Юридические гарантии неприкосновенности частной собственности

Юридические гарантии неприкосновенности частной собственности позволяют защитить имущество от противоправных посягательств. Основным нормативным актом, закрепляющим возможность действия таких гарантий, является Конституция РФ. О том, какие гарантии действуют в России, и как они применяются, читатель узнает, прочитав статью.

Законодательные гарантии защиты собственности

В ст. 35 Конституции закреплены правила, направленные на охрану частной собственности. Согласно данной норме, любой человек имеет законное право иметь имущество и распоряжаться им на свое усмотрение. Лишение такого имущества возможно только на основании решения суда. Изъятие его государственными органами возможно исключительно в случае, если предложено адекватное возмещение.

Необходимо отметить, что Конституцией РФ защищается не только право собственности, но и право пользования и владения. Пользование вещью – это возможность получать от использования имущества различные блага, получать удовлетворение потребностей.

Владение – это возможность иметь вещь, использовать ее, охранять от противоправных посягательств.

Распоряжение в свою очередь предполагает наличие у собственника права продажи вещи, передачи ее в аренду, временное безвозмездное пользование, дарение, и т.д.

Указанные правомочия подлежат правовой защите, поскольку в противном случае любое лицо сможет отнять право, лишить имущества законного владельца, ограничить возможность пользования им.

Существуют как методы защиты, которые санкционированы государством, т.е.

средствами государственного принуждения, в частности, административная, уголовная, иные виды ответственности, так и частно-правовые методы, закрепленные в гражданском законодательстве.

То, к каким методам защиты собственности прибегнуть, решает сам собственник. Далее расскажем, какие конкретно механизмы действуют сегодня.

Механизмы защиты собственности, предусмотренные гражданским законодательством

Гражданско-правовые методы базируются на возможности судебной защиты прав собственника вещи, чьи права нарушены. Такое лицо может обратиться за защитой своих правомочий в суд с исковым заявлением и после успешного завершения дела получить официально санкционируемый государством судебный акт, защищающий право собственности.

Способы защиты гражданских прав перечислены в ст. 12 ГК РФ. Первым механизмом, обозначенным в данной статье, является механизм признания прав собственника имущества.

Ярким примером действия механизма является признание права, на основании ст. 225, 234 ГК РФ.

В силу данных норм у владельца вещи, который владеет ей продолжительный период времени, есть возможность получить признание права собственности и получить право распоряжаться бесхозной вещью.

Второй механизм – истребование имущества собственника из незаконного владения. Если в результате противоправных действий третьих лиц собственник имущества лишился возможности свободно владеть и распоряжаться им,  он может на основании ст. 301 ГК РФ подать в суд виндикационный иск.

Третий механизм предусмотрен ст. 304 ГК РФ. Согласно данному правомочию, собственник имеет право требовать от третьих лиц любых нарушений его права собственности. Примером ситуации, когда собственнику может понадобится защита права по ст.

304 ГК РФ является незаконное проживание в его квартире постороннего человека, у которого нет права пользования и владения имуществом.

В этом случае собственник имущества может воспользоваться не только публично-правовыми методами, но и пойти путем подачи негаторного иска в суд с требованием о выселении, прекращении нарушения права.

Механизмы защиты права, предусмотренные Кодексом РФ об административных правонарушениях и УК РФ

Как административное, так и уголовное законодательство содержит перечень статей, которые направлены на защиту права собственности. Защита заключается в мерах административного и уголовного воздействия на нарушителя путем привлечения его к установленной законодательством ответственности.

Такие статьи содержатся в главе 7 КоАП РФ (правонарушения в области охраны собственности) и главе 21 УК РФ (преступления против собственности). Если самое суровое наказание по КоАП РФ – это арест на срок до 15 суток, то УК РФ предусматривает возможность лишения нарушителя свободы.

Ответственность возможна за:

  1. Повреждение имущества.
  2. Уничтожение имущества.
  3. Кражу или мелкое хищение.
  4. Грабеж.
  5. Присвоение и растрату.
  6. Разбой.
  7. Самовольное занятие земельного участка.
  8. Иные нарушение прав собственности.

Самым распространенным составом преступления является кража, регулируемая ст. 158 УК РФ. Это тайное хищение чужого имущества. Аналогом данной нормы в КоАП РФ является ст. 7.27.

Нормы практически идентичны, а разграничение ответственности осуществляется путем сопоставления стоимости похищенного.

Если такая стоимость меньше 2 500 рублей, то предусмотрена административная ответственность, а если больше – уголовная.

Ответственность за нарушение границ частной собственности и за вторжение в частную собственность

Юридические гарантии неприкосновенности частной собственности

В настоящее время ответственность предусмотрена только за незаконное проникновение в жилище, если лицо, которое является собственником или законным владельцем жилья возражает против этого (ст. 139 УК РФ). Для нарушителей предусмотрена ответственность за вторжение в частную собственность в виде штрафа до 40 000 рублей, либо в размере зарплаты или другого дохода, полученного за период до 3 месяцев. Возможна также санкция в виде обязательных работ сроком до 360 часов, либо исправительные работы на срок до 1 года.

Что касается ответственности за незаконное проникновение в нежилое помещение, то ее попросту нет. Однако это не значит, что действия нарушителей останутся безнаказанными.

В случае противоправных действий в отношении недвижимого имущества можно препятствовать этому и причинять вред нарушителям, не выходя за пределы необходимой обороны. Однако необходимо учитывать те действия, которые осуществляет нарушитель.

Если он действует мирно, без оружия, то нельзя причинять ему вред, достаточно вызвать полицию, которая разберется с нарушителем.

Необходимо отметить, что КоАП РФ предусматривает также ответственность за самовольное занятие земельного участка. Если лицо, у которого нет прав на такой участок использует его, оно может понести наказание в виде штрафа (от 5000 рублей).

***

Таким образом, действующее законодательство предусматривает различные механизмы защиты права собственности, — как гражданско-правовые, так и предусмотренные УК РФ, КоАП РФ.

Право частной собственности (ст. 35 Конституции России)

Право частной собственности является одной из основ конститу­ционного строя Российской Федерации и составляет основу рыноч­ной экономики.

Субъектами права частной собственности являются как физиче­ские, так и юридические лица. Круг субъектов, а также назначение частной собственности не ограничено, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Содержание права частной собственности включает право каж­дого иметь имущество, владеть и пользоваться им, включая извлече­ние из имущества его полезных свойств, а также распоряжаться им как индивидуально, так и совместно с другими лицами.

Реализация имущественных прав осуществляется на основе принципов неприкосновенности собственности и свободы договора, предполагающих равенство, автономию воли и имущественную само­стоятельность участников гражданско-правовых отношений, недопу­стимость вмешательства в частные дела со стороны иных субъектов.

Конституция России закрепляет, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. При этом прину­дительное отчуждение имущества для государственных нужд мо­жет быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

К сожалению, Конституция Российской Федерации не содержит положений о социальной функции собственности, в частности о том, что пользование ею должно одновременно служить общему благу (как в ФРГ и др. государствах), что не позволяет органам государственной

власти влиять на проводимую частными собственниками (речь идет о крупных частных собственниках) политику в отношении использова­ния собственности.

Одной из важных гарантий права частной собственности выступа­ет право наследования. Право наследования обеспечивает гарантиро­ванный государством переход имущества, принадлежащего умершему (наследодателю), к другим лицам (наследникам).

Право наследования предполагает, с одной стороны, право на распоряжение своим имуще­ством со стороны наследодателя, а с другой стороны, право наследни­ков на принятие наследства.

В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации наследование осуществляется по завещанию и по закону.

В силу особой значимости в Конституции Российской Федерации в качестве самостоятельного права определено право частной соб­ственности граждан и их объединений на землю.

Конституция России закрепляет право частной собственности на землю только за гражданами и их объединениями. В то же время Земельный кодекс Российской Федерации предусматривает возмож­ность приобретения права собственности на землю за иностранными гражданами, лицами без гражданства и иностранными юридическими лицами.

Владение, пользование и распоряжение землей и другими при­родными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.

Основные законодательные акты:

  • Гражданский кодекс Российской Федерации;
  • Земельный кодекс Российской Федерации.

Священное право частной собственности & жизнь в России: совмещение несовместимого?

9 июня 2021 г. в Адлере произошло убийство судебных приставов-исполнителей — 35-летнего Альберта Агозяна и 36-летнего Андраника Мативосяна, находившихся при исполнении служебных полномочий. Огонь по ним открыл местный 61-летний житель Вартан Кочьян из принадлежавшего ему охотничьего ружья.

Гражданин, по его словам, защищал свое право собственности на самовольные постройки (гараж и сарай), которые через Адлерский суд пытался признать законными. Предварительное судебное заседание по иску Кочьяна В.М. и Папазяна А.А. к администрации Адлерского района г. Сочи было назначено на 21 июня, но приставы пришли с исполнением 9 июня.

И их визит вызван другой историей.

Дело в том, что решением Адлерского районного суда г. Сочи от 24 июля 2019 г. по делу № 02-2397/2019 иск Администрации г. Сочи к Кочьяну В.М. и Папазяну А.А. был частично удовлетворен, постройки Кочьяна В.М. признаны самовольными строениями, на Кочьяна В.М. возложена обязанность снести их за свой счет.

Апелляционным определением Краснодарского краевого суда от 16 июля 2020 г. решение от 24 июля 2019 г. оставлено без изменения, апелляционная жалоба Кочьяна В.М. — без удовлетворения.

Определением Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 12 января 2021 г. решение от 24 июля 2019 г. и апелляционное определение от 16 июля 2020 г. оставлены без изменения, а кассационная жалоба Кочьяна В.М. — без удовлетворения.

26 мая 2021 г. в Верховный Суд России поступила кассационная жалоба Кочьяна В.М. на все постановленные по делу судебные акты, в которой он попросил высшую судебную инстанцию их отменить, а дело направить на новое рассмотрение. По состоянию на 9 июня 2021 г. жалоба еще не была рассмотрена.

Между тем Адлерский районный отдел судебных приставов принял на исполнение решение суда от 24 июля 2019 г., поскольку оно вступило в законную силу 16 июля 2020 г.

Адвокат Кочьяна обратился в отдел с заявлением о приостановлении исполнительного производства, сославшись на то, что решение суда о сносе самовольных построек обжаловано в Верховный Суд РФ, и одновременно с этим в Адлерском районном суде г.

Сочи рассматривается дело по иску Кочьяна В.М. к местной администрации о признании построек законными. Но заявление оказалось проигнорированным.

Сегодня эта трагедия муссируется во многих средствах массовой информации. Мнения о ней разделяются: кто-то считает, что Кочьян действовал неоправданно, «положив двух людей ради сарая», а кто-то говорит, что Кочьяна довело некое субъективно воспринятое им беззаконие, с которым местная администрация курортного города подошла к решению земельных вопросов.

Конечно надеемся, что обстоятельства судебных тяжб с участием Кочьяна все-таки будут восприняты следствием и судом как смягчающие обстоятельства, но выводы нужно делать уже сейчас.

И сделать их помогут вопросы: что все-таки случилось с правом частной собственности (частного владения) в России, почему интересы определенного человека, водрузившего «самовольное» строение, заставляются интересами публичной власти, и где священное право частной собственности разминулось с российской правовой действительностью?

Право частной собственности в нашей стране — момент многострадальный, болезненный, у него собственная история, не похожая на другие.

Советский правопорядок и идеология отложились в общественном сознании настолько, что до сих пор бо'льшая часть населения России не в полной мере осознает, чем она владеет, на каких основаниях и в какой мере.

Правообладатели квартир, как и их предшественники (бабушки и дедушки, мамы и папы), не перестают бояться регистрировать своих приятелей, даже временно, предполагая, что «прописка», как и прежде, каким-то образом может появлиять на владение квартирой.

Читайте также:  Хищение собственности - основные формы и наказание за нарушение

 Жители многоквартирных домов продолжают бессовестно «гадить» в лифтах, ментально считая общее долевое имущество «ничьим», а представители правопорядка — традиционно усмехаться над людьми, с достоинством заявляющими о верховенстве частной собственности.

Действительно, тот, кто не имел в прошлом ничего, вряд ли станет ценить и холить то, что внезапно упадет ему на голову, как это произошло по итогам тотальной приватизации 1990-х гг.

Результат — класс частных собственников образовался лишь формально, фактически продолжив тот стиль жизни, который унаследован от бойких поколений советских граждан. К тому же фольклор давно разгадал эту национальную особенность — «что имеем — не храним, потерявши — плачем».

И только плачем, потому что другого делать не умеем. О ценности частной собственности в дореволюционной России знали только те, кто поистине выступал независимым собственником: помещичье дворянство, купечество, владельческое крестьянство. Но все эти лица к 1933 г.

исчезли как социальные группы — последних и тех безжалостно «раскулачили» как эксплуататорский класс. И откуда же взяться пониманию святости частной собственности тогда?

Классическое понимание частной собственности вернулось в Россию 24 декабря 1990 г., когда Верховный Совет РСФСР принял Закон «О собственности в РСФСР» (№ 443-1). В нем (ч. 3 ст.

2) парламент впервые за многие десятилетия провозгласил равноправие всех форм собственности (частной, государственной, муниципальной и собственности общественных объединений), указав на первую из них как на основное конституционное право российского гражданина (ст. 9).

Вступившая в силу 25 декабря 1993 г. Конституция России в ст. 35 провозгласила неприкосновенность частной собственности.

1 января 1995 г. на смену Закону «О собственности в РСФСР» пришла первая часть Гражданского кодекса РФ, углубившая правовое понимание частной собственности в России. Закрепленные ею базовые принципы собственности в неизменном виде регулируют имущественные отношения россиян до сих пор.

Их смысл сводится к тому, что право собственности — исключительное вещное право, составляющее экономическую основу жизни его обладателя. Именно он, как гласит гражданское законодательство, вправе свободно и в пределах ненанесения вреда третьим лицам владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом по собственному усмотрению.

Вроде бы все в духе идеалов римского частного права, но не в случае с Россией.

Право закрепилось, в документах осело, но в сознании россиян до конца не выстроилось — по состоянию на 2021 г.

экономически активное постсоветское поколение, воспитанное предыдущим (советским) поколением, пребывает в неопределенности — с одной стороны, оно понимает, что в силу закона оно обладает правом частной собственности, с другой — наблюдает и учитывает то, что государство и недалеко ушедшее от него местное самоуправление в своей деятельности не стремится признавать абсолют частной собственности. Всемогущая машина публичной власти с каждым годом добавляет в гражданское законодательство «исключения» из этого абсолюта: начиная расширением обременительных мер и изъятия объектов частной собственности для публичных нужд, заканчивая «всероссийской реновацией жилищного фонда», в которой под видом «комплексного развития территорий» предлагается сносить не только аварийное и ветхое, но и неаварийное жилье.

Российские юридические СМИ не перестают отмечать, что в практике рассмотрения дел о частной собственности в судах все более вырисовывается уклон в пользу интересов публичной власти — даже в тех случаях, когда частные лица зарегистрировали право на спорное помещение, и основания такой регистрации никто не оспаривал.

Так, 2 ноября 2010 г. Департамент городского имущества г. Москвы обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском к АОЗТ «АЛЬБА» о признании права собственности на нежилое помещение (дело № А40-130855/2010).

В обоснование требований истец указал, что помещение относится к муниципальной собственности и с 1998 г. передано им в пользование третьему лицу на основании договора аренды. При этом, согласно выписке из ЕГРП, за ответчиком, которым является юридическое лицо, с 2003 г.

зарегистрировано право собственности на помещение. Основанием для регистрации выступил договор купли-продажи с правопредшественником истца, заключенный в 1995 г.

Арбитражный суд пришел к выводу, что ответчиком не представлено надлежащих доказательств возникновения права собственности на спорный объект, что при заключении договора купли-продажи помещения нарушены нормы закона о приватизации, в силу чего договор является ничтожной сделкой.

В результате — решением от 5 апреля 2011 г. иск был удовлетворен. Ответчик о состоявшемся процессе информацией не обладал, узнал о принятом решении лишь в 2015 г., тогда же и подал апелляционную жалобу с заявлением о восстановлении срока.

В ней ответчик пояснил, что Арбитражный суд г. Москвы не известил его надлежащим образом о дате, времени и месте судебного заседания, что является безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции.

Девятый арбитражный апелляционный суд установил, что нарушение правил о судебных извещениях действительно имело место, отменил решение нижестоящего суда и перешел к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции.

В ходе рассмотрения иска по существу апелляционный суд выяснил, что здание, в котором расположено спорное помещение, включено в перечень объектов муниципальной собственности и внесено в реестр объектов недвижимости, находящихся в собственности г. Москвы. Так, суд пришел к выводу, что помещение является муниципальной собственностью.

При этом права на недвижимое имущество, возникшие до 29 января 1998 г., признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации (п. 1 ст. 6 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ).

Относительно исполненного договора купли-продажи суд указал, что данный договор нарушает требования закона и посягает на права и охраняемые интересы третьих лиц, поэтому является ничтожным.

Заявление ответчика о применении исковой давности суд отклонил, придя к тому, что исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.

На основании изложенного, 10 марта 2016 г. Девятый арбитражный апелляционный суд принял новое решение по делу, которым требование о признании права собственности г. Москвы на помещение удовлетворил. Данное решение стало основанием для регистрации права собственности г. Москвы на помещение.

Ответчик пошел дальше — в кассационной жалобе он сослался на нарушение апелляционным судом норм процессуального и материального права, на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и представленным в дело доказательствам, попросил новое решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение в ином составе судей. Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 27 июня 2016 г. новое решение по делу оставлено без изменения, кассационная жалоба ответчика — без удовлетворения.

Ответчик не согласился и с этим — в кассационной жалобе в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ он попросил постановленные по делу судебные акты отменить, а дело направить на новое рассмотрение в апелляционный суд в ином судебном составе. Определением от 11 октября 2016 г. в передаче кассационной жалобы ответчика на рассмотрение судебной коллегии было отказано.

Помещение осталось в собственности г. Москвы.

Теперь в каждом субъекте федерации найдется хотя бы один подобный случай.

Утрата собственного помещения для юридического лица как абстрактного посредственного образования — серьезный упадок, но не такое негативное событие, как для человека, который в силу своей субъективности и непосредственности переживет его как «отжим горбом заработанного имущества». И насколько цена завоевания собственности была высокой, настолько станет высокой опасность психологического отпора собственника любому посягательству. При таких обстоятельствах в дело пойдет и оружие.

Ясно, что деяние Вартана Кочьяна необходимой обороной назвать нельзя, поскольку государство никогда не признает, что в лице своих должностных лиц (приставов) оно преступно посягнуло на находящееся во владении Кочьяна имущество. Обороной это сочтено не будет и потому, что тяжесть реакции не обусловлена тяжестью посягательства. Но судить о действиях Кочьяна без оглядки на историю «обороняемого» им объекта будет просто неправильно.

  • Статьи 122-5 и 122-6 Уголовного кодекса Французской Республики гласят:
  • «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое для пресечения совершения преступления или проступка против собственности совершает необходимое действие по защите, за исключением умышленного убийства, если используемые средства защиты соответствуют тяжести преступного деяния.
  • Действовавшим в состоянии правомерной защиты предполагается тот, кто совершает действия: с целью отразить проникновение, осуществляемое путем взлома, насилия или обмана, ночью в жилище; с целью защитить себя от совершающих кражу или грабеж, сопряженных с применением насилия».
  • Иными словами, УК Франции предоставляет правовую защиту интересам собственника, применившего оружие в отношении посягателя на его собственность, но если такое применение соответствует тяжести преступного посягательства.

Безусловно, процитированное законоположение несопоставимо со случаем Вартана Кочьяна, но оно отчетливо отображает устремленность французского государства, развитого по западному пути, в обеспечении охраны частной собственности, а значит и в обеспечении исключительности этой формы собственности. Подобное вряд ли станет знакомо России, правопорядок и правосознание в которой становились по восточному пути, где идеалом служил интерес публичный (общественный), а не частный.

Приставы, приступившие к исполнению решения суда, не могли не знать и даже были обязаны знать то, что Вартан Кочьян подал заявление о приостановлении исполнительного производства. И, если верить открытым сведениям, это заявление рассмотрено не было.

Получается, принудительному сносу препятствовали как минимум три обстоятельства: указанное заявление, неоконченность рассмотрения в Верховном Суде РФ кассационной жалобы Кочьяна на исполняемое решение, течение судебного разбирательства по иску Кочьяна о признании построек законными в местном суде. Но приставы поступили по-своему.

Не снимая ответственности с Кочьяна, надлежит сказать: реального права частной собственности в России не существует, ибо его реальность определяется степенью фактической неприкосновенности.

А потому дарованное нам римским правом священное право частной собственности с жизнью в России несовместимо — последняя преломляет первое в некое притворное вещное право, по свойствам ничего общего не имеющее с действительными правовыми возможностями собственника.

Цель статьи — не квалификация деяния Кочьяна, а очередная постановка вопроса о праве частной собственности в России, вернее, о его институциональной несостоятельности, вскрываемой в обстоятельствах реальной жизни россиян.

Статья 3 ЖК РФ. Неприкосновенность жилища и недопустимость его произвольного лишения

1. Жилище неприкосновенно.

2. Никто не вправе проникать в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан иначе как в предусмотренных настоящим Кодексом целях и в предусмотренных другим федеральным законом случаях и в порядке или на основании судебного решения.

3.

Проникновение в жилище без согласия проживающих в нем на законных основаниях граждан допускается в случаях и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом, только в целях спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения их личной безопасности или общественной безопасности при аварийных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах, массовых беспорядках либо иных обстоятельствах чрезвычайного характера, а также в целях задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, пресечения совершаемых преступлений или установления обстоятельств совершенного преступления либо произошедшего несчастного случая.

4. Никто не может быть выселен из жилища или ограничен в праве пользования жилищем, в том числе в праве получения коммунальных услуг, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, другими федеральными законами.

1. Комментируемая статья конкретизирует положения ст. 25 Конституции РФ, согласно которой «жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения».

Право на неприкосновенность жилища в юридической литературе относят к категории личных неимущественных прав, которое отражает неприкосновенность одного из элементов личной жизни граждан, а не объекта права частной собственности на жилой дом либо объекта прав нанимателя по договору жилищного найма .

Читайте также:  Возврат автомобиля продавцу в автосалон по закону

———————————

См.: Красавчикова Л.О. Жилищное право и личные неимущественные права граждан // Актуальные проблемы жилищного права. М.: Статут, 2003. С. 57.

Жилищное законодательство, включая ЖК РФ, не дает определения понятия «жилище». Данный Кодекс указывает лишь на то, что объектами жилищных прав являются жилые помещения: жилой дом, квартира, комната, часть жилого дома и часть квартиры (см. комментарий к ст. 16 ЖК).

При этом жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан (отвечает установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства) (ч. 2 ст. 15 ЖК).

Любопытно, что попытка истолковать понятие «жилище» была предпринята УПК РФ, который, разумеется, в целях УПК под жилищем понимает индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания (п. 10 ст. 5 УПК).

Следует признать, что «жилище» — это действительно более широкое понятие, чем просто жилое помещение.

Такое отношение к понятию «жилище» выработано и в практике Европейского суда по правам человека (далее — Суд), который неоднократно давал толкование этого понятия при рассмотрении жалоб на нарушение ст.

8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, провозгласившей, что «каждый имеет право на уважение… его жилища…».

Так, упомянутый Суд признает «жилищем» строения и помещения, используемые для временного проживания. В Постановлении от 28 ноября 1997 г.

по делу Ментеш и другие против Турции Европейский суд по правам человека признал жилищем заявительницы принадлежащий ее свекру дом в деревне, в котором она проживала во время ежегодных приездов в деревню, в том числе в тот день, когда дом был уничтожен силами безопасности .

———————————

Здесь и далее цитируется по обзору: Содержание понятия «жилище» в практике Европейского суда по правам человека // Вып. N 89 зарубежной практики конституционного контроля, подготовленный Управлением международных связей, изучения и обобщения зарубежной практики конституционного контроля Конституционного Суда РФ. 2005 г.

В Постановлении от 16 декабря 1992 г. по делу «Нимитц против Германии» названный Суд признал нарушением права заявителя на уважение его жилища обыск, проведенный в адвокатской конторе заявителя.

В Постановлении от 16 апреля 2002 г. по делу «Компания «Кола Эст» и другие против Франции» Суд отметил, что при определенных обстоятельствах права, гарантированные ст. 8 Конвенции, могут быть истолкованы как включающие право на уважение зарегистрированного офиса компании, отделений или иных деловых помещений.

В Постановлении от 25 сентября 1996 г. по делу «Бакли против Соединенного Королевства» Суд признал жилищем фургоны, которые заявительница-цыганка разместила на принадлежащем ей участке земли и в которых проживала со своей семьей.

В Постановлении от 15 июля 2003 г. по делу «Эрнст и другие против Бельгии» Суд подтвердил распространение права на уважение жилища на принадлежащие заявителям-журналистам транспортные средства, в которых, наряду с их домами и офисами, также были произведены обыски.

В то же время Европейский суд по правам человека не признает составным элементом понятия «жилище» такой объект, как незастроенный участок земли, пусть даже предназначенный для строительства жилья.

В равной степени понятие «жилище» нельзя использовать применительно к территории страны, где человек вырос и где когда-то жила его семья, однако сам он уже не живет (Постановление от 18 декабря 1996 г.

по делу «Лоизиду против Турции»).

2. Возможность проникновения в жилище обусловлена в первую очередь согласием проживающих в нем на законных основаниях граждан . Без надлежащего согласия такое проникновение допустимо, если цели соответствующих действий обозначены в ЖК РФ.

Требуется также наличие либо иных федеральных законов, которые бы устанавливали как допустимые случаи такого проникновения, так и сам порядок (т.е. процедуру) проникновения в жилище, либо судебного решения, санкционирующего такие действия.

———————————

Конституция РФ в ст. 25 говорит о воле проживающих в нем лиц.

Что касается первого условия, то следует отметить более узкое содержание формулировки ЖК РФ в противовес и Конституции РФ, и решениям Европейского суда.

Проживание в жилом помещении на законных основаниях означает, что вселение в него было произведено в соответствии с требованиями законодательства.

Так, к примеру, ЖК РФ и ГК РФ устанавливают определенные требования для вселения в жилое помещение членов семьи собственника жилого помещения (ст. 31 ЖК), членов семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма (ст. 69 ЖК), поднанимателей (ст.

76 ЖК), временных жильцов (ст. 80 ЖК), граждан в качестве постоянно проживающих с нанимателем по договору коммерческого найма (ст. 679 ГК) и т.д. Именно эти и другие законно вселенные категории граждан могут запрещать проникновение в занимаемое ими жилище .

———————————

Л.О. Красавчикова поддерживает высказанное в литературе мнение о том, что право на неприкосновенность жилища принадлежит также проживающим в санаториях, пансионатах, туристических палатках, дачах и т.д. (см.: Красавчикова Л.О. Жилищное право и личные неимущественные права граждан. С. 58).

Тем не менее Европейский суд исходит из того, что нарушение права на жилище может иметь место и в том случае, когда те или иные помещения используются с некоторыми нарушениями. Так, в Постановлении от 18 ноября 2004 г.

по делу «Прокопович против России» Суд признал жилищем заявительницы квартиру ее гражданского мужа, в которой она проживала без прописки и без оформления брака в течение 10 лет до смерти гражданского мужа и из которой была затем выселена.

Приведенный пример в первую очередь может служить иллюстрацией к ст. 40 Конституции РФ о праве каждого на жилище и недопустимости его произвольного лишения. Вместе с тем оба конституционных права — право на жилище и право на неприкосновенность жилища — взаимосвязаны и не должны противопоставляться друг другу как имущественное и личное неимущественное право.

3.

Жилищный кодекс РФ разграничивает допустимые цели проникновения в жилое помещение, а также случаи и порядок такого проникновения. При этом цели возможного проникновения в жилище без согласия законно проживающих в нем граждан, а значит, и степень возможного ограничения этого конституционного права предусматривает ЖК РФ. Следует отметить, что Конституция РФ в ст. 55 (ч. 3) устанавливает предел ограничений конституционных прав и свобод.

Любое конституционное право (за исключением права на судебную защиту, которое согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах) может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В условиях чрезвычайного положения право на неприкосновенность жилища может быть ограничено дополнительно (ст. 56 Конституции).

Комментируемый Кодекс целями ограничения конституционного права неприкосновенности жилища называет спасение жизни граждан и (или) их имущества, обеспечение их личной безопасности или общественной безопасности при аварийных ситуациях, стихийных бедствиях, катастрофах, массовых беспорядках, иных обстоятельствах чрезвычайного характера, а также при задержании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, пресечении совершаемых преступлений или установлении обстоятельств совершенного преступления либо произошедшего несчастного случая.

Представляется, что перечисленные в ЖК РФ цели ограничения рассматриваемого права в целом укладываются в рамки, установленные ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ.

Возможные случаи ограничения конституционного права на неприкосновенность жилища могут быть предусмотрены нормами уголовного, административного и процессуального законодательства, устанавливающими не только исключительные основания, когда компетентные лица вправе войти в жилище помимо воли проживающих в нем лиц, но и ответственность за противоправное — прямое или косвенное — посягательство на неприкосновенность жилища . Так, соответствующие нормы содержатся в ФЗ «О милиции» (п. 18 ст. 11), «Об оперативно-розыскной деятельности» (ст. 8) и др.

———————————

См.: Марткович И.Б. Жилищное право. М., 1990. С. 28.

Ограничение права неприкосновенности жилища может допускаться в силу необходимости осуществления определенных действий специальными аварийными и спасательными службами. Однако непременным условием правомерности действия таких служб должен служить федеральный закон, четко регламентирующий порядок их деятельности.

О гражданско-правовых способах защиты права на неприкосновенность жилища см. комментарий к ст. 11 ЖК РФ.

4. Часть 4 комментируемой статьи конкретизирует положение ст. 40 (ч. 1) Конституции РФ, согласно которой никто не может быть произвольно лишен жилища.

Соответствующее конституционное положение истолковано Конституционным Судом РФ, который пришел к выводу о том, что лишение жилого помещения в судебном порядке и на основании закона не является произвольным. Лишение жилища, о котором говорится в названной статье Конституции РФ, связано с принудительным выселением из него.

Иные случаи лишения жилища, например в результате его разрушения либо переселения в другое жилье, к рассматриваемому случаю, как представляется, отношения не имеют.

В развитие указанной правовой позиции Конституционного Суда РФ и ЖК РФ, и ГК РФ предусмотрели исключительно судебный порядок лишения права собственности на жилое помещение, а также выселения нанимателей, поднанимателей, временных жильцов и других категорий граждан из занимаемых помещений. Выселение граждан в административном порядке не допускается.

Выселение из занимаемого жилого помещения наступает как следствие виновного поведения лица. Помимо ЖК РФ дополнительные основания выселения граждан могут быть предусмотрены другими федеральными законами.

Формально это требует неисчерпывающего перечня соответствующих оснований выселения из занимаемых помещений и в ЖК РФ, что законодателем, однако, не учитывается.

Любые иные ограничения в праве пользования жилищем также должны быть предусмотрены ЖК РФ либо иными федеральными законами.

По сравнению с ранее действовавшим ЖК РСФСР ЖК РФ установил ряд ограничений в праве пользования социальным жильем, однако введение таких ограничений прямо допускается комментируемым Кодексом.

Право частной собственности

Право частной собственности с одинаковым основанием можно рассматривать в качестве категории как экономических, так и личных прав. Оно принадлежит каждому человеку и является одним из краеугольных камней свободы личности, а также одной из основ конституционного строя, как это установлено ст. 8 и 9 Конституции РФ.

Стремление обладать собственностью и иметь защищенное право на нее — естественное стремление большинства людей. Собственность есть основа подлинной независимости человека и его уверенности в завтрашнем дне. Великие философы прошлого (Г. Гегель, И. Кант и др.

) обосновали решающий вклад частной собственности в формирование свободного гражданского общества. Были, разумеется, и другие взгляды. «Собственность — это кража», — говорил теоретик французского анархизма П. Прудон, «Грабь награбленное!» — вторил ему В. И. Ленин.

Читайте также:  Что такое уголовное преследование и его формы

Но либеральные и социал-демократические учения все же пришли к пониманию конструктивной роли частной собственности в развитии экономики, нравственности и социальной справедливости.

В понимании природы, роли и пределов частной собственности западное общество значительно эволюционировало. Великая французская революция провозгласила это право как «священное и неприкосновенное», но теперь о его священном характере уже не говорят, хотя неотъемлемость и неприкосновенность не отрицаются.

Со временем западное общество осознало необходимость усиления социальной роли частной собственности, что потребовало ввести определенные основания для ограничения этого права. Такие ограничения были обусловлены потребностями государственного регулирования экономики, развитием трудового и социального законодательства.

Обществу стало очевидно, что неограниченное право частной собственности ведет к хозяйскому произволу на предприятиях, социальному недовольству и конфликтам, несправедливому распределению материальных благ.

Поэтому оно способствовало утверждению сдерживающих этических ограничителей произвола и подталкивало государство на принятие таких мер, которые сделали бы собственниками большинство, а не узкий слой людей. Повсеместно была признана возможность отчуждения собственности для общественных нужд («социализация»), но, разумеется, с соответствующим возмещением.

Таким образом, признание права частной собственности нельзя считать чем-то незыблемым, это право требует детальной регламентации, его содержание постоянно развивается. Причина этого в его теснейшей связи с экономическими и социальными процессами развития общества. Однако при всем этом право частной собственности сохраняет системообразующее значение и охраняется государством.

Закрепление права частной собственности в Конституции РФ

крайне важно не только для утверждения новой концепции прав и свобод человека, но и как правовая база перехода к рыночной экономике, к свободному гражданскому обществу. Государство приняло на себя обязанность защищать частную собственность, обеспечить ей неприкосновенность.

В соответствии с Конституцией РФ каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (ст. 35).

Это право находится под охраной федерального закона, и никакие другие нормативные акты, включая законы субъектов РФ, не могут менять его статус.

Содержание права частной собственности весьма широкое. Собственник вправе совершать в отношении своего имущества любые действия, включая создание частных предприятий, фермерских хозяйств и другую экономическую деятельность.

Собственник делает это свободно, без разрешения государственных органов (что не исключает последующей регистрации предприятия или хозяйства), если его действия не противоречат закону и иным правовым актам и не нарушают прав и законных интересов других лиц.

Охрана права частной собственности осуществляется уголовным, гражданским, административным и иным законодательством.

Уголовный кодекс РФ, например, предусматривает ответственность за такие преступления против собственности, как кража, мошенничество, присвоение, грабеж, разбой, вымогательство и др.

Гражданский кодекс РФ закрепляет основания приобретения и прекращения права собственности, устанавливает, что в собственности граждан и юридических лиц может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может им принадлежать (ч. 1 ст. 213).

В соответствии с Гражданским кодексом РФ принят Федеральный закон «Об акционерных обществах», который определяет порядок создания и правовое положение акционерных обществ, права и обязанности их акционеров, а также обеспечивает защиту прав и интересов акционеров. Акционерные общества, кредитные организации и другие предпринимательские объединения подлежат государственной регистрации в соответствии с данным Федеральным законом.

Возмездное отчуждение имущества, находящегося в собственности государства и муниципальных образований, в собственность физических или юридических лиц называется приватизацией. Она регулируется Федеральным законом «О приватизации государственного и муниципального имущества».

Право частной собственности, таким образом, является комплексным институтом, регулируемым многими отраслями российского права.

Конституция РФ устанавливает две важные юридические гарантии права частной собственности.

Во-первых, никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Это, в частности, означает, что государственные органы не вправе, ссылаясь на любую целесообразность и даже на закон, лишать человека имущества против его воли. Собственник всегда вправе обратиться в суд, доказывая неконституци-онность применяемых против него закона или действий.

Только решение суда или приговор, предусматривающий конфискацию имущества, могут быть основанием для принудительного прекращения права частной собственности. При чрезвычайных условиях (стихийные бедствия, эпидемии и др.) может осуществ-

ляться изъятие собственности (реквизиция) по решению государственных органов, возможна также конфискация в административном порядке, но в любом случае предусмотрено право гражданина на обращение в суд для восстановления своего права собственности.

В целях противодействия терроризму названным выше Федеральным законом предусмотрена конфискация имущества, использованного или предназначенного для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

Конституционный Суд РФ неоднократно принимал решения против внесудебной конфискации. Так, в постановлении от 11 марта 1998 г. он признал не соответствующей Конституции РФ ст. 266 Таможенного кодекса РФ 1993 г.

(ныне утратил силу), поскольку она предусматривала в качестве меры административной ответственности конфискацию товаров и транспортных средств, назначаемую без судебного решения и являющуюся не соразмерной деянию, указанному в данной статье.

Не соответствующими Конституции РФ были признаны также статьи Кодекса РСФСР об административных правонарушениях (ныне утратил силу) в той мере, в какой они в их взаимосвязи допускают применение конфискации без судебного решения. Конфискация во всяком случае может применяться только в судебном порядке.

Уясняя себе гарантии экономических прав граждан (право на экономическую деятельность и право частной собственности), следует учитывать, что в силу самой своей природы эти права чаще всего реализуются гражданами через объединения, являющиеся юридическими лицами.

И хотя экономические права закрепляются Конституцией РФ в главе, именуемой «Права и свободы человека и гражданина», гарантии этих прав распространяются и на объединения граждан. Согласно ч. 1 ст.

96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» правом на обращение в Конституционный Суд РФ с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, а также объединения граждан.

Конституционный Суд РФ в одном из дел по проверке конституционности Закона (постановление от 24 октября 1996 г.

) специально отметил, что граждане и созданные ими объединения вправе обратиться с конституционной жалобой на нарушение прав, в частности самого объединения, в тех случаях, когда их деятельность связана с реализацией конституционных прав граждан, являющихся его членами (участниками, учредителями).

Акционерное общество, товарищество и общество с ограниченной ответст-вечностью по своей сути являются объединениями — юридическими лицами, которые созданы гражданами для совместной реализации таких конституционных прав, как право свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34 Конституции РФ) и право иметь в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами (ч. 2 ст. 35 Конституции РФ).

Следовательно, на данные объединения граждан в качестве субъектов названных конституционных прав в полной мере распространяются гарантии соответствующих прав и свобод человека и гражданина.

Во-вторых, принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Тем самым запрещается насильственная национализация, которая обычно применяется в тоталитарном государстве.

Частная собственность может перейти в разряд государственной, а государственная — в разряд частной (приватизация), но только в соответствии с законом и с возмещением, определяемым по договору или по рыночным ценам.

Защита государством права частной собственности распространяется только на законно полученные гражданами доходы или имущество. Государство противодействует легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Соответствующий Федеральный закон, в частности, устанавливает обязательный контроль за различного рода операциями определенных юридических и физических лиц. Противодействие оказывается также финансированию терроризма.

На организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, возлагаются определенные обязанности (идентифицировать личность, которая совершает операции, сообщать соответствующие сведения по операциям и др.).

Данный Закон соответствует Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г., которую Россия ратифицировала Федеральным законом от 28 мая 2001 г.

с оговорками: в частности, что ее положения применяются только при соблюдении конституционных принципов и основных концепций правовой системы Российской Федерации. Федеральным законом от 27 декабря 2009 г. ратифицирован Договор государств — участников СНГ о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма.

Гарантией права частной собственности является также право наследования. Гражданский кодекс РФ регулирует все тонкости перехода имущества собственника после его смерти к наследникам по закону или по завещанию.

Наследственное право призвано гарантировать выполнение воли собственника в отношении его имущества и в то же время обеспечивать справедливость, особенно когда речь идет об охране интересов нетрудоспособных или малолетних родственников.

Отдельно закреплено в Конституции РФ право частной собственности на землю (ст. 35). Оно принадлежит гражданам и их объединениям. Вместе с тем Конституционный Суд РФ в постановлении от 23 апреля 2004 г.

признал конституционность приобретения в собственность иностранцами земельных участков на определенных территориях. В ст.

35 Конституции РФ говорится, что владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, но при этом указывается важное условие: если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.

Земельный кодекс РФ исходит из необходимости сочетания интересов общества и законных интересов граждан: каждому гражданину должны обеспечиваться гарантии на свободное владение, пользование и распоряжение принадлежащим ему земельным участком.

Не предоставляются в частную собственность земельные участки, отнесенные к землям, изъятым из оборота (природные заповедники, объекты Вооруженных Сил, захоронения и др.). Предоставление участков, кроме определенных случаев, осуществляется за плату.

Предельные размеры земельных участков устанавливаются законами субъектов РФ и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Закон устанавливает определенные ограничения права собственности на землю при купле-продаже и использовании земельных участков, допускает принудительное изъятие участков, временное изъятие при чрезвычайных обстоятельствах (стихийные бедствия, эпидемии и проч.

), конфискацию по решению суда в виде санкции за совершение преступления. Защита прав на землю осуществляется в судебном порядке.

Земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения предоставляются гражданам и юридическим лицам в собственность на торгах (конкурсах, аукционах).

Следует различать природные ресурсы и недра. Под природными ресурсами понимают находящиеся в границах принадлежащего лицу на праве собственности земельного участка поверхностный (почвенный) слой и замкнутые водоемы, находящиеся на нем леса и растения (ст. 261 ГК РФ).

А термин «недра» обозначает часть земной коры, расположенной ниже почвенного слоя, а при его отсутствии — ниже земной поверхности и дна водоемов и водотоков, простираю-щейся до глубин, доступных для геологического изучения и освоения (преамбула Закона РФ «О недрах» (в редакции от 3 октября 2016 г.)).

Основное различие их правового статуса состоит в том, что первые могут быть в частной собственности, а вторые — нет, они предоставляются недропользователям на основе лицензирования, право пользования участками недр федерального значения предоставляется на основе аукционов, контролируемых Правительством РФ.

Разведка и добыча полезных ископаемых регулируются законом. За нарушение законодательства о недрах виновные несут административную и уголовную ответственность.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *