Прения сторон по уголовному делу образец

Прения сторон по уголовному делу образец

Подготвоить речь в судебных прениях не просто если не имеешь опыта. Используя изложенные рекомендации, возможно даже без опыта подготовить речь в судебных прениях, соответствующие требованиям современного судопроизводства. 1) Надо знать, что доказывать.

Судебная речь имеет важное предназначение это убедить суд в своей правоте. Поэтому оратор должен четко знать, что он доказывает.

2) Не доказывать очевидное. Бесспорные факты в доказательствах не нуждаются.

6) Использовать простые предложения. Слова и предложения должны быть удобными для восприятия.

При этом надо говорить так, чтобы эти слова и предложения не выпали из контекста доказательства.

При отсутствии таких заявлений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным и суд переходит к судебным прениям. Судебные прения состоят из речей лиц, участвующих в деле, их представителей (ст.190 ГПК РФ). Сначала выступают истец, его представитель, а затем — ответчик, его представитель (ст.190 ГПК РФ).

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, и его представитель выступают после истца или ответчика, на стороне которого третье лицо участвует в деле.

Третье лицо, заявившее самостоятельные требования на предмет спора в уже начатом процессе, и его представитель выступают после сторон.

После произнесения речей всеми участниками прений они могут выступить вторично в связи со сказанным в речах.

Право последней реплики всегда принадлежит ответчику, его представителю (ст.190 ГПК РФ). Участники судебных прений или прокурор, дающий заключение, не вправе в своих выступлениях ссылаться (ст.191 ГПК РФ)

  • на обстоятельства, которые судом не выяснялись,
  • а также на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании.

При возобновлении рассмотрения дела по существу новые обстоятельства, факты и доказательства исследуются в общем порядке, после чего вновь происходят судебные прения.

Выступление в судебных прениях по гражданскому делу образец

Учитывая выкладки психологов, данный этап судебного разбирательства важен для закрепления «правильного» впечатления на суд. Понятно, что нашей целью было добиться отказа в иске.

Дело длилось больше года, было технически сложным и очень объемным. Поэтому пришлось письменно излагать нашу правовую позицию, чтобы дать судье четкий анализ доказательств обеих сторон. Надеюсь, это позволило суду вынести решение в нашу пользу и сохранить квартиру в собственности моей клиентки.

Вы нашли информацию, посвященную судебным речам адвоката в гражданском процессе.

Судебное разбирательство — основная стадия гражданского процесса, где с наибольшей полнотой проявляются все принципы гражданского судопроизводства.

В своих речах выступающие подводят итоги проведенного в предыдущей части судебного разбирательства исследования доказательств, анализируют проведенное рассмотрение дела по существу, высказывают собственные суждения о том, как должно быть разрешено дело.

После того, как в судебном заседании исследованы доказательства. представленные сторонами по делу, судебное разбирательство в гражданском процессе переходит в свою завершающую стадию. На этой же стадии можно признать иск, или отказаться от исковых требований.

Прения по гражданскому делу

По гражданскому делу по иску _____________ к _____________ В обоснование своих исковых требований истицей не представлено в суд ни одного доказательства в подтверждение возможности и необходимости передачи ребенка ей на воспитание Составленный бланк акта обследования жил.

условий _____________ от ________ года вызывает сомнения хотя бы потому, что подчеркнуто наличие лифта в доме. Заполните форму обратной связи.

По возможности подробно простыми словами опишите ваш вопрос.

Для письменного ответа укажите обратный адрес вашей электронной почты. В течении дня юрист ответит вам на почту с разъяснением ситуации и рекомендациями что делать дальше.

В окончательных рекомендациях юрист сообщит вам какие документы нужно составить и их получателей. После получения от нашего юриста списка необходимых документов зайдите на наш бесплатный архив юридических документов и найдите вам нужный. Вставьте персональные данные, почтовые реквизиты, адрес получателя и отправляйте по назначению.

Из актов не усматривается ничего, кроме констатации наличия комнат в доме.

Существенные моменты,а именно, каков двор дома, насколько дом удобен для проживания нескольких семей и возможно ли проживание в доме несколько семей, каково освещение в доме не отражены.

Составленный бланк акта обследования жил. Судебные прения – это одна из завершающих стадий любого судебного процесса.

По своей сути судебные прения это речи участников процесса по итогам судебного разбирательства.

Значение судебных прений велико как в уголовном, так и гражданском процессе. Огромное значение имею судебные прения в суде присяжных.

4) есть ли какой-либо образец прений, чтобы взять его за основу своего выступления?

399 ТК РФ работодателю.

Исходя из протокола заседания, сторона работодателя отказалась удовлетворить требования выдвинутые работниками. Таким образом, в организации имеет место коллективный трудовой спор между диспетчерским составом РДЦ С-Кф АУВД «Стрела» и работодателем.

Утверждение ответчика о том, что данный Коллективный трудовой спор отсутствует, опровергается ответом, на запрос суда , директором департамента труда о наличии уведомительной регистрации данного коллективного трудового спора. В соответствии со ст.

415 ТК РФ в процессе урегулирования коллективного трудового спора включая проведение забастовки, запрещается локаут — увольнение работников по инициативе работодателя в связи с их участием в коллективном трудовом споре или забастовке.

Ссылка ответчика на Постановление Конституционного суда от 20.01.2002г.

Пример прений по гражданскому делу

Третье лицо, не заявляющее требований, выступает после сторон. Если иск заявлен прокурором в интересах другого лица первым в прениях выступает он. Судебные прения – это одна из завершающих стадий любого судебного процесса.

По своей сути судебные прения это речи участников процесса по итогам судебного разбирательства. Первыми выступает истец или его представитель.

Присутствующий в судебном заседании истец может поручить выступления в прениях своему представителю. После прений истца и его представителя в прениях выступает ответчик и его представитель. Заключение представляет собой больше художественное произведение с такими же эпитетами как «проявила к своему ребенку трудолюбие».

Однако отсутствие этой доверенности позволило в прениях сослаться на недействительность сделки и избежать выплаты огромных сумм связанных с неисполнением обязательств.

Пример речи адвоката по иску о взыскании алиментов в браке

Представителя Истца, адвоката Плеханова А.В.

по иску о взыскании алиментов, в судебных прениях.

Я полностью поддерживаю требования Истца о взыскании алиментов с Ответчика с 27 июля 2012 года и прошу удовлетворить заявленные требования в полном объеме по следующим основаниям.

Согласно ст. 80 СК РФ, родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Согласно ст. 106 СК РФ, При отсутствии соглашения об уплате алиментов члены семьи, указанные в статьях 80 — 99 настоящего Кодекса, вправе обратиться в суд с требованием о взыскании алиментов. К кругу таких субъектов относится и родитель ребенка – Истец.

Поэтому и необходимо принимать судебное решение по существу. Напомню, что согласно ч. 1 ст.

56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений Ответчик, возражая заявленным требованиям указал на вышеизложенные факты о проживании детей у него и нахождении их вместе с Истцом на полном его иждивении.

Источник: http://credit-helper.ru/obrazec-prenij-po-grazhdanskomu-delu-25741/

Как составить речь для судебных прений

Прения сторон по уголовному делу образец

Бесплатная консультация юриста: +7 (499) 322-25-49

В соответствии с российским законодательством судебные прения состоят из речей сторон, принимающих участие в процессе. Однако столкнувшись с конкретной ситуацией, не каждый понимает, какова их роль. Что же такое прения сторон в суде? Как к ним грамотно подготовиться, чтобы отстоять свою позицию на заседании?

Закон ГПК

В первую очередь стоит узнать, что говорит закон о прениях сторон. Этому вопросу посвящена статья 190 Гражданского процессуального кодекса. Здесь сказано, что судебные прения — это речь всех лиц, которые принимают участие в разбирательстве. Закон оговаривает, что в этой части свои интересы могут смело защищать представители сторон.

В гражданском процессе принято, что первым произносит свою речь истец. Потом слово дается его представителю.

Далее право выступать переходит на сторону ответчика: Первым делом он высказывается лично, а затем только его представитель.

Поскольку это завершающая стадия разбирательства, каждый участник процесса имеет возможность еще раз подчеркнуть собственные доводы и постараться опровергнуть аргументы противника.

Отдельно ГПК РФ оговаривает права третьих лиц. Если у таких граждан есть самостоятельные требования, касающиеся непосредственно предмета спора, который разбирается в гражданском процессе, они тоже могут принимать участие в прениях сторон. Аналогичными полномочиями наделены и их представители.

Есть указание насчет прав третьих лиц, которые участвуют в разбирательстве, не выдвигая самостоятельных требований. Они тоже могут выступить в процессе требований. В таком случае предстоит придерживаться определенной очередности, а именно: третьему лицу/его представителю дадут слово после той стороны, чью позицию они поддерживают.

Следует добавить, что согласно ГПК РФ первыми выступают либо граждане, которые обратились к судебному органу за защитой прав/интересов, либо прокурор (представитель государственного органа, организации). Когда все высказали свою точку зрения, можно начинать дискуссию и выступить с репликами по поводу услышанного. Однако по закону последнее слово остается за ответчиком (его представителем).

Юридическая практика и смысл прений

Не все юристы придерживаются одного мнения насчет целесообразности участия в судебных прениях. Некоторые специалисты уверены, что к данному этапу разбирательства у судьи уже сформировался определенный взгляд на дело.

Поэтому не стоит уповать на прения сторон, надеяться на то, что обсуждение вопроса позволит склонить представителя закона к своей позиции. Не один образец из судебной практики показывает, что не все так просто и однозначно.

Не редкость, когда во время исследования доказательств истцу либо ответчику открывается новое видение конфликта. Именно поэтому на этой стадии судебного разбирательства некоторые заявители отказываются от собственных исков. Случаются и прецеденты, когда ответчик признает все претензии истца.

Существуют примеры, когда адвокаты рекомендуют своим клиентам отказаться от прений. Как вариант, им советуют сообщить, что человек просто придерживается своей позиции, заявленной ранее. Или же можно прочитать иск (отзыв на него), начиная с уважительного обращения к судье. Но в таком случае действительно не стоит уповать, что суд пересмотрит сложившееся впечатление о деле.

  • Многие юристы убеждены, что не стоит игнорировать прения сторон, как и относиться к ним легкомысленно.
  • Ведь история знает прецеденты, когда суд выносит нежелательное решение по иску, хотя на протяжении разбирательства складывается впечатление, что он готов был поддержать заявление в целом или в какой-то его части.
  • Не стоит забывать о чисто человеческом факторе: судья может банально ошибиться либо пойти на поводу у стороны, которая более красочно и обоснованно подтвердит свою позицию на заключительной стадии рассмотрения дела.

Рекомендации профессионалов

Чтобы выиграть в гражданском и любом другом процессе, можно изучить наглядный образец того, как протекают прения на судебном заседании.

На основе чужих удачных выступлений легче будет составить для себя речь. Опытные юристы рекомендуют составлять ее таким образом, чтобы выступление фактически представляло собой проект судебного решения.

Подразумевается не столько его описание, сколько мотивировка.

Весомую роль в прениях играет профессионализм адвоката. С его стороны обязательным является правовой анализ. Он должен быть:

  • выверенным с логической точки зрения;
  • основываться на законодательных актах и правовых нормах.

Адвокат изучает доказательства, которые были представлены в процессе разбирательства. Также он ищет уязвимые места в аргументах оппонента, подкрепляет собственную позицию.

Чаще всего проблемы с выступлением возникают в арбитражном либо гражданском процессе, поскольку судья не дает сторонам времени на подготовку. Но следует напомнить, что все участники дела имеют право ходатайствовать о перерыве. Даже если он составит всего несколько минут, уже можно будет сконцентрироваться и продумать, как построить свое выступление.

(33 4,90

Судебные прения

Выдержки из выступления  адвоката Голубева в прениях по делу по обвинению по ст. 228 . 1 УК РФ

Уважаемый суд!

К. предъявлено обвинение в совершении двух эпизодов сбыта наркотиков, которые по версии следствия имели место 7 октября _______ года в 18 часов 40 минут и в 19 часов 40 минут.

Обвинение считает, что оба эпизода доказаны материалами проверочной закупки и другими доказательствами.

Однако анализ материалов уголовного дела и результатов судебного следствия позволяет защите утверждать, что вина К. следствием не доказана, а выносить приговор  исключительно на признании вины моей подзащитной суд не имеет права.

Читайте также:  Маленькая пенсия в России: в чем причины и почему так складывается

Вина моей подзащитной ничем иным, кроме признания и не подтверждается.

Так, оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка» проведено с грубейшими нарушениями закона и процедуры, а потому его результаты с точки зрения уголовного процесса ничтожны.

А при производстве предварительного расследования допущено столько нарушений и, по мнению защиты, фальсификаций, что, даже предположив, что К. все же совершила оба деяния, вину ее нельзя считать доказанной.

Вынесение обвинительного приговора в таких условиях противоправно.

Начнем анализ материалов дела с постановления о возбуждении уголовного дела (т. 1, л.д. 1). Если верить тому, что написано в постановлении, то получается, что следователь Ш. вынесла постановление в 22 часа 15 минут 07.10.___ г., а копию постановления направила прокурору в тот же день в 22 часа 30 минут.

Однако это не соответствует действительности, поскольку из показаний, полученных в суде от сотрудников полиции, производивших проверочную закупку, собиравших первоначальный материал, следует, что ушли из квартиры К. они значительно позже 22 часов. Судя по их показаниям, среди них на месте задержания моей подзащитной и на месте оформления материала был кто угодно, но следователя Ш. не было.

Значит,  получить материал и возбудить уголовное дело в 22 часа 15 минут следователь не могла физически.

В материалах дела на л.д. 13 т. 1 имеется уведомление о возбуждении уголовного дела. И оно, якобы направлено моей подзащитной. На самом деле такого отправления в природе не было, его никто не получал. Да и отправить его 07.10.

____ после 22 часов было невозможно. Мало того, следователь не мог знать вечером 7 октября номера уголовного дела, поскольку группа учета начала бы при обычных условиях работать только утром ___ октября, но это нерабочий день.

Это косвенное подтверждение фальсификации, имевшей место с первого дня расследования. Это сомнение в законности возбуждения дела, но сомнение, не устраненное стороной обвинения, а потому толковаться оно должно исключительно в пользу моей подзащитной.

Еще одно сомнение в дате возбуждения уголовного дела основано на имеющемся в материалах рапорте об обнаружении признаков преступления, на основании которого, собственно, возбуждено уголовное дело.

Защита уже обращала внимание суда на тот факт, что, судя по штампу на этом документе, рапорт на основании которого, якобы, возбуждено данное дело, зарегистрирован в книге учета сообщений ОВД _____ района Москвы за № _____ от _______ (л.д. 18).

В связи с тем, что рапорт зарегистрирован через несколько месяцев после возбуждения дела, опять же возникает обоснованное сомнение в законности самого возбуждения уголовного дела.

Для устранения такого сомнения и проверки законности возбуждения уголовного дела защита просила суд истребовать в  ОВД   и обозреть в судебном заседании книгу учета сообщений за ______ год или затребовать надлежащим образом заверенную копию листа, на котором имеется запись за № ____. В удовлетворении ходатайства было отказано, тем самым сомнение не устранено.

Наличие в деле рапорта следователя о том, что со слов неизвестного  и не определенного однозначно в материалах дела работника ОВД, якобы, имела место техническая ошибка – мол, поставили случайно не ту дату, не устраняет обоснованных сомнений в техническом характере ошибки.  В данном рапорте следователь пишет (л.д. 207 т.1), что она позвонила по телефону и узнала про эту ошибку. Я даже не буду комментировать доказательное значение такого рапорта.

По мнению обвинения вина моей подзащитной подтверждается в числе прочего документами, полученными в результате оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка». В частности, делаются ссылки на постановление о проведении проверочной закупки (т. 1 л.д. 15), на протоколы личного досмотра П., в ходе которых она выдала вещество, приобретенное при закупке, и ряд других.

Защита считает, и это нашло свое подтверждение в ходе судебного следствия, что оперативно-розыскное мероприятие (далее — ОРМ) проведено с нарушением закона, а фиксация его результатов произведена таким образом, что не дает гарантии достоверности полученных результатов.

Само постановление о проведении проверочной закупки является фальсификацией.

Так, на допросе в суде свидетель П-н показал, что оперативное мероприятие начали проводить на основании информации о том, что сбытом занимается хозяйка квартиры (К-а), а лишь на месте выяснилось, что той дома нет. Поэтому произвели закупку у моей подзащитной.

Это, кстати, соответствует показаниям К.  о том, что сначала Юля П. договорилась о купле-продаже с Н-, а лишь по причине отъезда Н- к больному мужу, та попросила мою подзащитную передать наркотик Юле.

Несколько отвлекаясь от анализа ОРМ, обращу внимание суда на то, что К-а на момент задержания не имела своих денег, не было у нее собственных наркотиков.

—-

Возвращаюсь к анализу ОРМ. Критически надо отнестись к показаниям свидетеля С-о, за подписью которого изготовлено постановление о проведении ОРМ. Он, например, заявил суду, что данное постановление изготавливают, якобы, в единственном экземпляре и в случае передачи его следователю, в оперативном подразделении ни копии, ни иных следов данного документа не остается.

К сожалению, С-о ввел суд в заблуждение, а сказанное им не соответствует действительности и имеет единственную цель – скрыть истинную информацию о незаконности представленного суду постановления о проверочной закупке.

Копия данного постановления остается в документах оперативного подразделения и, в частности, хранится в деле оперативного учета. Больше того, в соответствии со ст. 21 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» этот документ может в любой момент у господина С-о истребовать надзирающий прокурор.

А в единственном экземпляре изготавливают только те документы, что остаются в оперативном подразделении. Например, постановление о рассекречивании ОРМ (см.

: Приказ Федеральной службы налоговой полиции РФ, ФСБ РФ, МВД РФ, Федеральной службы охраны РФ, ФПС РФ, ГТК РФ и Службы внешней разведки РФ от 13 мая 1998 г.

N 175/226/336/201/286/410/56 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд»).

Поскольку рассматриваемый документ визируется у руководителя ——

С учетом изложенного у защиты имеются все основания утверждать о том, что от суда скрыли постановление, на основании которого началось данное ОРМ.

Соответственно, рассматриваемое нами ОРМ начато без разрешения, проведено незаконно.

Имеющееся в деле постановление изготовлено уже после начала ОРМ, а, значит, ничтожны полученные в результате этого ОРМ доказательства, включая производные (в том числе заключение экспертизы).

Чтобы не возвращаться к анализу показаний свидетеля С-о, обращаю внимание суда и на то, как он попытался объяснить наличие в деле двух рапортов оперуполномоченного Г-а, —

Обратимся к  протоколу осмотра денежных средств, которые значатся по делу как вещественные доказательства вменяемого в вину подзащитной второго эпизода. Из этого протокола следует, что в период с 19 часов 05 минут до 19 часов 20 минут купюры осмотрены старшим лейтенантом М в присутствии понятых К  и Ж (протокол осмотра — л.д. 33-37).

Я уже обращал внимание суда на тот факт, что  из л.д. 29-32 следует, что в то самое время  с 19-00 по 19-15), тем же сотрудником милиции, при тех же самых понятых проводился личный досмотр гражданки П-й (протокол личного досмотра — л.д.

29 – 32).  Все это свидетельствует о фальсификации доказательств. А также о наличии не устраненных сомнений в их достоверности. Хотя суд не признал эти доказательства недопустимыми, основывать обвинительный приговор на них все равно нельзя.

—-

Защита настаивает на том, что по отношению к К. имела место провокация.

Ведь сотрудники, действуя через гражданку П-у, согласившуюся в обмен на прекращение в отношении нее уголовного преследования  сотрудничать с опреативными работниками МВД, спровоцировали мою подзащитную на совершение преступления в виде сбыта наркотических веществ в нарушение статьи 228.1 УК РФ. Тем самым нарушены положения статей 8 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изм. и доп. от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января 1990 г., 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.).

Не меньше вопросов с экспертизой. Я не исключаю, что на исследование к экспертам попало наркотическое вещество. Однако то ли это вещество, что было по поручению К-й передано моей подзащитной гр-ке П. – обвинение суду не доказало.

Однако поверить в то, что сотрудники милиции забыли обстоятельства мероприятия, проведенного полгода назад, показания о котором они давали следователю три месяца назад, очень сложно.

И совсем невозможно  поверить в то, что при аналогичных обстоятельствах все случившееся забыла даже П-а, которая первый и единственный раз таким образом помогала полиции. Такие события люди помнят в мельчайших деталях всю свою жизнь.

Мне хотелось бы обратить внимание суда на тот факт, что в деле вообще нет доказательств – наркотического вещества, которое, якобы, продала моя подзащитная. Свидетельством тому отказы в его осмотре на предварительном следствии, отказы в его осмотре в ходе судебного следствия и, наконец, имеющаяся на листе дела 206 квитанция о приеме на хранение наркотических средств.

Согласно данной квитанции за № 018275 следователь З-а передала на хранение два конверта, в каждом из которых по 0,01 гр. наркотического вещества, а в вину моей подзащитной вменяется, что у нее дважды приобрели по 0,03 гр наркотика.

Но я хочу обратить внимание суда даже не на вес сданного наркотического вещества, а на то, что сдано оно по делу, где обвиняемыми проходят …

Не случайно экспертиза показала, что состав наркотикосодержащей смеси в каждом из пакетиков отличается друг от друга.  По мнению защиты данный вывод экспертизы свидетельствует о том, что наркотики имеют разное происхождение.

Продолжу по поводу имеющихся в деле фальсификаций.

Напомню, что суд отказал защите в назначении почерковедческой экспертизы по подписям, выполненным от имени П-й, в связи с преждевременностью заявленного ходатайства, а когда защита просила предоставить копии документов для получения ею самой заключения специалиста, то суд согласился с утверждением гособвинителя, что такие копии защите давать не следует, поскольку, мол, защита сама не сможет получить достаточное количество образцов подписи П-й. Однако это уже были мои, адвоката проблемы. Я или специалист имели право попросить П-у выполнить образцы подписей, а она имела право предоставить их, а вот суд, не имел права необоснованно вставать на сторону обвинения, лишать защиту возможности доказать наличие в деле подложных доказательств.   

В результате получается, что так и не  устранены сомнения в подлинности материалов предварительного следствия. В этой связи снова обращусь к показаниям П-й – она  пояснила в ходе судебного следствия на вопросы адвоката, что ее допрашивал следователь только один раз – сразу после задержания. Все пояснили, что допрос проводился в территориальном отделе милиции.

Значит, имеющиеся в материалах предварительного следствия протоколы их допросов, которые, якобы, произведены в помещении  ГСУ ГУВД Москвы, ни что иное, как очередная фальсификация.

По своему хитрят и Н-ва с ее гражданским мужем – Б.  Они скрывают свою причастность к незаконному обороту наркотиков. С другой стороны, их показани,я хотя не подтверждают показаний моей подзащитной напрямую, но косвенно свидетельствуют о ее правоте. Так, …

У суда была возможность убедиться в том, что моя подзащитная находилась фактически в рабстве у Н-, которая ее эксплуатировала за дозы наркотиков.

Читайте также:  Как использовать материнский капитал на улучшение жилищных условий

 Тот факт, что она выступила в роли орудия преступлений, совершаемых Н-, говорит об отсутствии в ее деянии состава преступления.

Однако процессуальные нарушения по делу таковы, что я уже не уделяю внимания квалификации деяния К-ой. Она и без того подлежит оправданию по всем пунктам предъявленного обвинения.

Анализ материалов дела и показаний, полученных в суде, можно было бы продолжить, но в этом уже нет смысла, поскольку того, что сказано выше достаточно для полного оправдания моей подзащитной.

==============================================

Таким образом, обвинение полностью опровергнуто материалами уголовного дела, исследованными в ходе судебного заседания.  Моя подзащитная в действительности всего лишь один раз передала П-ой некое вещество.

 Она этого и не отрицала. Она считала, что это героин.

Она  до последних дней надеялась на то, что суд осудит ее за этот проступок и одновременно  разберется и признает незаконными доказательства якобы имевшей место первой закупки.

Прения сторон по уголовному делу образец

Таким образом, нельзя однозначно утверждать, что в содеянном К-ой имеется состав именно ст. 228  УК РФ, а не иной, например, 159 УК РФ.

Суд не вправе подменять собой обвинение и исправлять недоработки следствия, в связи с чем прошу суд признать подсудимую невиновной в предъявленном ей обвинении и оправдать.

В тоже время прошу суд обратить внимание на порочную практику правоохранительных органов, которые вместо нормальной работы занимаются добыванием количественных показателей, чем фактически способствуют распространению наркомании.

В связи с грубейшими нарушениями, допущенными правоохранительными органами на досудебных стадиях прошу суд воспользоваться своим правом, предусмотренным ч. 4 ст.

29 УПК РФ и в соответствии с требованиями Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» отреагировать «путем вынесения частных определений (постановлений) на установленные в ходе судебного разбирательства причины и условия, способствовавшие совершению преступлений, а также на недостатки в деятельности органов дознания и предварительного следствия по выявлению организаторов преступных группировок, источников приобретения наркотических средств, психотропных, сильнодействующих или ядовитых веществ и каналов их сбыта».  

Адвокат ________    Голубев Владимир Васильевич

«__» марта 20__ г.

Образец выступления адвоката в прениях по ч. 4 ст. 159 УК РФ

адвоката Кусаева А.Н. в защиту С………. 

В производстве ……….. районного суда г. Москвы имеется уголовное дело № ………, по признакам преступления, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ ~ ч. 4 ст. 159 УК РФ (167 эпизодов в отношении С…….), возбужденное в отношении С……….. и других участников.   

Полагаю, что по результатам рассмотрения уголовного дела можно сделать однозначный вывод о невиновности моей подзащитной С………… в инкриминируемых преступлениях. 

Так, органы предварительного следствия расследуя рассматриваемое уголовное дело, необоснованно и незаконно привлекли мою подопечную в качестве обвиняемой, так как ни одного доказательства вины моей подзащитной в деле нет и не было.

Кроме того, особое внимание заслуживает расследование данного уголовного дела, которое было расследовано, на мой взгляд, без всестороннего сбора необходимых доказательств, с грубым нарушением уголовного и уголовно-процессуального закона, необъективной юридической оценке действий моей подзащитной, повлекшей неправильную квалификацию. В уголовном деле допущено очень много нарушений, как при проведении следственных действий, так и при соблюдении/оформлении надлежащим образом установленной формы процессуальных документов. Однако надзорными органами указанные нарушения были проигнорированы и не приняты меры по их устранению.            

Далее, в соответствии с ч. 4 Постановления Конституционного Суда от 08.12.

2003 № 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» из статей 215, 220, 221, 225 и 226 УПК РФ, в соответствии с которыми обвинительное заключение или обвинительный акт как итоговые документы следствия или дознания, выносимые по их окончании, составляются, когда следственные действия по уголовному делу уже произведены, а собранные доказательства достаточны для составления указанных документов, вытекает, что если на досудебных стадиях производства по уголовному делу имели место нарушения норм уголовно-процессуального закона, то ни обвинительное заключение, ни обвинительный акт не могут считаться составленными в соответствии с требованиями данного кодекса.  

Так, в обвинительном заключении С………… указано, что она привлекается по 167 эпизодам преступлений, предусмотренных ч. 4 ст.

159 УК РФ, где ей вменяются эпизоды преступления, совершённые (по версии следствия) в период времени, когда она ещё не приступила к трудовой деятельности в ООО «………». То есть С……… начала работать в ООО «………..

» фактически с 8 мая 2015 года, а следствие необоснованно и незаконно инкриминирует ей преступления совершённые ранее этого даты, что является абсурдным и не имеет под собой никакой логики, отсутствует причинно-следственная связь.  

Соответственно, постановление о привлечении в качестве обвиняемой и обвинительное заключение в отношении С……… составлено юридически неверно, так как содержит в себе не существующие обстоятельства. То есть возникает вопрос: как она могла похитить денежные средства у гражданина путём обмана, если она не находилась в то время и в том месте, где потерпевший якобы был введён в заблуждение?  

Более того, инкриминируемые преступления по данному уголовному делу квалифицированы юридически неверно, так как по версии следствия: «с целью хищения денежных средств граждан путем обмана, создали устойчивую преступную группу, характеризующуюся согласованностью действий участников, стабильным ее составом, постоянством методов преступной деятельности, длительным периодом существования и совершения преступлений». То есть организаторы и участники организованной группы изначально осознают преступность своих деяний, имеют единую цель (получения денежных средств), при этом продолжают свою незаконную преступную деятельность в виде хищения денежных средств путём обмана. Соответственно преступление совершённое организованной группой носит продолжаемый характер, то есть преступление продолжаемое.  

Продолжаемое преступление – последовательность совершённых виновным юридически однородных деяний, направленных на один и тот же объект и охватываемых единым умыслом виновного, может образовывать продолжаемое преступление.

Продолжаемым преступлением может являться, например, хищение из библиотеки многотомного собрания сочинений, совершаемое по одному тому за раз; хищение запчастей с завода, кража вещей со склада, совершённые в несколько приёмов и т.

д.  

Специфика объективной стороны продолжаемого преступления заключается в том, что совершённые действия объединены не только относительно небольшими промежутками времени между ними, но и единым способом совершения деяния, а равно наступлением однородных последствий. С субъективной же стороны продолжаемое преступление характеризуется наличием одной и той же формы вины, одинаковых мотивов и единой цели преступной деятельности.  

В любом случае, инкриминируемые преступления не подлежат отдельной квалификации, поскольку они не имеют самостоятельного значения и представляют собой лишь отдельный элемент достижения виновным общей преступной цели, а именно получения денежных средств.                   

Однако в разрез и противоречия мотивировочной части обвинения, органы предварительного следствия возбуждают уголовное дело по каждому потерпевшему, что является недопустимым и незаконным.

То есть (если отталкиваться от версии следствия) получается, что у организованной преступной группы с приходом каждого гражданина в офис для зачисления вклада ВНЕЗАПНО возникал умысел для его обмана и хищения его денежных средств. То есть кого-то обманывали, кого нет.

Это противоречит здравому смыслу и действующей практике расследования действий в сфере «финансовых пирамид».

С практической точки зрения органы предварительного следствия должны были возбудить в отношении организованной преступной группы одну статью Уголовного кодекса РФ, целью которой двигало получение денежных средств от граждан путём обмана. То есть корыстный преступный умысел направлен на большую группу людей. Поэтому целесообразным будет инкриминировать один эпизод по ч. 4 ст. 159 УК РФ, со множеством потерпевших в уголовном деле, соответственно.  

Полагаю, что имеющая место настоящая квалификация преступлений в уголовном деле связана с искусственным повышением эффективности работы органов предварительного следствия — «палочная система». Считаю, что это заслуживает внимания.    

Товарищ адвокат, мы это уже читали!

11 октября 2017 г.

О стремлении судей апелляционной инстанции ограничить по времени выступление защитника в прениях

  • Уметь слушать – единственный способ узнать то, чего вы не знаете, навык, который укажет путь к принятию правильных решений и выдвижению лучших идей.
  • Бернард Феррари
  • В отечественных апелляционных судах можно часто слышать: «Товарищ адвокат, не нужно повторять то, что вы написали в своей апелляционной жалобе, мы это уже читали»!
  • Или: «Говорите только о том, чего нет в вашей апелляционной жалобе»!

В апелляционных судах при рассмотрении уголовных дел получила распространение негативная практика прерывания защитника при выступлениях в прениях. Рассмотрение дел превратилось в скорый конвейер с почти всегда определенным результатом. С детства нам совсем не хотелось посещать зубного врача, поскольку советские стоматологические поликлиники были оборудованы допотопной медицинской техникой, а редко применяемые в то время обезболивающие средства от боли вовсе не избавляли. Лечение зуба превращалось в физическую пытку, но иного выхода ни у кого не было, приходилось мужественно и стойко терпеть. Сегодня при посещении суда апелляционной инстанции по уголовному делу испытываешь схожие ощущения. Правда, с физическими пытками тут, к счастью, не сталкиваешься, а вот со страданиями психологическими – достаточно часто. Какие типичные проблемы преследуют адвокатов в апелляции? При подготовке к выступлению в суде апелляционной инстанции, зная установленные искусственные временные ограничения, максимально сокращаешь свою речь. Однако и после этого избежать дальнейшего принудительного словесного секвестра не удается. Следует иметь в виду, что в государственных учреждениях приняты различные регламенты, ограничивающие возможности и продолжительность выступлений спикеров. Так, в ряде парламентов, в том числе и в России, установлен такой прием, как «гильотина», т.е. установление точного времени, отведенного на обсуждение, после чего выступление прекращается независимо от того, успел ли оратор или нет. В Сенате США, где ранее не было формальных ограничений для выступлений сенаторов, некоторые из них прибегали к «флибустьерству». Чтобы провалить не угодный им законопроект, они выступали с многочасовыми речами, в результате чего палата не успевала его принять. Недовольство такой практикой привело к тому, что «флибустьерство» было ограничено временными рамками. Как реагировать адвокату на такие властные указания? Не стоит лишний раз говорить, что такие вмешательства в заранее подготовленную речь дезорганизуют как самого выступающего, так и его выступление. Резко разрывается логическая связь между предложениями и, самое главное, возникает неприятное ощущение, что слушать твои доводы никто не намерен. После таких выпадов неконфликтные адвокаты прерывают свое выступление и начинают на ходу перестраивать свою речь, пытаясь за пару секунд определить, какие аргументы убрать, а какие оставить, чтобы умиротворить скорого председательствующего. Это бывает очень сложно сделать, когда все доводы представляются важными. В результате эффективность речи в прениях резко падает. Принципиальные адвокаты возражают против действий председательствующего и продолжают свое выступление. На чем может быть основана такая позиция? УПК РФ не содержит никаких временных ограничений на выступление в судебных прениях, как и при заявлении ходатайств.

Часть 5 ст. 292 УПК РФ сформулирована достаточно четко и лаконично: «Суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми».

Иными словами, процессуальный закон позволяет говорить защитнику (а равно иному участнику процесса) ровно столько, сколько он пожелает, но только по существу данного уголовного дела. Если же адвокат, например, защищая своего доверителя по ст. 282 УК РФ, предусматривающей ответственность за действия, направленные на унижение достоинства человека по признакам отношения к религии, начнет полностью цитировать Священное Писание, то у суда есть бесспорное право остановить такого оратора. Таким образом, судья всегда вправе пресечь «флибустьерство» и не допустить очевидного для всех злоупотребления правом. Гораздо хуже, когда тенденциозный судья пытается остановить выступающего защитника под надуманным предлогом того, что он говорит не по существу. В моей практике были случаи, когда председательствующий (не с участием присяжных заседателей) останавливал адвоката, жалующегося на пытки в отношении его подзащитного, и предлагал обратиться не к нему, а в следственные органы.

Читайте также:  Сколько действует справка 2 НДФЛ для банка - правила получения

Выступление защитника в прениях в суде апелляционной инстанции, так же, как и в суде первой инстанции, не может быть ограничено по времени, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ: «Производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35–39 настоящего Кодекса, с изъятиями, предусмотренными настоящей главой».

При этом ст. 389.13 УПК РФ, регулирующая порядок рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции, а также ч. 9 этой статьи, предусматривающая прения сторон, не позволяют суду останавливать защитника в прениях, если он касается обстоятельств, ранее указанных им в апелляционной жалобе. Когда защитник устно повторяет то, о чем он написал в своей апелляционной жалобе, тем самым ее содержание доводится до сведения других судей Судебной коллегии, которые чаще всего материалов дела не знают, полагаясь на докладчика. Бывает, что и сам судья-докладчик с апелляционной жалобой заранее не знакомился, а нередко случается, что он прочитал саму жалобу, но ее смысла не понял, а мог бы уяснить его только после выслушивания выступления защитника. Судьи апелляционных инстанций используют испытанный в прежней кассации метод ускорения выступлений не от хорошей жизни. Когда в коридоре перед залом судебного заседания выстроилась вереница из адвокатов, которых необходимо выслушать и принять решения в установленные жесткие сроки, так и хочется включить повышенную скорость рассмотрения. Тем более, когда нет намерения изменять или отменять вынесенный судебный акт. Не случайно, что Верховным Судом РФ в этом году внесен проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым предусматривается в суде апелляционной инстанции исключить исследование доказательств, содержащихся в материалах уголовного дела, и проведение по его результатам прений сторон. Статьей 293 УПК РФ право на последнее слово предоставлено только подсудимому. Вместе с тем загруженность апелляционных судов не может явиться достаточной причиной для нарушения закона и ограничения прав участников судебного разбирательства. Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 19 июля 2011 г. № 17-П указал, что процессуальная экономия как таковая – не самоцель, что она предназначена дать основу быстрому и эффективному разрешению дел, но не допускает снижения уровня процессуальных гарантий. Действительно, прения сторон – это одна из важных частей судебного разбирательства. Ограничение права на судебные прения есть нарушение права на защиту, что неоднократно признавалось Верховным Судом РФ существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Кроме этого, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 мая 2007 г. № 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей судов общей юрисдикции к дисциплинарной ответственности» предписывает судьям при исполнении полномочий по отправлению правосудия соблюдать культуру поведения в процессе, не допускать резкого или грубого обращения судьи с участниками процесса, судье следует избирать вежливый и спокойный тон ведения судебного процесса, быть сдержанным, тактичным, с уважением, пониманием и терпением относиться к участникам судебного разбирательства и иным лицам, присутствующим в судебном заседании (п. 10). Там же предписано обратить внимание судей на необходимость соблюдения установленных законом гарантий равенства прав участников судебного процесса (п. 11). Очевидно, что прерывание защитника при исполнении им своих процессуальных обязанностей, когда суд не вправе ограничивать продолжительность выступлений в прениях, нарушает предписания Пленума ВС РФ. Когда создавались апелляционные суды взамен кассационных, практикующие адвокаты особенным оптимизмом не пылали, понимая, что происходит лишь тривиальная смена названия. В диалектике формы и содержания мы получили как раз тот случай, когда форма на содержание никак не влияет, поскольку само содержание как совокупность сущностных признаков остается стабильным и меняться упорно не желает. Выглядит парадоксальным, но тем не менее остается фактом, что процессуальные особенности в рассмотрении уголовных дел нынешней апелляцией в сравнении с бывшей кассацией были нивелированы правоприменительной практикой. К сожалению, суд второй инстанции, как бы он ни назывался, стремится оставить в силе судебный акт, вынесенный нижестоящим судом, подтвердив тем самым пресловутую стабильность вынесенных судебных решений. Задача исправления судебных ошибок и восстановления нарушенных прав в заданной системе координат отходит лишь на второй план.

В таких условиях реплики председательствующего «Товарищ адвокат, мы это уже читали!», скорее всего, и в будущем продолжат звучать как хронический симптом торопливого правосудия.

Не получил налогового уведомления – сообщи сам о наличии объектов недвижимого имущества и транспортных средствах!

Прения сторон — самостоятельный этап судебного разбирательства, состоящий из речей государственного обвинителя и защитника, для которых выступление в прениях является обязанностью. При отсутствии защитника в прениях участвует подсудимый.

Кроме того, в прениях сторон могут участвовать потерпевший и его представитель. Также об участии в прениях вправе ходатайствовать гражданский истец, гражданский ответчик, их представители и подсудимый. Заявленное указанными лицами ходатайство об участии в прениях подлежит удовлетворению судом без выяснения мнения других участников судебного разбирательства.

Содержание и порядок прений сторон регулируются положениями ст. 292 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

В ходе судебных прений обстоятельства дела освещаются с различных позиций, обеспечивая тем самым условия для всестороннего и объективного подхода к разрешению дела, являясь залогом вынесения законного и обоснованного приговора.

Участники прений в устных выступлениях высказывают свою позицию по уголовному делу, основанную на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном следствии. Они не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми.

Законодатель установил, что суд не вправе ограничивать продолжительность прений сторон. При этом председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми.

В соответствии с ч. 3 ст. 292 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последними — подсудимый и его защитник. Гражданский ответчик и его представитель выступают в прениях сторон после гражданского истца и его представителя.

  • По окончании прений сторон, но до удаления суда в совещательную комнату, участники вправе представить суду в письменном виде предлагаемые ими формулировки решений по следующим вопросам:
  • 1) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;
  • 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;
  • 3) является ли деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей Уголовного кодекса Российской Федерации оно предусмотрено;
  • 4) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления;
  • 5) подлежит ли подсудимый наказанию за совершенное им преступление;
  • 6) имеются ли обстоятельства, смягчающие или отягчающие наказание.
  • Именно эти вопросы в числе других обязан разрешить суд при постановлении приговора.

Предлагаемые формулировки не имеют для суда обязательной силы, но подлежат приобщению к материалам уголовного дела и обсуждению судом в совещательной комнате при постановлении приговора.

Следует отметить, что приобщенные к материалам дела письменные формулировки помогают избежать ошибок при фиксации позиции участника процесса секретарем судебного заседания в протоколе, а также могут быть использованы в суде вышестоящей инстанции для подтверждения доводов представления или жалобы.

После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. В п. 36 ст.

5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации дано определение реплики. Это замечание участника прений относительно сказанного в речах других участников.

Право последней реплики принадлежит подсудимому или его защитнику. Реплика — необязательный элемент судебных прений.

По окончании прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово, в том числе с использованием систем видеоконференц-связи. Никакие вопросы к подсудимому во время его последнего слова не допускаются.

Суд не может ограничивать продолжительность последнего слова подсудимого определенным временем. При этом председательствующий вправе останавливать подсудимого в случаях, когда обстоятельства, излагаемые подсудимым, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу.

Законом установлено, если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, то суд вправе возобновить судебное следствие, после окончания которого вновь открываются прения сторон и подсудимому предоставляется последнее слово.

Заслушав последнее слово подсудимого, суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания, сообщая время оглашения приговора.

И.о. прокурора города Сосновый Бор

советник юстиции С.А. Тихомиров

Речь в прениях стороны потерпевшей по делу о пытках Сергея Стручинского

Сторона государственного обвинения уже подробно изложила свою позицию, поэтому не хотелось бы повторяться.

Как общественный защитник, выражающий мнение определенной части общества, как представитель потерпевшей хотел бы подойти к данным прениям в ином ключе. Данное дело выделяется из рядовых.

В данном деле преступление совершено не простыми людьми, а людьми, наделенными государством специальными правами и полномочиями. Правами и полномочиями, которые они должны были реализовывать в процессе защиты граждан от преступных посягательств.

Однако подсудимые, несмотря на то, что, поступая на службу в органы внутренних дел, давали присягу, в которой клялись «Уважать и защищать права и свободы человека и гражданина, достойно исполнять свой служебный долг и возложенные на них обязанности по обеспечению безопасности, законности и правопорядка», использовали свое служебное положение для преступных целей.

Своими действиями они не просто совершили преступление, они подорвали доверие простых людей к органам полиции. Это получается теперь, будучи вызванным в качестве свидетеля гражданин будет думать, что его могут пристегнуть наручниками, побить, могут надеть пакет на голову. И это что касается свидетелей, тогда что говорить о гражданах, которые привлекаются в качестве подозреваемых…

  • Государство выучило подсудимых, наделило их властными полномочиями в надежде, что эти офицеры будут применять свои знания и навыки в интересах общества.
  • Однако исходя из материалов дела мы видим, что это не так.
  • Удары, которые наносились Стручинскому, были нанесены не просто людьми, а людьми, которые обучались применять физическую силу, которые проходили специальную подготовку, которых учили бить, поэтому и удары он получал в самые болезненные места.
  • К тому же все это происходило не в рядовом отделе полиции, а в отделе по раскрытию особо тяжких преступлений.
  • Исходя из обстоятельств дела, настоящим офицером и человеком, для которого присяга — не пустые слова, показал себя свидетель Ремезов, который, несмотря на перспективу быть привлеченным к ответственности за дачу ложных показаний, нашел в себе силы, совесть, пришел в суд и дал правдивые показания.
  • Этот факт дает надежду, что не все еще плохо в органах правопорядка и есть честные сотрудники, которые выполняют свой долг.
  • Надеюсь, что при вынесения приговора будет учтены обстоятельства совершения преступления и, главное, кем оно было совершено.
  • Роман Калинин
  • #ВместеПротивПыток

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *