Как отбиться от кредитора, даже если он Альфа-банк — Ведомости

Защитаот мошенников

Простые правила, как сберечь свои деньги

Как отбиться от кредитора, даже если он Альфа-банк - Ведомости

По телефону

cотрудникиАльфа-Банканикогда-никогда

не потребуют назватьданные карты, cvv-коди пароли из смс

не предложат установитьантивирус и другие сторонниеприложения

не попросят перевестиденьги на другие счетаи карты

Мошенников выдаёт тон

  • Сотрудник банка спокойно общается, а мошенник вас торопит.
  • Если от вас срочно требуют перевести деньги — кладите трубку и перезванивайте по номеру, указанному на обратной стороне карты.
  • Набирайте номер вручную, выясняйте статус карт и счетов.

Как отбиться от кредитора, даже если он Альфа-банк - Ведомости

В письмах и рекламе

мошенникипочти всегда

раздают выплаты от ведомств, неответственных за них

выдают свою страницуза сайт банка

просят заплатитьза выигрыш

Поддельный сайт

  • Не переходите на сайт банка по странным ссылкам из письма. Если сомневаетесь, проверьте адрес: у страницы банка есть защищённое соединение https, перед ним стоит значок ????.
  • В браузерной строке должно быть вот так: https://alfabank.ru/ или так https://click.alfabank.ru/

Компенсации и льготы

  • Предложение вернуть деньги или получить выплаты может быть уловкой. Если вас попросят оплатить госпошлину или небольшой налог за компенсацию, ничего не платите.
  • Позвоните по номеру организации, которой вам представились. Расскажите им, что произошло.

Призы за рубль

  • Вы не обязаны платить комиссию или оплачивать доставку своих призов. Мошенники просят вас об этом, чтобы перехватить персональные данные.
  • Сюда же попадают вклады под сверхвысокие проценты и быстрый заработок. Проверяйте отправителя и не отдавайте свои данные просто так. Если не уверены, то сообщайте нам.
  • •Расскажите нам, что произошло, отправив письмо на почту alfabezopasnost@alfabank.ru. Мы этим займёмся.
  • •Телефон, сайт, скриншоты писем и переписок помогут нам разобраться с мошенниками быстрее.

Пять случаев, когда можно выиграть суд по кредиту у банка или коллекторов

Как отбиться от кредитора, даже если он Альфа-банк - Ведомости

За последние несколько лет работы у меня накопилась обширная практика по защите должников банкам по различным кредитам, в основном, потребительским. И, несмотря на сложившееся общественное мнение, нередкими оказываются случаи отказа банкам в удовлетворении иска, т.е. должник оказывается свободным от долгового обязательства банку.

Договор признается незаключенным или безденежным. Нередко банк теряет свой экземпляр кредитного договора либо не берет с Вас расписку в получении денежных средств.

Такая история произошла с моим клиентом, которого я защищал в Становлянском районном суде Липецкой области. Со слов моего клиента,он брал в «Лето-банке» (ныне – «Почта-банк») кредит наличными на сумму 175000 рублей.

В деле же фигурировала кредитная карта на сумму 170000 рублей, при этом не было никакой расписки клиента ни в получении карты, ни в получении конверта с пин-кодом карты.

Судья отказала в иске «Первому коллекторскому бюро» по нескольким основаниям, включая и спор о наличии правоотношений, указанных в кредитном договоре. Внимание! Заявлять о признании договора незаключенным или безденежным бесполезно, если Вы по взятому кредиту внесли хотя бы один платеж.

Не представлены оригиналы документов или их надлежаще заверенные копии. Обычно этим грешат известные всем коллекторские агентства, такие как «Первое коллекторское бюро» или «Филберт». Подавая в суд, они рассчитывают на лёгкий выигрыш дела с типовым пакетом документов, в котором далеко не всегда есть, например, свежая выписка из

лицевого счета заёмщика (кредитное досье).

Также всегда можно обнаружить несоответствие копии кредитного договора и, главное – договора уступки права требования оригиналу (некоторые данные при ксерокопировании коллекторы прикрывают).

Именно по таким основаниям отказал в иске коллекторскому агентству «Бизнесактив» к моему клиенту Ленинский районный суд г. Уфы.

«Истцом не представлены оригинал кредитного договора, оригинал договора уступки права требования, кредитное досье, оригинал документа, подтверждающего факт получения заёмщиком денежных средств, в связи с чем суд не может считать доказанными факты, названные истцом в исковом заявлении», — решил суд.

Неверный расчет долга. В своем стремлении поживиться за счет заёмщиков банки также допускают две ошибки при расчёте задолженности по кредитному договору.

Это – начисление на просроченные проценты таких же процентов, как и по основному долгу, а также нарушение порядка зачисления внесённых платежей.

Увы, только юрист или бухгалтер смогут такие «ошибки» банка или коллекторов обнаружить.

В то же время, часть 5 статьи 395 Гражданского кодекса России гласит, что «начисление процентов на проценты» не допускается, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом».

Кроме того, при поступлении платежа банк нередко направляя поступившие денежные средства сначала на погашение неустойки, потом – процентов, а лишь затем – по основному долгу, несмотря на то, что статья 319 ГК РФ не говорит о том, что в первую очередь погашается неустойка.

Истек срок давности по всему кредиту или его части.

Универсального для всех случаев порядка определения срока исковой давности по кредиту не существует, а отказ банкам и коллекторам в иске в связи с истечением срока исковой давности стал общепринятой практикой.

Суд может отказать в иске полностью, если с момента возврата всей суммы кредита, указанного в графике платежей, прошло больше трёх лет; может отказать во взыскании тех сумм, срок оплаты которых просрочен более, чем на три года в соответствии с графиком платежей, а может отказать и во взыскании всей суммы задолженности даже в тех случаях, когда срок кредитного договора даже не истёк. Это, в частности,распространяется на те ситуации, когда банк предъявил своему заёмщику требование о досрочном погашении кредита, и долго тянут время. Сами требования банки, зная о своей ошибке, в суды не передают, но о наличии такого требования всегда можно узнать из кредитного досье.

Сформированное в массах мнение о том, что срок исковой давности по кредиту исчисляется с момента последнего платежа, является ошибочным.

Платеж может повлиять лишь на исчисление срока исковой давности в тех случаях, когда срок исковой давности требуется восстановить.

Именно на это бьют многие банки и коллекторы, предлагая различные акции с «прощением части долга» или с выгодной

реструктуризацией. Заплатив небольшую сумму, Вы рассчитываете на прощение долга, но взамен лишь возобновляете срок исковой давности.

Кабальная сделка.

Это – сделка, совершенная на крайне невыгодных для заёмщика условиях в результате стечения тяжёлых обстоятельств. В моей личной практике имеется показательный случай признания кредитного договора кабальной сделкой.

К сожалению я, будучи связанным жёсткими условиями соглашения с клиентом о конфиденциальности, не могу раскрыть точных данных дела, а могу рассказать

только его фабулу.

Мой клиент стал жертвой банка в результате возбужденного против него уголовного дела по обвинению в сбыте наркотиков. Зарплата у него была невелика, а также имелись потребительский кредит и ипотека в других банках, на погашение которых, как водится, уходило больше половины семейного бюджета. Услуги адвоката требовали оплаты.

И тут появился банк «В» со своим предложением кредита по самой высокой процентной ставке («высокой риск невозврата», — как мотивировал менеджер банка, потому и ставка высокая, перестраховываемся от убытков).

Естественно, обслуживать столь невыгодный кредит мой клиент не смог, несмотря на то, что благодаря стараниям адвоката, уголовное дело в отношении моего клиента было прекращено.

Банк «В» подал в суд. Кредитный договор был признан кабальной сделкой, и мой клиент оказался должен вернуть банку лишь ту сумму, какую взял, без процентов, пени, штрафов и комиссий, и с рассрочкой платежей на три года.

И помните, что пренебрегать услугами юристов не стоит. Обойдутся Вам эти услуги в несколько десятков раз дешевле, чем выплачивать банкам и коллекторам неподъемные суммы!

Как отбиться от кредитора, даже если он Альфа-банк

Мясной холдинг.
Акционеры: Ramosa Holdings Limited (на 100% принадлежит Nevern Overseas Limited, Британские Виргинские острова), Chatterset Limited. Финансовые показатели (МСФО, 2007 г.): выручка – $840 млн, EBITDA – $111 млн. Объединяет семь мясокомбинатов, 10 птицефабрик, три свинокомплекса.

Оказаться в разгар кризиса должником Альфа-банка – что может быть хуже? Альфа-банк прославился своей жесткостью по отношению к должникам, не щадил никого, выбивал живые деньги или забирал активы, а если и соглашался реструктурировать долг, то, как правило, на очень выгодных для себя условиях. Альфа-банку удалось заставить вернуть деньги даже Олега Дерипаску (см. врез).

Мясная группа «Продо», задолжавшая Альфа-банку 3,5 млрд руб., скорее всего повторила бы незавидную судьбу других должников «Альфы», если бы не управляющий директор Millhouse Capital и правая рука Романа Абрамовича Давид Давидович. Под его управление в 2004 г. перешел бизнес группы «Продо», которую создали бывшие топ-менеджеры «Сибнефти».

«У каждого олигарха есть свой Давидович», – шутили бизнесмены, которые пересекались с ним. Давидович, рассказывают его знакомые, прославился участием в самых сложных и запутанных проектах «Сибнефти», когда ее совладельцем был Абрамович: «Русалом», «Руспромавто», Московским НПЗ.

Переговоры о продаже «Сибнефти» с «Газпромом» также вел Давидович, рассказывали «Ведомостям» бывшие топ-менеджеры обеих компаний. В начале 2000-х Давидович лично летал в Братск на собрание акционеров Братского алюминиевого завода, для того чтобы убедить несговорчивый менеджмент продать структурам Абрамовича свою долю. Менеджеры долго не соглашались, но в итоге Давидович их уговорил.

Знакомый с Давидовичем экс-совладелец регистратора «Р.О.С.Т.» Максим Протасов так описывал «Ведомостям» стиль работы бизнесмена: «Агрессивный менеджер, сильный переговорщик и грамотный антикризисный управляющий».

21 октября 2008 г. Альфа-банк подал свой первый иск на 200 млн руб. сразу к нескольким предприятиям группы «Продо»: торговой компании «Продо дистрибьюшн», «Омскому бекону», Омскому и Клинскому мясокомбинатам. Вскоре «Альфа» просто засыпала «Продо» исками: к марту 2009 г.

в московском арбитраже было зарегистрировано уже 13 исков от Альфа-банка на 3,5 млрд руб. Вторым по величине кредитором группы «Продо» стал Газпромбанк, который 10 декабря 2008 г. подал три иска на 768 млн руб. в Арбитражный суд Омской области к «Продо», «Продо дистрибьюшн», «Омскому бекону» и Омскому мясокомбинату.

Все долги Альфа-банка были подтверждены кредитными договорами, банк сразу же добился ареста счетов и имущества нескольких предприятий «Продо».

Все шло по обычному сценарию: оставалось ждать вынесения решения суда, получения исполнительного листа и возврата долга в виде живых денег или имущества должника, в крайнем случае – его банкротства. Но юристы «Продо» переписали этот сценарий по-своему.

Читайте также:  Как получить разрешение на строительство дома на своем участке в 2022 году

Первым делом они попытались лишить Альфа-банк статуса крупнейшего кредитора мясной группы. И «Продо» стала стремительно обрастать займами дружественных ей компаний, сумма выданных ими денег в несколько раз превысила долг перед Альфа-банком.

Уже через неделю после первого иска Альфа-банка «Пром-ресурс» выдал заем на 1,26 млрд руб. «Омскому бекону» и 1,655 млрд руб. Клинскому мясокомбинату. В этот же день аналогичные договоры займов примерно по 1 млрд руб.

каждый были заключены с четырьмя птицефабриками «Продо»: «Сибирской», «Калужской», «Приазовской» и «Бройлер Доном», говорится в решениях арбитражных судов.

Кроме того, «Продо» активно наращивала внутреннюю кредиторку. Головная компания группы 30 октября 2008 г. выдала «Продо дистрибьюшн» беспроцентный заем на 732,94 млн руб. с погашением 28 февраля 2009 г. А ведь именно к «Продо дистрибьюшн» было подано большинство исков от Альфа-банка и других банков.

Поручителями по займам «Продо» стали соответчики по искам Альфа-банка – Клинский мясокомбинат, «Омский бекон» и несколько других ключевых предприятий группы. 23 декабря 2008 г. «Продо» заняла у собственного бенефециара – офшора Nevern Overseas более 1 млрд руб.

с условием возврата через 10 лет и под солидарное поручительство 30 компаний, входящих в мясную группу, а спустя неделю Nevern Overseas и «Продо» подписали дополнительное соглашение, что бенефициар может потребовать досрочного возврата денег, если в отношении любой из 31 компании «Продо» будут удовлетворены требования на сумму более 300 млн руб. То есть по большинству исков Альфа-банка.

«Все займы были настоящими, а не бумажными и предназначались для оперативной деятельности компаний», – утверждает бывший сотрудник мясного холдинга, присутствовавший при судебных разбирательствах «Продо» и Альфа-банка. С помощью договоров займов, заключенных в конце 2008 г.

, группа «Продо» серьезно увеличила контролируемые долги: «Продо», предоставившая заем «Продо дистрибьюшн», в июне смогла отсудить у должника 717 млн руб. «Пром-ресурс» в августе – сентябре получил в арбитраже решения о взыскании с птицефабрик и мясокомбинатов «Продо» еще 3,6 млрд руб., а иски Nevern Overseas добавили в копилку 1,6 млрд руб.

контролируемого долга, который можно было в нужный момент предъявить любой из 31 компании группы.

К осени прошлого года предприятия группы «Продо» должны были друг другу уже более 13 млрд руб. и компания была готова к любому развитию событий, включая попытки банкротства любой из них, которые могли предпринять банки.

«Альфа-банку надо было сразу же попытаться оспорить в суде все эти сделки и займы «Продо», – считает старший юрист компании Sameta Ольга Сницерова, – угрожать уголовным преследованием, с помощью судебных решений блокировать деятельность группы и подавать на банкротство входящих в нее компаний».

По словам юриста, иногда это является единственным эффективным способом для банка убедить должника вернуть деньги.

Еще один прием юристов «Продо» – попытка максимально растянуть процесс судебных разбирательств. На то, чтобы выиграть у «Продо» в первой инстанции первые два иска на 320 млн руб., Альфа-банк потратил целых три месяца, причем месяц ушел на выбор арбитражных заседателей.

Как показал анализа судебных дел с участием «Продо», этот прием группа использовала во всех разбирательствах с банками.

По словам адвоката Якова Мастинского, процесс выбора арбитражных заседателей – а на это отводится 10 дней – адвокаты часто используют для того, чтобы выиграть время и лучше подготовиться к судебному заседанию.

Есть и другие не противоречащие закону способы потянуть время, напоминает адвокат, например требовать привлечь к рассмотрению третьих лиц. Используя различные приемы затягивания процесса, юристы «Продо» смогли получить передышку от нескольких недель до полугода.

Например, омский арбитраж так и не успел рассмотреть один из исков в 2009 г., а уловка юристов «Продо», как следует из материалов дела, состояла в следующем: 27 марта 2009 г. «Омский бекон» потребовал признать недействительным договор поручительства по кредиту Альфа-банка и подал иск к банку и Омскому мясокомбинату.

3 апреля суд принял иск от «Омского бекона» и назначил предварительное рассмотрение на 20 мая. Но в этот день «Омский бекон» потребовал участия арбитражных заседателей, и суд снова перенес заседание на 22 июня, чтобы участники выбрали арбитражных заседателей из списка омского арбитража.

Но 22 июня «Омский бекон» попросил привлечь «Продо дистрибьюшн», и предварительное рассмотрение перенесли на 16 июля, но тогда выяснилось, что Омский мясокомбинат «забыл» выбрать арбитражного заседателя.

В итоге предварительное заседание омский арбитраж провел только 13 октября, на нем наконец-то дело признали подготовленным к рассмотрению, которое назначили на 10 ноября, почти через восемь месяцев после подачи иска. Но тут стороны объявили о подготовке мирового соглашения, и 29 октября «Омский бекон» отозвал собственный иск.

Другой способ сохранить ключевые активы – обременить их долгами перед поставщиками. Как выяснилось из материалов Арбитражного суда Московской области, все производители группы «Продо» поставляли мясные деликатесы торговой компании «Продо дистрибьюшн», которая осенью 2008 г.

просто перестала возвращать им деньги. Судя по материалам арбитражных дел, долги «Продо дистрибьюшн» перед поставщиками сформировались в основном в IV квартале 2008 г. и начале 2009 г. – именно тогда, когда Альфа-банк обратился в Арбитражный суд Москвы.

Рекорд по скорости судебного разбирательства установил Клинский мясокомбинат, решивший свои проблемы с должниками за 22 дня.

Компания подала в арбитраж Московской области иск к «Продо дистрибьюшн», «Продо» и пяти компаниям группы 3 марта, а уже 25 марта суд вынес решение о взыскании с должников 1,3 млрд руб.

Пока тянулись разбирательства с банками-кредиторами, «Продо» успела получить решение суда по собственным искам и защитить от кредиторов свои ключевые активы: Клинский мясокомбинат, птицефабрики и мясной бизнес в Омске.

Все иски компаний группы друг к другу рассматривались в Арбитражном суде Московской области.

И в отличие от разбирательств с банками-кредиторами в Москве и Омске судебные дела внутри группы «Продо» решались в подмосковном суде всего за 1,5–2 месяца, а ответчики неизменно сообщали суду, что полностью согласны с иском и суммой предъявленного им долга, вот только денег на его выплату у них нет.

Чтобы защитить ключевые активы от притязаний «Альфы» и других банков-кредиторов, юристы «Продо» добились ареста части имущества мясного холдинга. Сделать это удалось с помощью иска Клинского мясокомбината, по которому было арестовано 1,3 млрд руб. на счетах «Продо дистрибьюшн», активы «Продо».

В решении суда так и сказано: «Арестованное в рамках обеспечительных мер имущество нельзя передавать третьим лицам, в том числе и банкам». Под арест подпало и движимое имущество «Омского бекона» на 815 млн руб. и принадлежащий ему пакет 39% акций Омского мясокомбината, имущество которого также было отдельно арестовано.

Под арестом оказались и 92% акций «Омского бекона», владельцем которых была «Пермь-агро». Арест имущества группы продолжался до 15 декабря, до тех пор пока не удалось договориться с Альфа-банком.

Имущество самого Клинского мясокомбината, а также птицефабрики «Линдовское» и питерской «Дарьи» было арестовано 15 апреля прошлого года: арбитраж Московской области удовлетворил иск Уфимского мясоконсервного комбината (также принадлежит «Продо») к «Продо дистрибьюшн» и ее поручителям, а также наложил обеспечительные меры.

«На счетах этих компаний нет денег, поэтому нужно арестовать имущество должников», – говорится в определении суда.

Общая сумма выигранных исков производителей к аффилированной с ними «Продо дистрибьюшн» и большинству мясокомбинатов и птицефабрик «Продо» (они были поручителями) составила 5,2 млрд руб.

Это уже было сравнимо с суммарными требованиями Альфа-банка, Газпромбанка, Сбербанка и Межмпромбанка, требовавшими от компаний «Продо» вернуть в общей сложности 5,8 млрд руб.

«Банк, имеющий в залоге имущество компании, при подаче к ней иска о банкротстве лишается права голоса в собрании кредиторов и не может влиять на выбор внешнего управляющего, – отмечает Сницерова. – Но после реализации на торгах имущества должника он получает 75% от вырученных денег».

Как отбиться от кредитора

Сильный противник

Оказаться в разгар кризиса должником Альфа-банка — что может быть хуже? Альфа-банк прославился своей жесткостью по отношению к должникам, не щадил никого, выбивал живые деньги или забирал активы, а если и соглашался реструктурировать долг, то, как правило, на очень выгодных для себя условиях. Альфа-банку удалось заставить вернуть деньги даже Олега Дерипаску (см. врез).

Мясная группа “Продо”, задолжавшая Альфа-банку 3,5 млрд руб., скорее всего повторила бы незавидную судьбу других должников “Альфы”, если бы не управляющий директор Millhouse Capital и правая рука Романа Абрамовича Давид Давидович. Под его управление в 2004 г. перешел бизнес группы “Продо”, которую создали бывшие топ-менеджеры “Сибнефти”.

“У каждого олигарха есть свой Давидович”, — шутили бизнесмены, которые пересекались с ним. Давидович, рассказывают его знакомые, прославился участием в самых сложных и запутанных проектах “Сибнефти”, когда ее совладельцем был Абрамович: “Русалом”, “Руспромавто”, Московским НПЗ.

Переговоры о продаже “Сибнефти” с “Газпромом” также вел Давидович, рассказывали “Ведомостям” бывшие топ-менеджеры обеих компаний. В начале 2000-х Давидович лично летал в Братск на собрание акционеров Братского алюминиевого завода, для того чтобы убедить несговорчивый менеджмент продать структурам Абрамовича свою долю. Менеджеры долго не соглашались, но в итоге Давидович их уговорил.

Знакомый с Давидовичем экс-совладелец регистратора “Р.О.С.Т.” Максим Протасов так описывал “Ведомостям” стиль работы бизнесмена: “Агрессивный менеджер, сильный переговорщик и грамотный антикризисный управляющий”.

Ход “Альфы”

Читайте также:  Когда можно вызвать на дом врача взрослому человеку

21 октября 2008 г. Альфа-банк подал свой первый иск на 200 млн руб. сразу к нескольким предприятиям группы “Продо”: торговой компании “Продо дистрибьюшн”, “Омскому бекону”, Омскому и Клинскому мясокомбинатам. Вскоре “Альфа” просто засыпала “Продо” исками: к марту 2009 г.

в московском арбитраже было зарегистрировано уже 13 исков от Альфа-банка на 3,5 млрд руб. Вторым по величине кредитором группы “Продо” стал Газпромбанк, который 10 декабря 2008 г. подал три иска на 768 млн руб. в Арбитражный суд Омской области к “Продо”, “Продо дистрибьюшн”, “Омскому бекону” и Омскому мясокомбинату.

Все долги Альфа-банка были подтверждены кредитными договорами, банк сразу же добился ареста счетов и имущества нескольких предприятий “Продо”.

Все шло по обычному сценарию: оставалось ждать вынесения решения суда, получения исполнительного листа и возврата долга в виде живых денег или имущества должника, в крайнем случае — его банкротства. Но юристы “Продо” переписали этот сценарий по-своему.

Защита

Первым делом они попытались лишить Альфа-банк статуса крупнейшего кредитора мясной группы. И “Продо” стала стремительно обрастать займами дружественных ей компаний, сумма выданных ими денег в несколько раз превысила долг перед Альфа-банком.

Уже через неделю после первого иска Альфа-банка “Пром-ресурс” выдал заем на 1,26 млрд руб. “Омскому бекону” и 1,655 млрд руб. Клинскому мясокомбинату. В этот же день аналогичные договоры займов примерно по 1 млрд руб.

каждый были заключены с четырьмя птицефабриками “Продо”: “Сибирской”, “Калужской”, “Приазовской” и “Бройлер Доном”, говорится в решениях арбитражных судов.

Кроме того, “Продо” активно наращивала внутреннюю кредиторку. Головная компания группы 30 октября 2008 г. выдала “Продо дистрибьюшн” беспроцентный заем на 732,94 млн руб. с погашением 28 февраля 2009 г. А ведь именно к “Продо дистрибьюшн” было подано большинство исков от Альфа-банка и других банков.

Поручителями по займам “Продо” стали соответчики по искам Альфа-банка — Клинский мясокомбинат, “Омский бекон” и несколько других ключевых предприятий группы. 23 декабря 2008 г. “Продо” заняла у собственного бенефециара — офшора Nevern Overseas более 1 млрд руб.

с условием возврата через 10 лет и под солидарное поручительство 30 компаний, входящих в мясную группу, а спустя неделю Nevern Overseas и “Продо” подписали дополнительное соглашение, что бенефициар может потребовать досрочного возврата денег, если в отношении любой из 31 компании “Продо” будут удовлетворены требования на сумму более 300 млн руб. То есть по большинству исков Альфа-банка.

“Все займы были настоящими, а не бумажными и предназначались для оперативной деятельности компаний”, — утверждает бывший сотрудник мясного холдинга, присутствовавший при судебных разбирательствах “Продо” и Альфа-банка. С помощью договоров займов, заключенных в конце 2008 г.

, группа “Продо” серьезно увеличила контролируемые долги: “Продо”, предоставившая заем “Продо дистрибьюшн”, в июне смогла отсудить у должника 717 млн руб. “Пром-ресурс” в августе — сентябре получил в арбитраже решения о взыскании с птицефабрик и мясокомбинатов “Продо” еще 3,6 млрд руб., а иски Nevern Overseas добавили в копилку 1,6 млрд руб.

контролируемого долга, который можно было в нужный момент предъявить любой из 31 компании группы.

К осени прошлого года предприятия группы “Продо” должны были друг другу уже более 13 млрд руб. и компания была готова к любому развитию событий, включая попытки банкротства любой из них, которые могли предпринять банки.

“Альфа-банку надо было сразу же попытаться оспорить в суде все эти сделки и займы “Продо”, — считает старший юрист компании Sameta Ольга Сницерова, — угрожать уголовным преследованием, с помощью судебных решений блокировать деятельность группы и подавать на банкротство входящих в нее компаний”.

По словам юриста, иногда это является единственным эффективным способом для банка убедить должника вернуть деньги.

Затягивание процесса

Еще один прием юристов “Продо” — попытка максимально растянуть процесс судебных разбирательств. На то, чтобы выиграть у “Продо” в первой инстанции первые два иска на 320 млн руб., Альфа-банк потратил целых три месяца, причем месяц ушел на выбор арбитражных заседателей.

Как показал анализа судебных дел с участием “Продо”, этот прием группа использовала во всех разбирательствах с банками.

По словам адвоката Якова Мастинского, процесс выбора арбитражных заседателей — а на это отводится 10 дней — адвокаты часто используют для того, чтобы выиграть время и лучше подготовиться к судебному заседанию.

Есть и другие не противоречащие закону способы потянуть время, напоминает адвокат, например требовать привлечь к рассмотрению третьих лиц. Используя различные приемы затягивания процесса, юристы “Продо” смогли получить передышку от нескольких недель до полугода.

Например, омский арбитраж так и не успел рассмотреть один из исков в 2009 г., а уловка юристов “Продо”, как следует из материалов дела, состояла в следующем: 27 марта 2009 г. “Омский бекон” потребовал признать недействительным договор поручительства по кредиту Альфа-банка и подал иск к банку и Омскому мясокомбинату.

3 апреля суд принял иск от “Омского бекона” и назначил предварительное рассмотрение на 20 мая. Но в этот день “Омский бекон” потребовал участия арбитражных заседателей, и суд снова перенес заседание на 22 июня, чтобы участники выбрали арбитражных заседателей из списка омского арбитража.

Но 22 июня “Омский бекон” попросил привлечь “Продо дистрибьюшн”, и предварительное рассмотрение перенесли на 16 июля, но тогда выяснилось, что Омский мясокомбинат “забыл” выбрать арбитражного заседателя.

В итоге предварительное заседание омский арбитраж провел только 13 октября, на нем наконец-то дело признали подготовленным к рассмотрению, которое назначили на 10 ноября, почти через восемь месяцев после подачи иска. Но тут стороны объявили о подготовке мирового соглашения, и 29 октября “Омский бекон” отозвал собственный иск.

Неплатежи

Другой способ сохранить ключевые активы — обременить их долгами перед поставщиками. Как выяснилось из материалов Арбитражного суда Московской области, все производители группы “Продо” поставляли мясные деликатесы торговой компании “Продо дистрибьюшн”, которая осенью 2008 г.

просто перестала возвращать им деньги. Судя по материалам арбитражных дел, долги “Продо дистрибьюшн” перед поставщиками сформировались в основном в IV квартале 2008 г. и начале 2009 г. — именно тогда, когда Альфа-банк обратился в Арбитражный суд Москвы.

Рекорд по скорости судебного разбирательства установил Клинский мясокомбинат, решивший свои проблемы с должниками за 22 дня.

Компания подала в арбитраж Московской области иск к “Продо дистрибьюшн”, “Продо” и пяти компаниям группы 3 марта, а уже 25 марта суд вынес решение о взыскании с должников 1,3 млрд руб.

Пока тянулись разбирательства с банками-кредиторами, “Продо” успела получить решение суда по собственным искам и защитить от кредиторов свои ключевые активы: Клинский мясокомбинат, птицефабрики и мясной бизнес в Омске.

Все иски компаний группы друг к другу рассматривались в Арбитражном суде Московской области.

И в отличие от разбирательств с банками-кредиторами в Москве и Омске судебные дела внутри группы “Продо” решались в подмосковном суде всего за 1,5-2 месяца, а ответчики неизменно сообщали суду, что полностью согласны с иском и суммой предъявленного им долга, вот только денег на его выплату у них нет.

Арест

Чтобы защитить ключевые активы от притязаний “Альфы” и других банков-кредиторов, юристы “Продо” добились ареста части имущества мясного холдинга. Сделать это удалось с помощью иска Клинского мясокомбината, по которому было арестовано 1,3 млрд руб. на счетах “Продо дистрибьюшн”, активы “Продо”.

В решении суда так и сказано: “Арестованное в рамках обеспечительных мер имущество нельзя передавать третьим лицам, в том числе и банкам”. Под арест подпало и движимое имущество “Омского бекона” на 815 млн руб. и принадлежащий ему пакет 39% акций Омского мясокомбината, имущество которого также было отдельно арестовано.

Под арестом оказались и 92% акций “Омского бекона”, владельцем которых была “Пермь-агро”. Арест имущества группы продолжался до 15 декабря, до тех пор пока не удалось договориться с Альфа-банком.

Имущество самого Клинского мясокомбината, а также птицефабрики “Линдовское” и питерской “Дарьи” было арестовано 15 апреля прошлого года: арбитраж Московской области удовлетворил иск Уфимского мясоконсервного комбината (также принадлежит “Продо”) к “Продо дистрибьюшн” и ее поручителям, а также наложил обеспечительные меры.

“На счетах этих компаний нет денег, поэтому нужно арестовать имущество должников”, — говорится в определении суда.

Общая сумма выигранных исков производителей к аффилированной с ними “Продо дистрибьюшн” и большинству мясокомбинатов и птицефабрик “Продо” (они были поручителями) составила 5,2 млрд руб.

Это уже было сравнимо с суммарными требованиями Альфа-банка, Газпромбанка, Сбербанка и Межмпромбанка, требовавшими от компаний “Продо” вернуть в общей сложности 5,8 млрд руб.

“Банк, имеющий в залоге имущество компании, при подаче к ней иска о банкротстве лишается права голоса в собрании кредиторов и не может влиять на выбор внешнего управляющего, — отмечает Сницерова. — Но после реализации на торгах имущества должника он получает 75% от вырученных денег”.

Онлайн-эфир «Итоги 2020: тренд на банкротства. Как защититься кредиторам и спастись должникам?» | интервью Ивана Смирнова и Евгения Гурченко журналисту «Ведомостей»

17 декабря 2020 года прошел онлайн-эфир газеты «Ведомости» и Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» о трендах в банкротстве.

Адвокаты Бюро — управляющий партнер санкт-петербургского офиса Иван Смирнов и советник Евгений Гурченко – рассказали журналисту «Ведомости», какие уроки прошедшего года нужно извлечь для выстраивания эффективной стратегии взаимодействия между всеми сторонами процедуры банкротства, какие выводы из судебной практики можно сделать для своей защиты, как добросовестному кредитору подготовиться к спланированному банкротству и как ему действовать, чтобы получить денежные средства из конкурсной массы.

Читайте также:  Жалоба на управляющую компанию ВОДОКАНАЛ ПЛЮС - как и куда жаловаться

— Как договариваться кредитору и должнику?

Смирнов: «Зачем нужно договариваться? Причин несколько. Есть риск уголовной ответственности для реальных собственников и руководителей должника. Второе – риск привлечения к субсидиарной ответственности.

Третье – возможность оспаривания сделок, совершенных до банкротства.

Не секрет, что многие должники в период моратория пытаются подготовиться к банкротству, совершая многочисленные сделки, которые попадают под особый режим контроля, а их оспаривание приводит к крайне негативным последствиям в виде признания их недействительными с субординацией требований. Поэтому должникам всегда нужно действовать максимально добросовестно и разумно. Понятно желание любого должника избежать субсидиарной ответственности и сохранить как можно больше активов, но все чаще такое поведение должников приводит лишь к еще большим проблемам и рискам».

— Что обычно делает недобросовестный должник?

Смирнов: Для этого он обычно пытается затянуть и контролировать процедуру, обременить активы, создать контролируемую задолженность и неблагоприятные условия для независимых кредиторов, договориться о выплате минимальных денежных сумм.

Поэтому сейчас крайне мало случаев, когда кредиторы получают 20 или 10 копеек на рубль – в лучшем случае, это три-пять копеек. Разница между номиналом требования и реальной суммой удовлетворения в рамках банкротства — огромная, чем и пытаются воспользоваться многие должники.

То есть суммы удовлетворения требований конкурсных кредиторов через несколько лет баталий – копеечные.

Поэтому, конечно, разумный кредитор будет предпринимать все возможные действия для своей защиты – это прежде всего использование уголовно-правовых механизмов, оспаривание крупных сделок, привлечение к субсидиарной ответственности, в том числе членов семьи собственников».

— Есть ли критерий отличия добросовестного должника от недобросовестного? Какая информация должна быть решающей для активных действий кредитора?

Гурченко: «Конечно, все очень сложно, прямо скажем. Мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда понимаем, что в России очень мало кредиторов, которые действительно занимаются полноценным финансовым анализом и проверкой своих контрагентов.

Поэтому, конечно, здесь надо менять стандарт мышления. Мы рекомендуем создать чек-лист показателей и существенных фактов о компании, которые бы позволили отслеживать динамику и изменения ее финансового состояния.

Например, смена места регистрации, менеджмента, акционеров, участников контролирующих лиц.

Дальше, конечно, это финансовые показатели. Всю эту информацию кредитор может запросить в рамках стандартных деловых отношений. А банки вообще видят все банковские проводки и прекрасно понимают, куда идут деньги, что зачастую не спасает их от того, что деньги ушли – они просто этого не заметили, поскольку операция проходит моментально.

Далее, самый простой и очевидный способ, которым никогда практически не пользуются – это прийти в компанию или на предприятие и посмотреть, что там реально происходит. Если компания сворачивает свою деятельность или вовсе ее не ведет, это сразу будет понятно.

Вот такие на самом деле элементарные действия будут крайне эффективными. Кроме того, есть множество корпоративных механизмов, которые позволяют более тщательно контролировать управление компанией.

Можно выстроить более тесное взаимодействие с менеджментом компании, если он, конечно, идет на контакт.

Смирнов: «Сейчас фактически для каждого кредитора нужно определить список ключевых контрагентов, от финансовой стабильности которых зависит финансовая стабильность самого кредитора. И вот по этим контрагентам проводить ежедневный мониторинг с помощью такого чек-листа».

— Говорят о возможных проблемах с перегрузкой судебной системы в связи с ростом банкротных дел. Каковы по вашему мнению пути решения данной проблемы?

Смирнов: «Поможет дополнительное госрегулирование, которое детально установит механизмы действий должников и кредиторов после мораторного периода. Например, есть институт судебной рассрочки, и должник, который находится в неудовлетворительном финансовом состоянии, может им воспользоваться.

  Это льготный период, когда не начисляются неустойки и не вводятся финансовые санкции, что позволяет должнику в ближайший год выстроить свою хозяйственную деятельность, действуя добросовестно.

Кроме того, более активное использование процедуры мирового соглашения позволило бы значительно снизить нагрузку на судебную систему».

— Что делать кредитору в случае сокрытия активов должником?

Гурченко: «Это звонок для начала активных действий по защите своих интересов. Можно начать с самых простых вещей. Например, если у вас есть согласованный порядок платежей с этим контрагентом, то его надо изменить – не нужно платить ему прежде, чем он выполнит свои обязательства.

Обеспечения, поручительства от собственников бизнеса, залоги – это абсолютно рабочие механизмы в такой ситуации. Если действительно должник от кредитора существенно зависит, возможно, необходимо рассмотреть вопрос о введении своих людей в органы управления.

Это нужно делать аккуратно, чтобы не было установлено факта контроля и самого кредитора не привлекли к ответственности.

Если это совсем не работает, то нужно обращаться с исками в суд, пытаться наложить арест и получить обеспечительные меры. В некоторых ситуациях необходимо инициировать даже уголовные дела. Конечно, нужно следить за ситуацией – чтобы, когда мораторий отменят, получить возможность первым обратиться с соответствующим заявлением».

Смирнов: «Более того, если должник совершил сделку, которая является подозрительной для кредитора, ее можно и нужно оспорить. Мораторий устанавливают только запрет для кредиторов на обращение с заявлением о банкротстве.

Но просуживать долг, истребовать имущество – можно. Можно даже получить судебный акт и возбудить исполнительное производство.

И когда уже начнется банкротство, если кредитор занимал проактивную позицию, все доказательства недобросовестности должника будут положены в материалы дела и кратно повысят шансы кредитора на успешную защиту».

—  Есть ли, на ваш взгляд, какие-то основные моменты, на которые нужно обратить внимание в самом начале банкротства?

Смирнов: «Прежде всего, кто конкурсный управляющий и инициаторы банкротства, и соответственно, кто другие кредиторы, с кем можно взаимодействовать и отстаивать свои интересы.

Безусловно, надо смотреть, кто включается в банкротство в качестве конкурсных кредиторов, и, если такие кредиторы имеют какие-то признаки аффилированности, дружественности или фиктивности своих требований, безусловно, необходимо оспаривать их действия. Можно проиграть первую инстанцию, апелляцию, кассацию, а в надзоре получить удовлетворение своих требований – такие прецеденты есть.

Поэтому здесь важна проактивная позиция. Сейчас судебная практика идет по пути формирования новых правил. Например, механизм субординации – это как раз то, что нам дала судебная практика, а не законодатель».

— Недобросовестный должник отказывается предоставлять документы. Что делать в такой ситуации?

Гурченко: «Нужно идти в суд и получать судебное решение.

Очень важно понимать, что если кредитор не банк, то судебное решение ему нужно получить уже сейчас, потому что иначе, если у него до сих пор нет судебного решения, то он не сможет в этой гонке опередить должника или других кредиторов, которые его уже получили.

Это связано с тем, что в России процедура банкротства возбуждается только на основании, вступившего в силу судебного акта, за исключением банков, которые могут и в отсутствие вступившего в силу судебного решения инициировать процедуру. Поэтому в данной ситуации, конечно же, нужно к этому подготовиться».

— Как действовать кредитору, чтобы получить денежные средства из конкурсной массы?

Гурченко: «Вопрос вечного характера, практически неразрешимый – этого очень сложно добиться.

Есть формальные вещи, которые кредитор должен сделать: включиться в реестр, пытаться взаимодействовать с кредиторами и воздействовать на арбитражного управляющего, отыскивать активы, выявлять сомнительные сделки и оспаривать их, привлекать к ответственности непосредственно контролирующих лиц должника.

Закон о банкротстве дает кредитору большие полномочия. Во-первых, кредитор может поставить вопрос о соответствии конкурсного арбитражного управляющего тем требованиям, которые установлены законом.

Он может жаловаться на него, и это, кстати, очень эффективные механизмы, поскольку после возбуждения двух-трех административных дел можно ставить вопрос о дисквалификации недобросовестного арбитражного управляющего.

Во-вторых, закон позволяет кредиторам оспаривать сделки.

Если кредитор видит, что процедура банкротства контролируется должником и что по факту все активы были выведены до процедуры банкротства в пользу аффилированных лиц, а конкурсный управляющий при этом бездействует, то кредитор самостоятельно может оспаривать такие сделки.

Более того, Верховный суд неоднократно указывал, что кредиторы в этой ситуации слабая сторона – они не обладают никакой информацией, поэтому суд должен встать на сторону кредиторов и сам проводить тщательное расследование. Это зачастую позволяет вернуть достаточно существенные активы в конкурсную массу.

В-третьих, – кредитор может привлекать собственников и бенефициаров к субсидиарной ответственности. И даже если арбитражный управляющий отказывается это делать, кредитор сам вправе подать заявление и провести процесс.

Кроме, того всегда можно пытаться с бенефициаром должника договориться. Зачастую кредиторы успокаиваются, когда получают какие-то активы за периметром всей этой ситуации».

—  Как доказать, что кредитор пытается включиться в реестр требований дружественного должника?

Гурченко: «Суды сейчас используют радикально гибкие критерии для того, чтобы такие требования практически исключить из реестра, то есть снизить их очередность и субординировать. Но прежде всего это прямая аффилированность.

Второе, это экономическая обоснованность сделок.

Зачастую происходит так, что недобросовестные стороны понимают, что создавать прямую аффилированность не надо, а сделки между разными, формально не аффилированными компаниями, совершаются на очень странных условиях: с десятилетними отсрочками уплаты, с постоянными пролонгациями, уступками, зачетами. Все эти условия уже сигнал для судов, что, наверное, имеются основания для субординации.

Но необходимо учитывать, что вопрос субординации именно в период моратория может быть сейчас разрешен несколько иначе. В постановлении пленума заложена идея, что в этот период, в некоторых случаях не надо субординировать данные требования».

— Как добраться до активов должника?

Гурченко:

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *