между действиями  управляющего  и возникшими и убытками. При недоказанности хотя бы одного из указанных условий правовые основания для взыскания убытков отсутствуют.

Отдельно подчеркивается, что противоправное поведение (незаконные действия) арбитражного управляющего является обязательным условием для предъявления требования о взыскании убытков.

Поэтому доказывание факта неисполнения (ненадлежащего исполнения) арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей либо иного нарушения законодательства является обязательным при предъявлении в арбитражный суд требования о возмещении убытков.

В процессе подготовки обзора исследовалась судебно-арбитражная практика Третьего арбитражного апелляционного суда, а также постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа и Высшего Арбитражного Суда за минувшие два года (с 01 января 2011  по 31 декабря 2012). 

По итогам анализа судебной практики 3 ААС выработано и обосновано 17 нижеприведенных позиций, которые «могут быть использованы в практике рассмотрения аналогичных дел»:

  1. Право на предъявление и удовлетворение иска о взыскании убытков не должно ставиться в зависимость от того, обжаловались ли действия (бездействие) арбитражного управляющего в рамках дела о банкротстве (дело А74-4363/2010, А74-4676/2010);
  2. Наличие вступившего в законную силу судебного акта об отказе в удовлетворении жалобы на действия (бездействие) арбитражного управляющего является основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании убытков, причиненных данными действиями (бездействием) (дело № А33-10656/2011);
  3. Выводы о неправомерности действий арбитражного управляющего в деле о банкротстве, сделанные судом по итогам рассмотрения жалобы на действия арбитражного управляющего, учитываются при рассмотрении требований о взыскании убытков (дело А33-11704/2011);
  4. При решении вопроса о правомерности привлечения арбитражным управляющим специалистов оценке подлежит необходимость привлечения таких специалистов и обоснованность размера оплаты их услуг. При этом, заключение с привлеченными специалистами трудового договора само по себе безусловно не свидетельствует о неправомерности действий конкурсного управляющего (дело А33-3585/2012);
  5. Отсутствие в материалах дела доказательств фактического несения спорных расходов арбитражным управляющим за счет имущества должника свидетельствует о недоказанности обстоятельств, являющихся основанием для взыскания убытков (дело А33-9601/2010);
  6. С конкурсного управляющего подлежат взысканию убытки, причиненные его неправомерными действиями в результате распределения конкурсной массы в части получения процентов по вознаграждению конкурсного управляющего, начисленных им самостоятельно, без утверждения арбитражным судом (дело А33-7507/2012);
  7. Требования о взыскании убытков, причиненных неправомерными действиями (бездействием) арбитражного управляющего, могут быть заявлены не только в рамках рассмотрения дела о банкротстве, но и после завершения конкурсного производства либо прекращения производства по делу о банкротстве (дело А33-5440/2010);
  8. Реализация конкурсным управляющим дебиторской задолженности в отсутствии утвержденного комитетом кредиторов порядка продажи данной задолженности, при наличии возможности ее полной оплаты, и причинение тем самым ущерба уполномоченному органу, является основанием для взыскания убытков с конкурсного управляющего (дело А33-16185/2010);
  9. Нарушение порядка погашения требований кредитора по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, выразившееся в удержании конкурсным управляющим налога на добавленную стоимость (НДС) из сумм, вырученных от реализации залогового имущества, причинившее ущерб этому кредитору, является основанием для взыскания убытков с конкурсного управляющего (дело  А33-10227/2012);
  10. Ненадлежащее оформление бухгалтерских документов без доказательств необоснованности несения расходов арбитражным управляющим не свидетельствует о совершении ответчиком действий по причинению ущерба кредиторам должника (дело  А33-3150/2011);
  11. При рассмотрении дел о взыскании убытков с арбитражного управляющего оценке подлежат лишь те обстоятельства, которые были учтены и доведены до конкурсных кредиторов. Арбитражный управляющий не вправе ссылаться на наличие обстоятельств, не отраженных в отчете конкурсного управляющего (дело А33-10464/2010);
  12. Суммы вознаграждения, полученные арбитражным управляющим в ходе проведения процедур банкротства, не могут квалифицироваться в качестве убытков (дело А33-3151/2011);
  13. Факт непринятия арбитражным управляющим мер по взысканию дебиторской задолженности при отсутствии доказательств реальной возможности ее взыскания не может являться основанием для удовлетворения требований о взыскании убытков, причиненных в период исполнения обязанностей арбитражного управляющего (дело А33-10607/2011);
  14. Удовлетворение судом искового требования о взыскании убытков, ранее заявленного непосредственно к арбитражному управляющему, причинившему убытки, не может являться основанием для отказа в удовлетворении требования к страховщику, если убытки арбитражным управляющим не были фактически возмещены (дело  А33-19650/2011);
  15. У страховой компании, застраховавшей ответственность арбитражного управляющего, обязанность по выплате страхового возмещения за убытки, причиненные неправомерными действиями арбитражного управляющего, возникает на основании вступившего в силу судебного акта о возмещении таких убытков (дело А33-6343/2011);
  16. Страховая компания не может быть привлечена в качестве ответчика в деле о взыскании убытков, причиненных неправомерными действиями арбитражного управляющего (дело А33-14745/2011);
  17. Независимо от факта привлечения (непривлечения) саморегулируемой организации арбитражных управляющих к участию в деле о взыскании убытков, причиненных неправомерными действиями (бездействием) арбитражных управляющих в деле о банкротстве, судебные акты, принятые по таким делам, затрагивают права и обязанности саморегулируемой организации (дело  А33-3022/2011).
Читайте также:  Штраф за утерю паспорта в 2022 году

Ознакомиться с полным текстом обзора судебной практики рассмотрения споров о возмещении убытков, причиненных действием (бездействием) арбитражных управляющих  можно здесь. 

Взыскание убытков с арбитражного управляющего

В процедуре банкротства участвует арбитражный управляющий. Он отвечает за контроль над активами должника. Его главная обязанность – удовлетворение всех требований кредиторов. Для достижения этой цели специалист наделяется соответствующими правами. Однако у него есть не только права, но и некоторые обязательства. В частности, с управляющего можно взыскать убытки, им допущенные.

Законодательное обоснование

В статье 20.3 ФЗ №127 от 26 октября 2002 года указано, что арбитражный управляющий имеет определенные обязанности.

Если он не исполняет возложенные на него обязанности, специалист привлекается к ответственности. В части 4 статьи 20.

4 ФЗ «О несостоятельности» говорится, что управляющий должен возмещать убытки, если они появились вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных функций.

Суммы к взысканию неограниченны. К примеру, есть определение ВС №309-ЭС17-12715. На его основании с управляющего было взыскано 800 000 000 рублей. Наличие ответственности обусловлено широким перечнем полномочий управляющего. Чем существеннее предоставленные права, тем выше ответственность.

Основания для взыскания убытков

Основания взыскания в законе не указаны. Ошибки управляющего, являющиеся основанием для возмещения убытков, определяются практикой. Рассмотрим самые распространенные ошибки, которые предполагают компенсацию ущерба.

Передача своих профессиональных обязанностей третьим лицам

На специалиста возложено очень много обязанностей. Если их слишком много, он может перестать с ними справляться. Иногда профессионал принимает решение передать часть своих полномочий третьим лицам.

К примеру, в одном из реальных дел специалист передал другому лицу носитель ЭЦП. С помощью этого инструмента совершен перевод средств.

Судебный орган принял решение о том, что действия третьих лиц не освобождают управляющего от ответственности.

Игнорирование очередности погашения требований кредиторов

Управляющий должен соблюдать очередность погашения требований. Даже если игнорирование этой очередности вызвано объективными причинами, это не освобождает профессионала от ответственности.

К примеру, управляющий перевел зарплату штату банкрота за один месяц. Однако не был перечислен платеж в бюджет НДФЛ. В действиях такого управляющего были найдены основания для взыскания убытков.

Непрофессиональное выявление собственности должника

Должник в период признания несостоятельности не может отчуждать свое имущество. По сути, это будет являться сокрытием собственности. Все имущество банкрота потенциально может пойти на погашение долгов кредиторов. А потому отчуждение является незаконным.

За сохранностью имущества должен следить управляющий. Однако он может невнимательно подойти к своим обязанностям. К примеру, довериться предыдущей инвентаризации, пропустив операцию по отчуждению собственности.

Специалист не обеспечил сохранность собственности банкрота

Если имуществу банкрота будет нанесен вред третьими лицами, ответственность за это несет управляющий. Простая ошибка может привести к тому, что со специалиста будут взыскиваться убытки.

Как подтвердить неправомерность действий управляющего

Как взыскать убытки с арбитражного управляющего? Главное – доказать причинно-следственную связь между действиями специалиста и причиненным ущербом. В частности, нужно подтвердить, что действия или бездействия специалиста повлекли за собой убытки у заинтересованных лиц.

Для получения компенсации кредитор или другие лица могут подать иск в суд. К заявлению прилагаются документы, подтверждающие неправомерность действий. Нельзя обращаться в суд просто по факту убытка. Нужно обязательно подтвердить, что ущерб – это результат действий или бездействия профессионала.

ВАЖНО! О наличии подтверждающих документов следует позаботиться заранее. Необходимо разработать алгоритм, позволяющий документировать каждое действие управляющего.

Порядок сбора доказательств

Для предварительного сбора доказательной базы рекомендуется провести эти действия:

  • Имеет смысл обязать специалиста каждый месяц составлять отчет о предпринятых мерах. Ввести соответствующее обязательство можно на собрании кредиторов. Отчет должен предоставляться в письменном виде. На нем проставляется подпись управляющего. Этот документ может стать доказательством в суде. Кроме того, кредиторы могут сверять отчет управляющего с реестром требований. Это инструмент для отслеживания качества работы специалиста.
  • Деятельность управляющего контролируется комитетом кредиторов. Если комитет решит, что действия специалиста не являются правомерными, он может незамедлительно направить иск в суд.
  • Заявление в суд следует отправлять в самые краткие сроки. Затягивание может негативно повлиять на исход дела. Судья может заинтересоваться, чем вызвано такое промедление.

Для обращения в суд действия специалиста должны быть существенными. Если же он допустил несущественные нарушения, следует отправляться в Росреестр или в саморегулируемую организацию. Каждый арбитражный управляющий должен входить в СРО.

Последняя несет ответственность за его действия. Если специалист нанес ущерб своим клиентам, СРО возмещает убытки. Кроме того, организация исключает управляющего из состава своих участников. Это лишает его права на дальнейшую деятельность.

Для проверки деятельности управляющего нужно знать специфику работы, для того чтобы определять ситуации с потенциальной опасностью. К примеру, специалист имеет право привлекать к работе сторонних лиц.

Их услуги оплачиваются за счет средств фирмы-банкрота. Недобросовестный управляющий может оплачивать услуги сторонних специалистов по завышенным ставкам. То есть начинает действовать система «откатов».

Происходит незаконный увод денег из организации-банкрота.

Читайте также:  Берут ли в армию с судимостью - основные положения закона

Такое правонарушение можно предотвратить.

Для этого кредиторам нужно ограничить полномочия управляющего в сфере привлечения сторонних специалистов.

К примеру, можно ввести правило, по которому специалист должен получать согласие от комитета кредиторов касательно приглашения других лиц к работе. Такая мера обеспечит наибольший контроль деятельности управленца.

Когда можно обращаться в суд

В законе ничего не сказано о том, когда возникает право подавать иск на взыскание ущерба с управляющего. Для определения этого момента можно воспользоваться юридической практикой. Общие положения свидетельствуют о том, что идти в суд следует после завершения процедуры несостоятельности.

Для того чтобы иск был удовлетворен, должны выполняться эти условия:

  • Наличие вины управляющего. То есть он или бездействовал, или не исполнял обязанности, возложенные на него.
  • Наличие подтверждающих документов. Недостаточно изложить претензии в иске. Они должны быть обязательно подтверждены документально.
  • Возможность оплаты госпошлины. Рассматриваемые судебные дела будут облагаться госпошлиной.

Если хотя бы одно из этих составляющих отсутствует, в подаче иска нет никакого смысла. Доказательства потребуются и в том случае, если кредиторы обращаются в саморегулируемую организацию. Однако решение вопроса через СРО – это, как правило, менее длительная процедура.

О «стандарте доказывания» при взыскании убытков с арбитражного управляющего

ПАО «Сбербанк» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с требованием о взыскании с конкурсных управляющих Богинской и Прохоренко солидарно убытков в размере почти 65 млн руб.

, причиненных их бездействием, – они своевременно не оспорили сделки по отчуждению должником «АГИС СТАЛЬ» принадлежавших ему акций общества «Муромэнергомаш», что сделало невозможным пополнение конкурсной массы должника и привело к нарушению имущественных прав Сбербанка как конкурсного кредитора.

Решением Арбитражного суда г. Москвы требования Сбербанка были удовлетворены в полном объеме.

Суд пришел к выводу, что по вине Богинской и Прохоренко, исполнявших обязанности конкурсных управляющих и располагавших достаточной информацией об отчуждении обществом «АГИС СТАЛЬ» перед своим банкротством акций общества «Муромэнергомаш» по многократно заниженной цене, пропущен срок исковой давности по иску об оспаривании сделок, в конкурсную массу не возвращено имущество должника. При этом суд счел, что объективные препятствия для оспаривания сделок отсутствовали.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда, оставленным без изменения окружным судом, решение суда первой инстанции было отменено. Суды не нашли причинно-следственной связи между бездействием арбитражных управляющих и фактом причинения убытков.

Сбербанк обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ нашла жалобу подлежащей удовлетворению.

Судебная коллегия указала, что в соответствии с Законом о банкротстве конкурсный управляющий, действуя добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, должен принимать меры по защите имущества должника, а также по поиску, выявлению и возврату имущества должника, находящегося у третьих лиц. Для реализации этих целей конкурсный управляющий наделен правами по оспариванию сделок должника.

Суд отметил, что если исковая давность по требованию о признании сделки недействительной пропущена по вине арбитражного управляющего, то с него могут быть взысканы убытки, причиненные таким пропуском, в размере, определяемом судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности. В силу гражданско-правового характера ответственности конкурсного управляющего убытки подлежат взысканию посредством доказывания истцом всех признаков состава правонарушения.

Поскольку ответчикам вменялось бездействие по своевременному оспариванию сделок, суды, по мнению Судебной коллегии ВС РФ, должны были установить конкретные обстоятельства, среди которых: даты, когда конкурсные управляющие узнали или должны были узнать о сделках (начало течения срока исковой давности); наличие достаточных оснований полагать о недействительности (подозрительности или предпочтительности) сделок; наличие у конкурсного управляющего объективных препятствий для оспаривания сделок; вероятность признания сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу; размер убытков, причиненных конкретному кредитору.

Судебная коллегия не согласилась с мотивами отказа в удовлетворении иска, изложенными в постановлениях апелляционного и окружного судов.

Судебная коллегия отметила, что для отказа в удовлетворении иска суды должны были установить отсутствие противоправности в действиях арбитражных управляющих.

А отсутствие причинно-следственной связи между действиями конкурсного управляющего и убытками в заявленном истцом размере обязывало суд самостоятельно определить их размер и удовлетворить иск исходя из этой суммы.

Судебная коллегия не согласилась и с решением суда первой инстанции, отметив, что судебной оценке подлежала деятельность Богинской и Прохоренко с момента потенциальной или реальной осведомленности каждой из них о заключении спорных сделок до истечения годичного срока исковой давности. Однако эти обстоятельства судом определенно не установлены.

Суд также указал, что доводы ответчиков о том, что ранее в судебном порядке не признавались их действия незаконными, несостоятельны. Из названных ответчиками судебных актов следует, что ранее суды не оценивали действия арбитражных управляющих применительно к соблюдению ими срока исковой давности по оспариванию сделок.

В рамках данного дела суд не лишен возможности оценить эти обстоятельства. «Вопреки доводам ответчиков, отсутствие судебного акта о недействительности сделок не препятствует суду в данном деле оценить доводы Банка о судебной перспективе оспаривания сделок при соблюдении срока исковой давности.

При этом суду достаточно вывода о высокой вероятности признания сделок недействительными», – указал суд.

Ввиду того что для принятия решения необходимы оценка доказательств и установление фактических обстоятельств по делу, Судебная коллегия отменила все принятые судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

Партнер АБ «Юрлов и партнеры» Кирилл Горбатов считает, что ВС РФ правильно расставил акценты, имеющие значение для дела: с какого момента арбитражный управляющий узнал (должен был узнать) о подозрительной сделке в контексте обсуждения вопроса сроков исковой давности, размер причиненных убытков и в пользу кого они должны быть взысканы, отсутствие необходимости вынесения судебного акта о признании сделки недействительной, если имеются достаточные основания полагать ее таковой, и т.д.

По мнению старшего партнера Группы правовых компаний «Интеллект-С» Романа Речкина, дело интересно прежде всего тем, что в нем столкнулись две противоположные тенденции российского правосудия: нежелание судов взыскивать убытки и, как следствие, отказ по любым основаниям и, напротив, стремление судов взыскивать убытки почти всегда, даже если они исчисляются сотнями миллионов, а то и миллиардами рублей.

«В данном деле эти тенденции видны достаточно четко: арбитражный суд первой инстанции удовлетворил иск в полном объеме, не установив массу юридически значимых обстоятельств, – такое впечатление, что почти не разбираясь. А апелляционный и кассационные суды в иске отказали со ссылкой на недоказанность причинно-следственной связи», – объяснил он.

Кроме того, юрист заметил, что в своем решении Верховный Суд очень подробно описал «стандарт доказывания» – те обстоятельства, которые должны быть установлены судом при рассмотрении иска о взыскании с арбитражного управляющего убытков, причиненных неоспариванием сделки по выводу активов должника.

«Учитывая логичность и мотивированность определения Судебной коллегии, с ее подходом сложно не согласиться, – подчеркнул Роман Речкин. – Очевидно, что основания для взыскания с арбитражных управляющих убытков в данном случае имеются, хотя, видимо, они должны быть взысканы в несколько ином размере».

Как мы защитили арбитражного управляющего от убытков в 27 243 000 руб. по заявлению ФНС из-за невзысканной дебиторской задолженности и пропуска СИД

Владимир 1185 0

Этой публикацией мы начинаем цикл статей «Результаты нашей работы», которые будут освещать самые денежные, сложные и интересные дела, а также дела, которые были проиграны нами, но полученный опыт серьезно нас «обогатил» знаниями. Давайте начнем.

Предыстория:

Дело было в одном из городов-миллионников, расположенных на берегу красивой реки.

В 2015 г. в отношении должника открыто конкурсное производство, и конкурсным управляющим назначен Василий.

Спустя 7 месяцев «работы» конкурсного управляющего освобождают от дела, но на этом отношения Василия с данной процедурой не заканчиваются, и самое интересное начинается спустя 2 года и 9 месяцев.

Один из самых «любимых» нами кредиторов – ФНС России. ФНС России подает жалобу на Василия с требованием о взыскании убытков в размере 27 млн.

Почему Уполномоченный орган – наш «любимый» кредитор?

Все просто: доступ ко многим аспектам внутренней кухни должника и других юридических лиц, наличие у представителей банкнотного опыта, неприкрытое «дружественное отношение» уважаемых судей и расположение в каждом регионе пребывания юридических лиц. Все это в совокупности позволяет уполномоченному органу успешнее выигрывать споры в судах.

Увы, в данном случае Василий изначально занял пассивную позицию. Но об этом чуть позже.

Читайте также:  Срок хранения договоров купли-продажи ценных бумаг

В качестве основания взыскания убытков ФНС указывает истечение в ноябре 2015 г. срока исковой давности по взысканию дебиторской задолженности должника. По мнению Уполномоченного органа, утрата права взыскания произошла вследствие бездействия конкурсного управляющего Василия, которое выразилось в уклонении от досудебного и судебного взыскания задолженности.

Размер заявленных убытков в 27 млн руб., которые выражены в предоставленных должником займах в пользу:

  • ООО «Ромашка»;
  • ООО «Лютик»;
  • ООО «Одуванчик».

Проанализировав доводы Уполномоченного органа, мы убедились, что, действительно, должник перечислял трем организациям денежные средства с указанием «Предоставление беспроцентного займа», а также заметили, что бывший руководитель должника уклонился от передачи документов в адрес арбитражного управляющего, но Василий не обращался за истребованием документов.

Кстати, после Василия процедуру вели еще двое конкурсных управляющих. Удивительно, но и они не пошевелились в сторону взыскания дебиторской задолженности. Определенную роль в данном деле сыграл четвертый конкурсный управляющий, но об этом чуть позже.

Итак, что мы имеем. Василий после своего назначения 6 месяцев сидел сложа руки, и в этот момент истекает срок исковой давности (по мнению ФНС), а спустя месяц Василий освобождается.

На первый взгляд ситуация кажется безнадежной, т.к. очевидно непринятие мер к взысканию задолженности, но не все так просто.

Первый этап: разминка

Сам Василий (до нашего появления) предоставил в суд двухстраничный отзыв, согласно которому он считает, что ему документы не передавались, а значит, он не мог взыскать задолженность.

Четвертый конкурсный управляющий (действующий) выразил другую позицию. Поскольку руководитель должника не исполнил обязанность по передаче документов (последующие АУ уже истребовали через суд), то займы предоставлялись посредством безналичных денежных переводов (без оформления сделок в письменных формах).

Отсутствие договора займа в письменной форме влияет на определение срока возврата заемных средств. В случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления заимодавцем требования об этом.

Напоминаем, что до четвертого конкурсного управляющего требования не направлялись. Новый КУ разослал требования и, прождав тридцать дней, заявил о начале течения срока исковой давности именно с момента истечения 30-дневного срока. Поскольку конкурсным управляющим не направлялись требования о возврате задолженности, то течение срока исковой давности не начиналось.

Вопреки позиции Уполномоченного органа, данные доводы нашли свое подтверждение при взыскании задолженности последующими конкурсными управляющими Должника.

Сами займы были предоставлены должником в пользу ООО «Ромашка», ООО «Лютик», ООО «Одуванчик» в 2012 году. Должник признан банкротом в 2015 г., а требование о возврате займа направлено в конце-начале 2019 г.

После игнорирования требования четвертого конкурсного управляющего в начале 2019 г. решением суда в пользу должника с ООО «Одуванчик» взыскана задолженность.

В отношении задолженности ООО «Ромашка» судебным актом задолженность перед должником признана подлежащей удовлетворению за счет имущества ООО «Ромашка», оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов.

Опа, а кто это срок пропустил? Неужели Василий? Смотрим: Василий был освобожден в конце 2015 г., а конкурс в отношении ООО «Ромашка» открыт в конце 2017 г. Выдыхаем:)

В отношении задолженности ООО «Лютик» судебным актом задолженность перед должником признана подлежащей удовлетворению, и требование должника включено в третью очередь ООО «Лютик».

К слову, в отношении ООО «Лютик» было введено наблюдение в начале 2018 г.

Один из кредиторов ООО «Лютик» был недоволен включением в реестр требований кредиторов без каких-либо документов по займу и пытался обжаловать вплоть до кассационной инстанции. Его позиция не является беспочвенной, т.к.

существует такая практика отказа в признании требований обоснованными на основании одного только перевода денег (у нас было дело, где суд отказал даже при наличии копии документов по займу).

Поскольку существовала реальная опасность оспорить данные требования, то мы так же подключились к данному судебному спору и забросали суд судебной практикой, правовым обоснованием и многостраничной теорией о гражданских правоотношениях. Все завершилось благополучно, но вернемся к нашему делу.

Таким образом, позиция ФНС об истечении срока исковой давности не подтвердилась.

Василий дополнил свой двухстраничный «отзыв» позицией относительно отсутствия основания удовлетворения жалобы и возникновения убытков.

Второй этап: поражения в битве, но не в войне

Но ФНС – не «глупый кредитор» и занял такую позицию: если бы в 2015 г. Василий взыскивал задолженность, то он мог бы взыскать все 27 млн. ФНС предоставил в суд балансы ООО «Ромашка», ООО «Лютик» и ООО «Одуванчик», которые свидетельствовали о «работающих» юрлицах.

Суд к данной позиции ФНС прислушался. Увы, но четвертый конкурсный управляющий перестал защищать коллегу по цеху, прикрыв «свои» тылы. Оно и понятно – ему не платят за следующую работу.

  • 1. Нами был проанализирован дебитор ООО «Одуванчик». Выяснилось, что в конце 2016 г. в отношении ООО «Одуванчик» уже было прекращено производство по делу данного юридического лица, поскольку ФССП РФ в феврале 2015 г. составила акт об отсутствии имущества и осуществления хозяйственной деятельности (следовало из мотивировочной части судебного акта).
  • В отношении ООО «Ромашка» и ООО «Лютик» была предоставлена информация о сформированной конкурсной массе данных юрлиц.

На этой стадии вопреки доводам УО: (1) срок исковой давности – не пропущен; (2) в отношении ООО «Одуванчик» еще до открытия в отношении должника конкурсного производства исполнительные производства были окончены по 46 статье, а значит, если бы конкурсный управляющий Василий и предпринял бы попытки, то они были бы безрезультатными; (3) у ООО «Ромашка» и ООО «Лютик» имеется имущество, а значит, взыскать еще можно.

На этом можно было бы закончить, но защищаться только одним основанием – не наша тактика.

Третий этап: залп артиллерией

В отношении ООО «Ромашка», ООО «Лютик» и ООО «Одуванчик» были проанализированы все судебные акты по исковым производствам и определения в рамках их дел о банкротстве.

Что мы искали? Указания на договорные и иные правоотношения сторон, где фигурируют даты, числа и пр. обстоятельства. Была составлена и предоставлена суду полная картина возникновения финансовых проблем у данных юридических лиц. Найдены результаты, плохо сопоставлявшиеся с отчетностью, которую предоставил УО, и мы не стали на этом акцентировать невнимание суда и оппонентов.

Далее были проанализированы все исполнительные производства в отношении ООО «Ромашка», ООО «Лютик» и ООО «Одуванчик». Странно, конечно, но почти все ИП были окончены по 46 ст., а выше мы уже упоминали, что в отношении ООО «Ромашка» и ООО «Лютик» в рамках их дел о банкротстве была сформирована определенная конкурсная масса из объектов недвижимости, дебиторской задолженности и ТМЦ.

Согласитесь, красиво развернули?

Но предоставленные суду наши выводы по ИП были дополнительным аргументом в словесных баталиях с ФНС. Странно, но представитель ФНС не стал цепляться за несостыковку данных доказательств.

Дополнительно приправив схожей судебной практикой (ситуация в 2019 г. была 50/50) и проектом судебного акта (за который получили по шапке), мы бодались в судебных заседаниях.

Еще один интересный момент – качество доказательств. Это были простые распечатки с сайта ФССП, и для целей подстраховки было заявлено ходатайство об истребовании доказательств из ФССП.

Но одновременно мы просили и отказать нам в удовлетворении данного ходатайства, если ФНС особо сильно не будет возражать против распечаток с сайта (на английский манер). Опасный момент, т.к.

могли получить отказ по ряду доказательств.

Результаты:

  • 1 год длилось судебное разбирательство (другой регион).
  • Было предоставлено четыре весомых отзыва и задействованы силы в параллельном судебном процессе.
  • В споре с ФНС нам удалось заполучить расположение суда с одновременным проскальзыванием негативных моментов.
  • Все наши доказательства и доводы были приняты судом, и даже часть формулировок в итоговом судебном акте была «выдернута» из нашего проекта судебного акта (мелочь, а приятно).

В удовлетворении жалобы ФНС было полностью отказано. В апелляционные инстанции жалоба не поступала.

+ 1 судебный акт в нашу коллекцию судебной практики, который уже используется в других судебных спорах. Но об этом – в других статьях цикла «Результаты нашей работы» (судебные процессы еще идут).

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *